8(499)938-49-78

Уголовная ответственность предусмторенная за превышение должностных полномочий

К вопросу об уголовной ответственности управленцев коммерческих организаций за превышение должностных полномочий

Уголовная ответственность предусмторенная за превышение должностных полномочийСтатьи

Выбрать категорию:

К списку статей

Очевидно, что значительную часть «экономических» преступлений совершают лица, выполняющие управленческие функции в коммерческих организациях. В случае если посягательство такого лица не охватывается какой-либо специальной нормой гл.

22 УК, то, как правило, есть основания квалифицировать содеянное по общей норме — как злоупотребление полномочиями по ст. 201 УК. В ч.

1 этой статьи предусмотрена ответственность за использование управленцами своих полномочий вопреки законным интересам организации, где такое лицо служит, в корыстных или других осуждаемых целях, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым интересам общества или государства. Следует отметить, что в этой норме речь идет об умышленном использовании полномочий, а не служебного или должностного положения. Под использованием лицом своих полномочий, по аналогиисо злоупотреблением должностными полномочиями (ст. 285 УК), следует, очевидно, понимать только такое деяние лица, которое вытекало из его компетенции (полномочий) и было связано с осуществлением вопреки интересам службы прав и обязанностей, которыми это лицо наделено в силу занимаемой должности. Именно на такое понимание злоупотребления полномочий ориентирует и Верховный Суд РФ[1].

Обязательным признаком злоупотребления полномочиями является их использование вопреки законным интересам организации, где служит управленческий работник.

Эти интересы заключаются, во-первых, в достижении целей, ради которых и была создана эта организация (получение прибыли и др.

); во-вторых, в обеспечении согласованности функционирования представляемой структуры с «внешними» требованиями (нормами права, морали, профессиональными нормами и обычаями и т.д.).

Таким образом, в рассматриваемой статье речь идет о действиях, которые не были вызваны служебной необходимостью, противоречат целям и задачам организации, где работает лицо. Подобные действия всегда носят незаконный характер, не соответствуют требованиям законов и других нормативных актов, связаны с нарушением субъектом своих должностных обязанностей.

Приходим к выводу, что при оценке объективной стороны состава злоупотребления полномочиями в действиях управленческого работника следует установить формальное соответствие их служебной компетенции должностного лица, с одной стороны, и соответствие или несоответствие их служебной необходимости – с другой. Формальное соответствие действия компетенции данного лица без действительного соответствия их интересам представляемой организации образует существо злоупотребления полномочиями – деяния, предусмотренного ст. 201 УК. Следуя вышесказанному, нельзя не прийти к выводу, что злоупотребление может состоять в совершении действий, которые входят в компетенцию субъекта, но совершены с нарушением установленного порядка (незаконно), в том числе речь идет и о действиях, которые в принципе могли быть совершены самим управленческим работником, но только при наличии особых обстоятельств (условий), указанных в законе или подзаконном акте[2].

Однако руководители и другие управленцы коммерческих организаций могут причинить существенный вред, используя не только предоставленные им полномочия (реализуя юридические возможности), но и в результате совершения действий, которые не входят в их компетенцию, но реально могут быть совершены в связи с занимаемой должностью, то есть с использованием фактических возможностей, которые предоставляет должность. В таких случаях, мы сталкивается с превышением должностных полномочий. Вместе с тем, действующая редакция состава злоупотребления полномочиями (ч. 1 ст. 201 УК), при буквальном толковании, не позволяет привлекать к ответственности управленцев организаций за описанные деяния[3]. В этом нам видится недостаток регламентации уголовной ответственности управленцев организаций за служебные преступления. Полагаем, что уголовная ответственность должна быть установлена не только за злоупотребление, но и за превышение должностных полномочий, поскольку субъект, используя свои фактические служебные возможности, может причинить существенный вред правоохраняемым объектам и в результате действий, которые входят в компетенцию другого управленческого работника или могут быть совершены только коллегиально (например, распоряжение имуществом организации, заключение коммерческих сделок). Во всех подобных случаях субъект совершает незаконные действия, которые нарушает интересы службы в организации.

При решении вопроса о наилучшем пути ликвидации отмеченного пробела полагаем целесообразно учитывать два момента. Во-первых, на наш взгляд, нет причин говорить о значительной разнице в общественной опасности злоупотребления и превышения полномочий[4].

Непонятно, на чем могут быть основаны суждения, что использование во зло официально предоставленных лицу возможностей, менее (или более) опасно, чем использование возможностей, которые формально не предоставлены, но реально существуют? Еще одним аргументом в нашу пользу может служить и то обстоятельство, что превышение и злоупотребление должностных лиц всегда отечественным уголовным правом признавались одинаково общественно опасным. Об этом свидетельствуют одинаковые санкции в УК 1922-1996 г.г. за основные составы этих преступлений[5]. Поэтому мы не видим оснований для дифференциации ответственности за анализируемые преступления.

Во-вторых, на наш взгляд, следует учитывать то, что злоупотребление и превышение полномочий, по сути, являются разновидностями родового понятия – «злоупотребление служебным положением».

Использование лицом своего служебного положения подразумевает, что субъект действует непосредственно в пределах круга полномочий (реализует юридические возможности) либо использует возможности, которые ему реально предоставляет занимаемая должность (реализует фактические возможности). Причем лицо обладает всеми такими возможностями единственно благодаря занимаемой должности, не занимая которую оно не имело бы возможности совершить соответствующие действия.

На основании сказанного, считаем, что есть все основания задуматься о конструировании в ст. 201 УК состава злоупотребления служебным положением.

Для этого целесообразно назвать статью 201 «Злоупотребление служебным положением», а в части первой статьи (для удобства правоприменителя) раскрыть содержание этого понятия, определив две его разновидности – злоупотребление и превышение полномочий[6].

Предлагаемое решение, на наш взгляд, ликвидирует пробел в регламентации уголовной ответственности управленцев организаций, обеспечит экономное и стройное изложение законодательного материала, а также четкое разграничение основных форм злоупотребления служебным положением[7].

[1] См.:  Бюллетень Верховного Суда РФ, 2000 г.  № 8.

[2] В связи с этим мы критично оцениваем позицию тех ученых, которые указанные действия относят не к злоупотреблению, а к превышению полномочий (см., например: Изосимов С.В.

Уголовно-правовая характеристика злоупотребления полномочиями // Налоговые и иные экономические преступления: Сб. научн. статей. Вып. 4. / Под ред. Л.Л. Кругликова. Ярославль, 2002. С.

78).

[3] Трудно согласиться с Б.В.

Волженкиным, полагающим, что превышение полномочий является частным случаем злоупотребления полномочиями, и, следовательно, превышение полномочий управленцев коммерческих организаций можно квалифицировать по ст. 201 УК (см.: Волженкин Б.В. Служебные преступления. М., 2000. С. 297).

[4] Иного мнения придерживается С.В. Изосимов, который считает, что превышение по своему характеру и степени, безусловно, более общественно опасно, нежели злоупотребление (см.:  Указ. соч.  С. 78).

[5] Следует иметь ввиду, что в УК 1922-1960 г.г. ответственность управленцев коммерческих, общественных организаций и должностных лиц властных структур регламентировать одинаковым образом в одних статьях.

[6] Подобное решение реализовано, например, в ст. 196 УК Латвийской республики (см.: Уголовный кодекс Латвийской Республики. СПб., 2001), а также в ст. 161 УК Эстонской республики (см.: Уголовный кодекс Эстонской Республики. СПб., 2001)

[7] Законодательное определение «злоупотребления служебным положением» будет способствовать и единообразному толкованию на практике квалифицирующего обстоятельства «использование служебного положения», которое предусмотрено во многих статьях УК.  

Источник: http://defence-line.ru/articles/otvetstvennost-upravlencev.htm

Если у вас остались вопросы позвоните нам или задайте их нашему юристу в поле ниже и получите бесплатную консультацию.

Превышение должностных полномочий

Превышение должностных полномочий

По мере развития государства развивалась и система мер уголовно-правовой борьбы с преступлениями должностных лиц.

Однако, несмотря на положительную динамику развития права, предусматривающего ответственность за данные преступления, нормы действующего уголовного законодательства далеко не совершенны.

Ответственность за должностные преступления устанавливается со времен Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года.

Вышеизложенное подтверждает, что проблема превышения должностных полномочий в уголовном праве далеко не нова и, к сожалению, еще не разрешена. В современных условиях проблема борьбы с превышением должностных полномочий становится все более острой, поскольку должностные преступления представляют собой большую социальную угрозу.

Следует отметить, что статистика далеко не отражает подлинные размеры должностных преступлений, из-за высокой латентности.

Превышение должностных полномочий, является опасным преступлением по своим последствиям, связанным с подрывом авторитета органов государственной власти и органов местного самоуправления, сокрытии и попустительстве совершению преступлений и т. п.

Политика государства в борьбе с должностными преступлениями должна основываться на принципе неотвратимости наказания за преступление.

Привлечение к уголовной ответственности — одна из самых эффективных мер борьбы с преступностью, а неопределенность законодательных понятий существенно снижает действенность уголовно-правовых мер.

Обращаясь к истории законодательства первой половины XIX века, необходимо отметить, что корыстная направленность преступных действий должностных лиц ранее находила отражение в достаточно суровых санкциях, таких как: лишение прав всех состояний, смертная казнь, ссылка на каторгу, на поседение в Сибирь и на Кавказ. Лишение всех прав состояния, означало по своей сути гражданскую смерть (лишение преимуществ, собственности, родительских прав и др.).

В действующем УК РФ круг преступлений несравнимо меньше, применяемые наказания мягче, но по-прежнему вопрос о преступлениях против интересов государственной власти представляет ощутимую угрозу интересам общества в целом. Когда преступления совершают должностные лица, призванные обеспечивать правопорядок, у людей уходит вера в возможности государства.

Как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, любое преступление, а равно наказание за его совершение должны быть четко определены в законе, причем таким образом, чтобы исходя непосредственно из текста соответствующей нормы — в случае необходимости с помощью толкования, данного ей судами, — каждый мог предвидеть уголовно-правовые последствия своих действий (бездействия) [1].

Существенное значение для характеристики превышения должностных полномочий имеет выяснение понятия и признаков должностного преступления. В непосредственной зависимости от этого понятия находятся вопросы правильной квалификации этих преступлений.

Превышение должностных полномочий может выражаться, в совершении должностным лицом при исполнении служебных обязанностей действий, которые:

‒          относятся к полномочиям другого должностного лица (вышестоящего или равного по статусу);

‒          могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте (например, применение оружия в отношении несовершеннолетнего, если его действия не создавали реальной опасности для жизни других лиц);

‒          совершаются должностным лицом единолично, однако могут быть произведены только коллегиально либо в соответствии с порядком, установленным законом, по согласованию с другим должностным лицом или органом;

‒          никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать (п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 16 октября 2009 г. N 19) [2].

Состав превышения должностных полномочий в УК РФ сконструирован как материальный.

Объекты данного состава преступления: родовой (видовой) — общественные отношения в сфере государственной власти, интересов государственной службы и органов местного самоуправления; основной непосредственный объект — общественные отношения, которые обеспечивают нормальное функционирование конкретных органов государственной власти, интересы государственной службы и органов местного самоуправления; также имеется дополнительные непосредственный объект — интересы граждан, общества, организаций, государства. Точное определение объекта преступного посягательства позволяет дать правильную юридическую оценку преступных действий. Для того чтобы, общественно опасное деяние было квалифицировано как преступное, необходимо посягательство на основной и дополнительный объекты. При этом надо помнить, что дополнительный объект и основной не должны совпадать, т. е. их тоже надо отграничивать и описывать при формулировании обвинения и приговора самостоятельно. Таким образом, возникает сложность в описании объекта состава преступления.

Обязательными признаками объективной стороны являются действия, явно выходящие за пределы полномочий должностного лица, последствия и причинная связь между ними.

Исходя из понятия «превышение», понимается, что оно может быть совершено только лишь действием, а именно использование полномочий в большем объеме, чем предоставлено.

Использовать более, чем дозволено не возможно.

Субъектами должностных преступлений, могут быть только должностные лица. Понятие должностного лица дано в примечании к статье 285 УК РФ, в которое недавно были внесены изменения, а именно, расширен круг субъектов, относимых к должностным лицам.

Уголовно-правовая норма дополнена указанием на организации, в которых работают лица, приравненные к субъектам преступлений главы 30 УК РФ, но не состоящие на государственной или муниципальной службе, а сами организации, в которых они трудятся, функционируют вне сферы государственной власти, а также государственной или муниципальной службы, что невозможно в рамках главы 30 УК РФ. Данную категорию причислили к числу должностных лиц. Их появление, по сути дела, лишь создало дополнительные проблемы, так как данные изменения препятствует их применению. Возможно, правильным было бы ввести иной категориальный аппарат для этого нового специального субъекта. В связи с данными изменениями в примечание также введено понятие «контрольный пакет акций». На самом деле такой подход ранее предлагался. К примеру, Б. Волженкин высказывал мнение, что управленцев «предприятий с преобладающей (более 50 %) долей государственного капитала» возможно считать должностными лицами [3]. Позднее В. Борков упоминает в качестве должностных лиц субъектов, выполняющих организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в «организациях, в уставном капитале которых доля государства составляет более пятидесяти процентов» [4].

Включив данный термин, законодатель усложнил квалификацию деяний по признаку субъекта, поскольку в Федеральном законе от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» такое понятие не содержится.

В литературе под контрольным пакетом акций понимается «доля обыкновенных акций в акционерном обществе, которая позволяет их владельцам самостоятельно решать вопросы деятельности организации, а также назначать совет директоров и руководителя». Вопрос о том, какой должна быть названная доля акций, в законодательстве не урегулирован. Очевидно, что квалификация деяний управленцев таких организаций по признаку субъекта будет вызывать определенные сложности.

Субъективная сторона ст.

286 УК РФ представляет психическую деятельность должностного лица, непосредственно связанную с совершением им данного преступления, которая охватывает всю психологическую структуру правонарушения, т. е.

все ее компоненты, представленные в сознании действующего субъекта. Она имеет важное юридическое значение, т. к.

позволяет разграничить преступное превышение должностных полномочий от непреступного, определить степень общественной опасности, как деяния, так и самого субъекта. Субъективная сторона характеризуется такими признаками, как вина, мотив и цель, которые позволяют раскрыть ее психологическое содержание [5].

Для превышения должностных полномочий необязательно наличие у виновного корыстной или иной личной заинтересованности.

Мотивы могут быть любыми, однако представляется все же необходимым при превышении должностных полномочий их учитывать, так как это может играть большую роль при квалификации преступления и может отграничить преступление от других составов.

Более того, в УПК РФ содержатся императивные предписания, обязывающие доказывать мотив преступления (ст. 73 УПК РФ, ч. 2 ст. 171 УПК РФ, ст. 307 УПК РФ).

При юридическом анализе состава превышения должностных полномочий, предусмотренного ст. 286 УК РФ, внимание обращают на себя следующие моменты, имеющие квалификационное значение:

Данный состав преступления не содержит стадии приготовления и покушения. Это связано с тем, что его основным криминообразующим признаком выступают последствия.

Особые сложности, связанные с квалификацией превышения должностных преступлений вызывают оценочные признаки состава превышения (например, «явности», «тяжких» последствий»). В целях изменения ситуации, связанной с проблемами квалификации, необходимо свести к минимуму количество оценочных категорий.

Статья 286 УК РФ закрепляет еще одно оценочное понятие общественно-опасного последствия в виде «существенного вреда». Конкретное определение «существенности» отсутствует. По своему содержанию последствия превышения должностных полномочий различны.

Таким образом, определение существенности при квалификации превышения должностных полномочий играет значительную роль.

Так, к примеру, суды для признания физического вреда существенным либо нет, используют заключения судебно-медицинской экспертизы, согласно которой определяется степень тяжести причиненного здоровью вреда.

Сложнее решить вопрос признания существенным вреда материального, так как границы такового отсутствуют.

Поэтому суды, в каждом конкретном случае исходя из конкретных обстоятельств дела должны выяснить, является ли для гражданина или организации нанесенный материальный ущерб существенным.

Должен быть выработан единый подход в оценке содеянного, однако до настоящего времени такой еще не разработан. Превышение должностных полномочий также предусматривает в качестве последствий и нематериальный вред, определение которого вызывает еще большие трудности.

Эффективная методика оценки такого вреда не существует. Затруднения при определении нематериального вреда появляются потому, что суду сложно сформировать свои убеждения и оценить доказательства, а также положение лица, которому вред был причинен. В связи с этим невозможно вывести формулу расчета возмещения такого рода вреда, которая однозначно была воспринята судом, поскольку она ограничивала бы процесс формирования убеждения суда по конкретному делу с учетом собранных доказательств» [6].

Превышение должностных полномочий может сопровождаться оскорблением личного достоинства потерпевшего (право на имя, честь, достоинство, сохранение врачебной тайны и др.) При квалификации деяния необходимо исходить из того, что ст. 286 УК РФ указанные права охраняет, обеспечивает их восстановление при нарушении.

Статья 286 УК РФ предусматривает в качестве последствий причинение существенного вреда не всем, а лишь охраняемым интересам.

По своей сути «интерес» представляет собой какую-либо социальную ценность или благо, которыми охватываются самые разнообразные права людей. По своей направленности интересы можно разделить на материальные, политические, социальные, духовные.

При этом уголовный закон защищает все блага независимо от их проявления и направленности.

На наш взгляд, для определения существенности вреда, в наступивших последствиях при превышении должностных полномочий в качестве такого следует рассматривать конкретные блага, предусмотренные Конституцией и федеральными законами.

Вследствие этого, любое ограничение законных прав и интересов либо воспрепятствование их реализации является существенным нарушением прав и интересов граждан и организаций. Отсутствие причинения «существенного нарушения прав и законных интересов» исключает состав данного преступления.

Ссылка в диспозиции ст.

286 УК РФ на огромную область правоотношений, где участвуют должностные лица без конкретизации определенного правового института либо определенной нормы права, является одной из проблем применения нормы о превышении должностных полномочий, поскольку область деятельности должностных лиц очень обширна.

Литература:

  1.                Определение Конституционного Суда РФ от 25.02.2016 N 288-О /КонсультантПлюс/
  2.                Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» // Российская газета. 2009. 30 октября.
  3.                Волженкин Б. В. К вопросу о понятии должностного лица как субъекта должностных преступлений // Советское государство и право. 1991. N 11. С. 80.
  4.                Борков В. Н. Указ. соч. С. 169.
  5.                Романенко М. А. Субъективная сторона превышения должностных полномочий (ст.286 УК РФ) // В сборнике: Актуальные проблемы правоприменительной и правоохранительное деятельности в современных условиях. Материалы XI Международной научно-практической конференции. 2014. С.59–67.
  6.                Хакимова Г. Е., Ярема Т. Некоторые вопросы квалификации злоупотребления должностными полномочиями // Проблемы права. — 2012. — № 2. — С. 154.

Источник: https://moluch.ru/archive/115/30650/

Если у вас остались вопросы позвоните нам или задайте их нашему юристу в поле ниже и получите бесплатную консультацию.

О недостатках квалификации превышения должностных полномочий (на примере материалов конкретного уголовного дела) (кочои с.м.)

Дата размещения статьи: 22.04.2015

В уголовно-правовой науке состав преступления, предусмотренный ст. 286 УК РФ, считается материальным.

Объективная сторона такого состава включает наряду с общественно опасным деянием еще два обязательных признака — общественно опасное последствие и причинную связь между деянием и данным последствием.

Соответственно, для привлечения к ответственности по ст. 286 (ч. 3, п.

«в») УК необходимо установление следующих обязательных признаков предусмотренного ею состава преступления:деяние («совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий»);последствие (причинение «тяжких последствий»);причинная связь между указанными деянием и последствием.

Судебная практика также исходит из вышеизложенного положения. Согласно п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.

2009 N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий», надлежит наряду с другими обстоятельствами дела выяснять и указывать, какие именно права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства были нарушены «и находится ли причиненный этим правам и интересам вред в причинной связи с допущенным должностным лицом нарушением своих служебных полномочий». Кроме того, следует выяснять, какими нормативными правовыми актами, а также иными документами установлены права и обязанности обвиняемого должностного лица, и указывать, превышение каких из них вменяется ему в вину «со ссылкой на конкретные нормы (статью, часть, пункт)» (п. 22 названного Постановления).

Однако, как показывает практика, не всегда правоохранительными органами выполняются вышеназванные рекомендации Пленума Верховного Суда РФ. Так, по анализируемой норме УК РФ к ответственности был привлечен Ф.

— старший оперуполномоченный Управления МВД РФ по одному из субъектов РФ.

Как следовало из материалов дела (копии постановления о привлечении в качестве обвиняемого, копии постановления о возбуждении уголовного дела и принятии его к своему производству), в качестве общественно опасного деяния органы предварительного расследования рассматривали составление Ф. ряда «фиктивных документов». По версии следствия, он в 2012 г., проводя по запросам налоговых органов проверки ряда коммерческих организаций, «явно вышел за пределы своих полномочий», составив акты проверки, в которых указал не соответствующие действительности сведения. Затем на основании составленных Ф. документов налоговыми органами были приняты незаконные решения о возврате указанным организациям налога на добавленную стоимость в сумме 30 млн. рублей. Эта сумма впоследствии была похищена «неустановленными лицами».По нашему мнению, в данном деле допущен ряд типичных ошибок, которые заключаются в следующем:1. Из постановления о привлечении в качестве обвиняемого не совсем ясно, превышение каких именно прав и обязанностей допустил обвиняемый. Вопреки вышеназванным разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого не было ссылок на конкретные нормы (статью, часть, пункт) соответствующего нормативного акта (сути дела не меняют ссылки на Закон «О милиции» (дана ссылка на статьи 10 и 11, но в них перечислены права и обязанности в целом милиции) и Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» (абсолютно без каких-либо ссылок на конкретные его нормы)).При этом описание самого деяния обвиняемого носило противоречивый характер: «…явно выходя за пределы своих должностных полномочий… не проводя никаких проверочных мероприятий, т.е. совершая действия…» Из подобного изложения даже нельзя понять, в чем все-таки обвиняется Ф. — в действии или бездействии.

2.

В качестве общественно опасного последствия совершенного деяния в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого указывалось «существенное нарушение охраняемых законом интересов государства в сфере организации и функционирования бюджетной системы Российской Федерации, установленного порядка взимания налогов и сборов, основанного на принципах всеобщности и равенства налогообложения, осуществления налогового контроля, а также подрыв авторитета органов государственной власти и причинение тяжких последствий в виде значительного материального ущерба для бюджета Российской Федерации». Действительно, используемое в п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ понятие «существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства с причинением тяжких последствий» закон не раскрывает. Оно является оценочным.

Рекомендации об оценке нарушения как «существенного» и последствий как «тяжкого» дает Пленум Верховного Суда РФ в вышеупомянутом Постановлении от 16.10.2009 N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий». Согласно п.

18 данного Постановления «под существенным нарушением прав граждан или организаций в результате…

превышения должностных полномочий следует понимать нарушение прав и свобод физических и юридических лиц, гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституции Российской Федерации (например, права на уважение чести и достоинства личности, личной и семейной жизни граждан, права на неприкосновенность жилища и тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также права на судебную защиту и доступ к правосудию, в том числе права на эффективное средство правовой защиты в государственном органе и компенсацию ущерба, причиненного преступлением, и др.)». Согласно же п. 21 рассматриваемого Постановления «под тяжкими последствиями как квалифицирующим признаком преступления, предусмотренным п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, следует понимать последствия совершения преступления в виде крупных аварий и длительной остановки транспорта или производственного процесса, иного нарушения деятельности организации, причинение значительного материального ущерба, причинение смерти по неосторожности, самоубийство или покушение на самоубийство потерпевшего и т.п.».Таким образом, ни одно из рекомендованных Пленумом Верховного Суда РФ обстоятельств для их оценки как «существенное нарушение» или «тяжкие последствия» (за исключением «причинения значительного материального ущерба», о котором речь пойдет ниже) в деле Ф. не было установлено, что ставит под сомнение вышеназванный вывод органа предварительного расследования. Иллюстрацией сказанного может служить следующий пример из опубликованной судебной практики. Признавая Пономаренко А.В. виновным по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, суд указал в приговоре, что его действия повлекли причинение тяжких последствий, выразившихся, в частности, «в нарушении охраняемых законом интересов общества и государства, дискредитации органа государственной власти, подрыве авторитета следственного управления». «Между тем ни одно из указанных (в п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 года N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и превышении должностных полномочий». — С.К.) или им подобных последствий по данному делу не наступило. В этой связи, — резюмировала Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, — в действиях Пономаренко А.В. отсутствует квалифицирующий признак превышения должностных полномочий «с причинением тяжких последствий» .——————————— Определение Верховного Суда РФ от 09.06.2011 N 4Д11-13 // СПС «КонсультантПлюс» [Электронный ресурс] (дата доступа: 19 января 2014 г.).Теперь что касается «причинения значительного материального ущерба» в результате действий Ф. Таковым орган предварительного расследования признал ущерб в размере 30 млн. рублей, возникший в результате поступления денежных средств в виде незаконного возмещения налога на добавленную стоимость в распоряжение «неустановленных лиц». При этом обосновал данный вывод сомнительным образом, указав, что «самостоятельные действия» обвиняемого «позволили неустановленным членам организованной преступной группы достигнуть единого преступного результата, выраженного в незаконном возмещении налога на добавленную стоимость». Однако разве одно и то же последствие — материальный ущерб на 30 млн. рублей — может быть одновременно вменено лицам, обвиняемым в совершении абсолютно разных действий, — хищения и превышения должностных полномочий, то есть быть признаком и того, и другого состава преступления? Полагаем, что нет.3. И, наконец, причинен ли данный ущерб в результате действий именно Ф.? Для положительного ответа необходимо установить причинную связь между его действием и наступившим ущербом. В теории уголовного права причинная связь характеризуется определенными признаками (критериями). Во-первых, деяние должно предшествовать во времени наступившим последствиям. Во-вторых, деяние может стать причиной наступившего последствия лишь в тех случаях, когда оно создает неизбежную (либо реальную) возможность наступления последствия, предусмотренного конкретной уголовно-правовой нормой. В-третьих, для наличия причинной связи требуется, чтобы совершенное деяние было определяющим (главным) и закономерно, с неизбежностью вызвало наступление именно этого преступного результата . Очевидно, что несоставление Ф. «фиктивных документов» с неизбежностью вызвало причинение «значительного материального ущерба» (то есть тяжких последствий, указанных в ч. 3 ст. 286 УК РФ), а хищение бюджетных средств «неустановленными членами организованной преступной группы». Подобное развитие событий, следует подчеркнуть, не могло охватываться умыслом Ф. Тем более что если бы не это хищение, то и никакого материального ущерба не было бы в результате его действий.——————————— См. об этом, напр.: Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник. 2-е издание, переработанное и дополненное / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. М.: КОНТРАКТ; ИНФРА-М, 2008 // СПС «КонсультантПлюс» [Электронный ресурс] (дата доступа — 19 января 2014 г.).Таким образом, полагаем, что в вышерассмотренной ситуации достаточных оснований для обвинения Ф. в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, не имеются.

Литература:

1. Определение Верховного Суда РФ от 09.06.2011 N 4Д11-13.

2.

Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник. 2-е издание, переработанное и дополненное / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. М.: КОНТРАКТ; ИНФРА-М, 2008 // СПС «КонсультантПлюс» [Электронный ресурс].

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Источник: http://xn----7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai/article/1100

Если у вас остались вопросы позвоните нам или задайте их нашему юристу в поле ниже и получите бесплатную консультацию.

Ответственность за злоупотребление должностными полномочиями и превышение должностных полномочий

Из примечания 1 к ст.

285 УК РФ следует, что уголовная ответственность за данное преступление и иные преступления, предусмотренные в этой главе, может наступить только в том случае, если злоупотребление служебными полномочиями совершено лицом, занимающим должность в государственном органе, органе местного самоуправления, в государственном или муниципальном учреждении либо в Вооруженных Силах РФ или иных воинских формированиях РФ. Следовательно, из числа органов, организаций и учреждений, в которых может быть совершено комментируемое преступление, исключаются хозяйственные товарищества и общества, производственные кооперативы, потребительские кооперативы и другие организации, не являющиеся государственными или муниципальными, а равно иностранные фирмы и организации.

Лица, совершающие злоупотребление служебным положением в перечисленных выше объединениях и предприятиях, не являющихся государственными органами, органами местного самоуправления, государственными или муниципальными учреждениями, подлежат ответственности по ст.201 УК с учетом примечаний к ст. 285 УК РФ о порядке уголовного преследования за такие деяния.

Рассматриваемое преступление может быть совершено и в государственном или муниципальном учреждении, т.е.

в организациях, создаваемых государством или органом местного самоуправления для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера и финансируемых полностью или частично государством или органом местного самоуправления.

Рассматриваемое преступление может быть совершено также в Вооруженных Силах РФ или других воинских формированиях РФ.

Уголовную ответственность влечет использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы.

Круг служебных полномочий определен соответствующим положением, уставом, инструкцией или другим нормативным актом, в которых формулируются права и обязанности лица, занимающего соответствующую должность.

Под использованием своих служебных полномочий понимаются такие действия должностного лица, которые вытекают из его служебных полномочий и были связаны с осуществлением прав и обязанностей, которыми это должностное лицо наделено в силу занимаемой должности.

Не являются таким использованием действия лица, не связанные с его правами и обязанностями по службе, например использование своего авторитета.

Таким образом, новый УК положил конец дискуссии по этому вопросу: использование должностным липом своего авторитета (в том числе «телефонное право») есть деяние аморальное, порицаемое, могущее повлечь меры дисциплинарного воздействия, но уголовную ответственность оно не влечет, поскольку в этом случае должностное лицо своими правами и обязанностями не злоупотребляет.

Под использованием служебных полномочий вопреки интересам службы понимаются действия, которые совершаются должностным лицом в пределах своей компетенции, но по своему содержанию заведомо противоречат целям и задачам, ради достижения которых функционирует соответствующий орган. Использование служебных полномочий вопреки интересам службы может совершаться как путем активного поведения, так и путем бездействия.

Состав преступления окончен тогда, когда действия должностного лица, совершенные вопреки интересам службы, повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. Такой вред может выражаться в причинении материального ущерба или иного вреда, например в нарушении конституционных прав и свобод граждан, подрыве авторитета соответствующего органа, создании помех и сбоев в его работе, нарушении общественного порядка, сокрытии тяжких преступлений и т.д. Наступившие последствия должны находиться в причинной связи с совершенными должностным лицом действиями (бездействием), отсутствие причинной связи исключает уголовную ответственность должностного лица.

Признак «существенности» причиненного вреда — оценочное понятие, зависящее от обстоятельств конкретного дела.

Материальный ущерб, причиненный должностным лицом, может быть исчислен в денежном выражении, всякий иной вред оценивается судом с учетом степени влияния неправомерного поведения должностного лица на нарушение нормальной работы соответствующего органа, тяжести причиненного морального или физического вреда гражданам либо интересам соответствующей организации.

Для уголовной ответственности за данное преступление должна быть установлена умышленная вина, т.е.

должностное лицо должно осознавать, что использует свои служебные полномочия вопреки интересам службы, предвидеть, что своими действиями (бездействием) причиняет вред законным интересам граждан, организаций, обществу или государству, и желать или сознательно допускать причинение такого вреда либо безразлично к этому относиться. Должностное лицо может не предвидеть конкретной формы такого вреда, например подрыва авторитета соответствующего государственного органа или органа местного самоуправления, для уголовной ответственности достаточно, если такое предвидение имело место в общей форме.

Уголовная ответственность может наступить лишь в том случае, если злоупотребление должностными полномочиями было совершено лицом из корыстной или иной личной заинтересованности.

Мотив корыстной заинтересованности предполагает желание незаконно получить деньги, имущество, материальные блага или иную имущественную выгоду либо желание путем злоупотребления своим должностным положением освободиться от выплат материальных обязательств — возмещения ущерба, уплаты долга за счет организации, в которой лицо занимает должность, либо за счет обслуживаемых этой организацией граждан. В тех случаях, когда должностное лицо путем злоупотребления своими должностными полномочиями завладевает чужим имуществом, вверенным ему на законном основании, оно должно отвечать за хищение.

Иная личная заинтересованность может выражаться в стремлении извлечь выгоду неимущественного характера, руководствуясь такими побуждениями, как карьеризм, протекционизм, семейственность, желанием приукрасить действительное положение вещей, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою некомпетентность и т.д. Иная личная заинтересованность может быть вызвана желанием извлечь выгоду для себя лично или для другого лица, в судьбе которого должностное лицо было заинтересовано.

Субъектом рассматриваемого преступления может быть, во-первых, только государственный служащий, во-вторых, только тот государственный служащий, который является должностным лицом в соответствии с примечанием 1 к ст. 285 УК РФ.

Следовательно, по рассматриваемой статье не могут нести ответственность те лица, которые руководят той или иной производственной деятельностью или отдельным участком такой производственной деятельности, осуществляют планирование, поддержание трудовой дисциплины, как, например, начальники цехов, заведующие отделами, мастера, а также руководители снабженческих отделов, заведующие складами, магазинами, ателье и т.д. В этой части п.«б» и «в» ст.2, а также ст.3 и 4 указанного постановления Пленума Верховного Суда от 30 марта 1990г. следует признать устаревшими.

Часть 2 ст. 285 УК РФ предусматривает более строгую уголовную ответственность в том случае, если злоупотребление должностными полномочиями совершено лицом, занимающим государственную должность РФ, государственную должность субъекта РФ или должность главы органа местного самоуправления.

В соответствии с примечанием 2 к ст. 285 УК РФ и ст.

1 Федерального закона РФ «Об основах государственной службы Российской Федерации» лицами, занимающими государственную должность РФ, являются Президент РФ, Председатель Правительства РФ, председатели палат Федерального Собрания РФ, депутаты, министры, судьи и другие высшие должностные лица РФ, входящие в категорию «А».

Часть 3 ст. 285 УК РФ в качестве особо квалифицирующего обстоятельства называет наступление тяжких последствий. С учетом разъяснения, данного в п.10 постановления Пленума Верховного Суда от 30 марта 1990г.

такими последствиями следует признать дезорганизацию работы соответствующего государственного органа или органа местного самоуправления, причинение особо крупного материального ущерба, причинение тяжкого вреда здоровью граждан, если эти последствия находятся в причинной связи с допущенным должностным лицом злоупотреблением служебным положением.

Должностное лицо, хотя и допустившее должностное злоупотребление. но действовавшее в условиях правомерного обоснованного риска, исполнения обязательного приказа или распоряжения, при соблюдении условий, указанных в этих статьях, уголовной ответственности не подлежит.

Если действия должностных лиц не были совершены из корыстной или иной личной заинтересованности или не повлекли существенного нарушения прав и интересов граждан, организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, такие лица не подлежат уголовной ответственности, но их действия могут быть квалифицированы как дисциплинарный проступок с назначением соответствующего взыскания.

Преступление, ответственность за которое предусмотрена статьей 286 УК РФ, является особым видом злоупотребления должностного лица своим служебным положением. В п.11 постановления Пленума Верховного Суда от 30 марта 1990г.

сказано, что различие между этими должностными преступлениями состоит в том, что при злоупотреблении должностное лицо незаконно, вопреки интересам службы использует предоставленные ему полномочия, а при превышении должностных полномочий оно совершает действия, явно выходящие за пределы его служебной компетенции.

Отличие ст. 286 УК РФ от прежнего законодательства в основном касается квалифицирующих признаков этого преступления.

Для установления признаков комментируемого преступления необходимо точно установить объем полномочий, предоставленных данному должностному лицу. Эти полномочия определены положением, инструкцией, уставом, приказом или иным нормативным актом.

Превышение должностных полномочий имеет место в том случае, если действия этого лица связаны с осуществлением им своих должностных обязанностей, в противном случае такое должностное лицо отвечает на общих основаниях.

Действиями, явно выходящими за пределы полномочий должностного лица, по разъяснению указанного выше постановления Пленума Верховного Суда от 30 марта 1990г. могут быть:

а) действия, относящиеся к полномочиям другого должностного лица, должностного лица другого ведомства или коллективного органа;

б) действия, которые могут быть совершены этим должностным лицом, но при наличии определенных обстоятельств, например с согласия вышестоящего начальника;

в) действия, которые никто и ни при каких обстоятельствах не может совершить.

Признак «явного» нарушения означает очевидность, бесспорность выхода совершаемых действий за пределы собственных полномочий.

Преступление является оконченным с момента наступления последствий, предусмотренных законом, а именно: существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

На практике эти последствия чаще всего выражаются в причинении насилия гражданам, ущемлении их законных прав, а также в ущемлении авторитета того органа, который представляет виновное должностное лицо.

Наступившие последствия должны находиться в причинной связи с действиями должностного лица, явно выходящими за пределы его полномочий.

Данное преступление влечет ответственность при наличии умышленной вины, когда должностное лицо осознает, что совершенные им действия явно, т.е.

очевидно для него самого, выходят за пределы предоставленных ему полномочий. Мотив преступления для квалификации значения не имеет.

Чаще всего практика сталкивается с мотивами, вытекающими из ложно понятых интересов службы, карьеризма, но могут быть также мотивы мести, личной неприязни и др.

Субъектом преступления может быть только должностное лицо из числа государственных служащих.

В ч.2 ст. 286 УК РФ сформулировано новое, не известное ранее квалифицирующее обстоятельство — превышение должностных полномочий лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ, или главой органа местного самоуправления.

В ч.3 ст. 286 УК РФ предусмотрены три особо квалифицирующих обстоятельства. Частично они были известны и прежнему законодательству, но новый УК сформулировал их более точно, с учетом современной практики.

Насилие, о котором говорится в законе, может выражаться в нанесении потерпевшему ударов, побоев, легкого или средней тяжести вреда здоровью, истязаниях, а также в лишении его свободы. УК 1996г.

говорит не только о фактическом применении такого насилия, но и об угрозе его применения, т.е. о психическом насилии. В этом отношении новый УК восполнил пробел, имевшийся в прежнем законодательстве.

Если насилие, примененное к потерпевшему, выразилось в умышленном причинении тяжкого вреда его здоровью или умышленном убийстве, то такие действия выходят за рамки рассматриваемого состава и требуют дополнительной квалификации по совокупности со ст.111 или 105 УК РФ.

Новый УК внес уточнение и в формулировку другого особо отягчающего обстоятельства, указав в ч.3 ст.286 не только на применение оружия, но и на применение специальных средств.

Указание на причинение тяжких последствий — новый особо квалифицирующий признак, не известный ранее. Таким последствием может явиться причинение потерпевшему смерти по неосторожности или причинение особо крупного материального ущерба и иной тяжкий вред.

studopedia.su — Студопедия (2013 — 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 37.110.5.30

Источник: http://judin-v.ru/otvetstvennost-za-zloupotreblenie-dolzhnostnymi-polnomochiyami-i-prevyshenie-dolzhnostnyh-polnomochij/

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть