8(499)938-49-78

Убийство совершённое при превышении допустимых пределов обороны: судебная практика

Убийство при превышении пределов необходимой обороны

Убийство совершённое при превышении допустимых пределов обороны: судебная практика

  1. Основные понятия
  2. Как квалифицируется данное правонарушение
  3. Несет ли ответственность пострадавшее лицо?
  4. Как добиться желаемого результата?

Убийство при превышении пределов необходимой обороны, наказание и понятие определяется статьей 108 действующего УК нашей страны. Убийство по причине превышения необходимых мер самообороны- это когда человек защищался от нападавшего теми или иными средствами, превысившими меру опасности от нападения и прочившему нападавшему травмы, несовместимые с жизнью. Разберем основные понятия и квалификации этих деяний.

Основные понятия

Согласно действующему законодательству нашей страны, каждый гражданин имеет право на самооборону. Также самозащита является одним из основных методов, которые сегодня так или иначе сдерживают проявление преступности.

Но нельзя утверждать, что можно самовольно осуществлять самосуд и безнаказанно совершать убийство, выходя за пределы необходимой обороны.

Это и будет не что иное, как убийство совершенное при превышении пределов необходимой обороны.

Основные требования современных законодательных нормативно-правовых документов предусматривают перечень определенных моментов, когда насильственные действия являются действительно подтверждено опасными для гражданина, который использует индивидуальную защиту. Если обороняющийся применял приемы или виды насилия в установленных ситуациях, и в итоге произошло убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, жертва не лишается свободы и не отбывает любое другое наказание. Если в подобных моментах, перечень которых установлен, причиняется вред здоровью нападающего или он был убит, действия жертвы оправданы.

В 2002 году были увеличены и расширены границы реализации действий самообороны.

После принятия поправок, стала абсолютно правомерной и законной индивидуальная защита от различного рода насилия и посягательств на жизнь, в которой жертва не совершает таких же насильственных действий, либо не использует приемы, представляющие опасность для жизни. Со стороны жертвы не должно причиняться незаконных действий, если жертва находится во вменяемом состоянии и понимает, что это может привести к лишению жизни.

Также важно брать во внимание, что объем разрешенной самообороны в том или ином определенном случае различается. Статья 108 УК устанавливает, что чем тяжелее и жестче правонарушение, тем больше может быть и применяемая самооборона.

То есть если дееспособное лицо, совершающее преступление, в результате действий жертвы получает в той или иной мере вред здоровью (в легкой и средней степени тяжести), данные действия для жертвы являются разрешенными и правомерными.

Как квалифицируется данное правонарушение

Очень важно разобраться, что из себя представляет убийство совершенное при превышении пределов необходимой обороны.

Убийство совершенное при превышении пределов необходимой обороны- это некое действие, когда жертва (гражданин, использовавший приемы самообороны), применило самооборонные способы и техники, хотя не было достаточных фактов и оснований для их применения, они не могли появиться из-за окружающей обстановки совершаемого правонарушения. То есть, жертва нападения или насилия (лицо, которое оборонялось) умышленно, рассуждая трезво и сознательно, причиняет смертельное действие, в итоге нападавший погибает. Если подытожить и сделать краткую формулировку — это убийство из-за самообороны от насильственных действий, которые были безосновательными и при этом не было реальной опасности для жизни жертвы.

Состав убийства при превышении пределов необходимой обороны подразумевает под собой присутствие следующего факта: жертва (лицо, которое стало объектом насилия) действовало исходя собственного злого умысла.

В основе вины совершившего убийство лежит психологическая позиция обороняющегося, исходя из которой он решил выбрать тот или иной способ самообороны.

То есть здесь имеется факт сознательного нанесения вреда нападавшему.

Несет ли ответственность пострадавшее лицо?

Лицо, применявшее средство индивидуальной самообороны, чтобы не погибнуть из-за применяемых насильственных действий, также отвечает за совершенные действия.

Если в суде будет доказано, что убийство совершено сознательно и с умыслом, жертва будет привлечена к ответственности.

На сегодняшний день наказывают в виде лишения свободы или в виде обязательных исправительных работ (срок 2 года).

Как добиться желаемого результата?

Если вы стали жертвой насильственных действий и было совершено убийство, необходимо сразу же обратиться за квалифицированной помощью профессиональных юристов и адвокатов.

Они помогут выработать нужную тактику, проработают все детали и возможные сценарии, а также подготовят доказательную базу.

Только те юристы и адвокаты смогут использовать проблемы современного законодательства в вашу пользу, которые обладают многолетним опытом работы и хорошей квалификацией.

Вы можете заказать на сайте эту и многие другие услуги на максимально выгодных условиях. Наши специалисты обладают необходимыми знаниями и навыками, чтобы добиваться желаемого результата.

Источник: https://pravx.ru/stati/5083/

Если у вас остались вопросы позвоните нам или задайте их нашему юристу в поле ниже и получите бесплатную консультацию.

2.2 Объективные признаки убийства при превышении пределов необходимой обороны

2.2 Объективные признаки убийства при превышении пределов необходимой обороны

Под убийством, понимается — совершенное с целью защиты охраняемых правом интересов защищающегося, третьих лиц, общества или государства такое умышленное лишение жизни нападающего, которое явно не соответствовало характеру и степени общественной опасности посягательства.

Именно объект посягательства этого вида убийства определяет общественную опасность преступления. Она прежде всего состоит в том, что человек лишает самого ценного блага, которое у него есть — жизни.

Из приведенного определения ясно, то, что жизни противоправно лишается не всякий человек, а лишь посягающий на охраняемые законом общественные отношения в целях их защиты, хотя и чрезмерными средствами.

Жизнь любого человека — всегда бесценное благо, не зависящее от той или иной характеристики потерпевшего (например, лицо ранее судимое; женщина, заведомо для обороняющегося находящаяся в состоянии беременности; душевнобольной, несовершеннолетний, военнослужащий и т.п.).

Ценность, значимость объекта убийства как такового не претерпевает каких либо изменений в зависимости от вида убийства. Вместе с тем уголовный закон за рассматриваемый вид преступления устанавливает существенно более низкие карательные санкции.

На пониженную степень общественной опасности преступления, влияние оказывает не объект, а ситуация, в которой совершаются противоправные действия.

В этом случае законодатель, конструируя привилегированный состав убийства, учитывал тот факт, что вред в виде смерти, хотя явный и чрезмерный, причиняется в целях защиты от посягательства на правоохраняемые интересы, причем лицом, зачастую находящимся в возбужденном состоянии, а также и то, что провоцирующим фактором преступления послужило, как правило, противоправное, поведение самого потерпевшего. Именно поэтому в законе предусматривается привилегированная ответственность по сравнению с аналогичными преступлениями, не связанными с превышением пределов необходимой обороны (например причинением смерти по неосторожности — ст.109 УК РФ).

Объективная сторона убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, заключается в действиях, явно не соответствующих характеру и степени общественной безопасности посягательства, обстановке совершения деяния. [7; С. 111]

Право на необходимую оборону, как это явствует из анализа статьи 37 УК РФ возникает не только в момент непосредственного нападения но и в момент его реальной угрозы.

При этом вред причиненный при отражении посягательства может быть больше вреда предотвращенного.

То есть закон резюмирует возможность причинения смерти нападающему уже даже в случае всего лишь угрозы, но при улови, что эта угроза реальна и иными средствами спасти собственную жизнь или жизнь других лиц не представляется возможным.

В случае убийства при мнимой обороне, при добросовестном заблуждении относительно нападения, вопрос решается так же, как и относительно необходимой обороны.

Общепризнано, что объективная сторона убийства, предусмотренного ч.1 ст.108 УК РФ, характеризуется наличием следующих признаков:

— общественно опасное действие обороняющегося;

— общественно опасное последствие в виде смерти нападающего;

— причинная связь между действиями и смертью нападающего.

Необходимая оборона — действие активное. Она состоит в отражении посягательства.

Посягательство как основание для применения необходимой обороны совершается путем общественно опасного действия, по своему характеру открытого, агрессивного, поэтому отразить подобное посягательство путем бездействия нельзя.

Можно не допустить наступления вредных последствий путем различного рода уклонений от отрицательного воздействия посягающего, например, убежать, обратиться за помощью к третьим лицам, однако право на самозащиту принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам, кроме того в этом случае признаки необходимой обороны отсутствуют, поскольку согласно букве закона, под защитой понимается такая оборона, которая сопровождается причинением посягающему вреда.

Отсюда следует, что и эксцесс обороны как противоправная форма необходимой обороны возможен только в результате действия, однако явно выходящего за рамки дозволенного.

Обстановка необходимой обороны включает в себя не только преступное посягательство, но и силы, средства и возможности обороняющегося по отражению данного посягательства, а так же иные объективные факторы, определяющие соотношение сил посягающего и обороняющегося. При этом различаются относительно благоприятная и неблагоприятная обстановка защиты, которые существенно влияют на пределы причинения вреда, а так же на их превышение.

Говоря об обстановке эксцесса обороны, следует иметь в виду совершение всех деяний, против которых допустимая необходимая оборона, в том числе и тех, в составы которых входит время, место, орудия и другие так называемые факультативные признаки объективной стороны. Такие признаки не относятся к обязательным признакам рассматриваемого преступления, однако они не отделимы от обстановки исследуемого уголовно наказуемого деяния. Это скорее всего связано с тем, что они сами по себе не изменяют внутреннего содержания посягательства и поэтому не входят в обстановку преступления, предусмотренного ч.1 ст.108 УК РФ. Они находятся за пределами этого состава. В то же время, когда место, время, обстановка совершения преступного посягательства способствовали возникновению у обороняющегося ошибки в оценке характера и опасности посягательства, они служат одним из оснований признания эксцесса обороны деянием не преступным.

Закон не вводит в качестве обязательных признаков исследуемого состава, относящихся к объективной стороне, ни способа действий, ни орудий. Из этого вытекает, что действие может быть осуществлено любым способом с применением всевозможных орудий.

Для практического решения вопроса о том, являлись ли такие действия объективно превышающими пределы необходимой обороны, учитываются конкретный способ их совершения и использование при этом тех или иных орудий и средств обороняющимся, но сами по себе они не являются конструктивными признаками анализируемого состава преступления и на квалификацию преступления непосредственного влияния не оказывают. Они являются фактическими обстоятельствами дела, позволяющими установить или исключить наличие юридически значимого конструктивного признака данного состава преступления. Вторым признаком объективной стороны убийства при превышении пределов необходимой обороны является общественно опасное последствие — смерть посягающего. Поэтому оконченным преступление является в случае наступления смерти нападающего, поскольку данный состав по своей конструкции является материальным. Третьим обязательным признаком объективной стороны убийства при превышении пределов необходимой обороны является наличие причинной связи между общественно опасным деянием обороняющегося и нанесенным им вредом (смертью нападавшего).

Источник: http://pravo.bobrodobro.ru/49940

Если у вас остались вопросы позвоните нам или задайте их нашему юристу в поле ниже и получите бесплатную консультацию.

Уголовная ответственность за убийство при превышении пределов необходимой обороны

Уголовная ответственность за убийство при превышении пределов необходимой обороны

В судебной практике встречаются случаи, когда действия, вначале совершаемые в состоянии необходимой обороны или при превышении ее пределов, впоследствии перерастают в преступления в состоянии аффекта.

Если потерпевшему при превышении пределов необходимой обороны наносится тяжкий вред здоровью, предусмотренный ч. 1 ст. 114 УК РФ, а затем в состоянии аффекта причиняется смерть, то содеянное подлежит квалификации только по ст. 107 УК РФ.

Исходя из общего правила квалификации при конкуренции части и целого, которая в данном случае имеет место, подлежит применению та норма, которая наиболее полно охватывает все признаки деяния. В.Н.

Кудрявцев по этому поводу отмечает: «Норма, охватывающая с наибольшей полнотой все фактические признаки совершенного деяния, имеет преимущество перед нормой, предусматривающей лишь часть того, что совершил преступник» [65].

Если же вред причиняется двум или более лицам (одному из которых в состоянии аффекта, а другому — при превышении пределов необходимой обороны), то в таком случае содеянное подлежит квалификации по совокупности преступлений.

Сравнительный анализ рассматриваемых преступлений свидетельствует, что для убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, характерны реабилитирующие мотив и цель, а, следовательно, убийство, совершенное при эксцессе обороны, является сравнительно менее общественно опасным деянием. Данные составы сближает также обстановка совершения преступления, состоящая в виктимном поведении потерпевшего. Кроме того, понятия «аффект» и «превышение пределов необходимой обороны» представляют собой оценочные категории, где право определения степени душевного волнения в ст.ст. 107, 113 УК РФ представляет предмет судебно-психологической экспертизы, и вопрос, соответствовали ли действия обороняющегося характеру и степени общественной опасности посягательства, применительно к ч. 1 ст. 108, ч. 1 ст. 114 УК РФ является прерогативой следственных органов и суда.

Оценочные признаки, представляя собой сложные правовые категории, значительно затрудняют правоприменительный процесс. Относительно оценочных признаков В.Н.

Кудрявцев справедливо отмечал: «Их содержание в значительной мере определяется правосознанием юриста, применяющего закон, с учетом требований УК и обстоятельств конкретного дела.

Эти переменные признаки еще более приближены к изменяющейся обстановке, которую оценивают органы следствия, прокуратуры и суд» [66]. Н.Ф.

Кузнецова обоснованно полагает, что «одним из требований, которым должны руководствоваться практические работники при толковании уголовно-правовых норм с оценочными признаками, является требование толковать всякое сомнение при применении уголовного закона в пользу обвиняемого» [67]. Данный тезис полностью соответствует принципу, закрепленному в уголовно-процессуальном законе, согласно которому все неустранимые сомнения в виновности лица должны толковаться в пользу обвиняемого. Не представляется возможным разграничить действия, совершенные в состоянии аффекта и при превышении пределов необходимой обороны, лишь по тому или иному конкретно избранному признаку объективной или субъективной стороны состава преступления. Для достижения цели разграничения указанных преступлений необходимо оценивать все объективные и субъективные параметры содеянного в их совокупности.

В следственной и судебной практике также представляет сложность разграничение убийства при эксцессе обороны с убийством, совершенным при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, поскольку составы этих преступлений по ряду признаков существенно схожи между собой. На протяжении длительного периода времени законодательство, уголовно-правовая доктрина и судебная практика приравнивали действия, причиняющие вред лицу, совершившему преступление при его задержании, к необходимой обороне. В этом отношении позитивной является новация УК РФ 1996 г., в котором убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, регламентировано в самостоятельной уголовно-правовой норме (ч. 2 ст. 108 УК РФ).

Исходя из анализа объективных и субъективных признаков состава убийства при превышении мер необходимых для задержания лица, совершившего преступление, можно констатировать, что, несмотря на некоторые сходные моменты, действия в рамках рассматриваемого состава преступления по своей юридической природе существенно отличаются от действий, повлекших причинение вреда при превышении пределов необходимой обороны.

Преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 108 УК РФ с объективной стороны заключается в лишении жизни субъекта, совершившего преступное деяние.

То есть в отличие от убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, в данном случае жизни лишается лицо, уже совершившее преступление.

В отличие от необходимой обороны уголовно-правовое задержание неприменимо к лицам, не достигшим возраста уголовной ответственности и признанным в установленном порядке невменяемыми. Таким образом, причинение смерти лицу в целях его задержания подлежит квалификации по ч. 2 ст.

108 УК РФ только при условии, когда имеется юридическое основание для задержания (факт совершения преступления) и потерпевший может быть признан субъектом уголовной ответственности.

Убийство при превышении пределов необходимой обороны может быть совершено при отражении посягательства, не являющегося преступлением.

Убийство при эксцессе обороны, как известно, может быть совершено лишь в рамках наличного посягательства, то есть с момента возникновения непосредственной угрозы и до момента его прекращения.

Начальным же моментом возникновения права на причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, уголовно-правовая наука и судебная практика признает момент окончания преступления или отказа преступника от доведения преступления до конца. Конечным моментом выступает истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности или давности исполнения приговора, то есть фактически обстоятельства, исключающие необходимую оборону.

В качестве разграничительного момента анализируемых преступлений следует назвать также цель их совершения.

Целью действий при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, в отличие от действий при превышении пределов необходимой обороны выступает защита интересов правосудия и обеспечение обязанности виновного подвергнуться уголовной ответственности и наказанию. Если задержание с насилием в отношении лица, совершившего преступление, осуществляется не с целью пресечения преступной деятельности лица, а по иным мотивам, то правомерность задержания исключается, и ответственность в зависимости от конкретных обстоятельств дела может наступить за убийство или причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта (ст.ст. 107, 113 УК РФ); незаконное лишение свободы (ст. 127 УК РФ); незаконное задержание (ч. 1 ст. 301 УК РФ) или самоуправство (ст. 330 УК РФ).

← Пред. стр. 15 из 21 След. стр. →

Источник: http://law.pp.ru/ugolovnoe-pravo/ugolovnaya-otvetstvennost-za-ubijstvo-pri-previshenii-predelov-neobhodimoj-p15

Если у вас остались вопросы позвоните нам или задайте их нашему юристу в поле ниже и получите бесплатную консультацию.

ВОПРОСЫ, СВЯЗАННЫЕ С ОПРЕДЕЛЕНИЕМ СУБЪЕКТИВНЫХ ПРИЗНАКОВ УБИЙСТВА, СОВЕРШЕННОГО ПРИ ПРЕВЫШЕНИИ ПРЕДЕЛОВ НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЫ — PDF

ВОПРОСЫ, СВЯЗАННЫЕ С ОПРЕДЕЛЕНИЕМ СУБЪЕКТИВНЫХ ПРИЗНАКОВ УБИЙСТВА, СОВЕРШЕННОГО ПРИ ПРЕВЫШЕНИИ ПРЕДЕЛОВ НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЫ - PDF

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 19 г. Москва 27 сентября 2012 г. О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего

Подробнее

28 сентября 2012 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 27 СЕНТЯБРЯ 2012 Г. N 19 «О ПРИМЕНЕНИИ СУДАМИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЕ И ПРИЧИНЕНИИ ВРЕДА ПРИ ЗАДЕРЖАНИИ ЛИЦА, СОВЕРШИВШЕГО ПРЕСТУПЛЕНИЕ»

Подробнее

О применении законодательства о необходимой обороне Нормативное постановление Верховного суда Республики Казахстан от 11 мая 2007 года N 2 В связи с изменением уголовного законодательства Республики Казахстан,

Подробнее

Тема 10. Обстоятельства, исключающие преступность деяния 1. Перечислите обстоятельства, исключающие преступность деяния, предусмотренные УК РФ. 1) добровольный отказ от преступления; 2) необходимая оборона;

Подробнее

Уголовный кодекс Российской Федерации ИЗВЛЕЧЕНИЕ Статья 14. Понятие преступления 1. Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания.

Подробнее

Обстоятельства, исключающие преступность деяния (II) (ст. 37, 39 УК РФ) постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и

Подробнее

ПАМЯТКА «ПРЕДЕЛЫ НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЫ» Необходимая оборона причинение вреда посягающему лицу при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства

Подробнее

Лекция 5. Преступление и его виды 1. Понятие преступления и его признаки 2. Категории преступлений 1. Понятие преступления и его признаки Преступление — это юридическое понятие, общие признаки которого

Подробнее

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 45 г. Москва 15 ноября 2007 г. О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений

Подробнее

Секция «Уголовное право» ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ ПОЛОЖЕНИЙ НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЫ (ПО МАТЕРИАЛАМ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ) Халикова Алина Муслимовна Студент (бакалавр) Оренбургский

Подробнее

Министерство образования и науки Российской Федерации ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «САРАТОВСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Подробнее

Эта часть работы выложена в ознакомительных целях. Если вы хотите получить работу полностью, то приобретите ее воспользовавшись формой заказа на странице с готовой работой: https://www.homework.ru/finishedworks/135276/

Подробнее

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 11 г.москва 15 июня 2004 г. О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации

Подробнее

ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ ЖЕРТВЫ, УБИВШЕЙ СВОЕГО НАСИЛЬНИКА ПРИ ПОПЫТКЕ ИЗНАСИЛОВАНИЯ Дроменко А.Ю. Институт сферы обслуживания и предпринимательства (филиал) ДГТУ Шахты, Россия В ходе покушения на изнасилование

Подробнее

Лекция 19. Общая характеристика Особенной части уголовного права 1. Понятие, значение и система Особенной части уголовного права 2. Квалификация преступлений и ее значение 1. Понятие, значение и система

Подробнее

М.Л. Шапхаева руководитель к.ю.н., доц. Ю.В. Хармаев Убийство в состоянии аффекта Преступления из категории «убийство», и в частности убийство, совершенное в состоянии аффекта, всегда будет актуальной

Подробнее

НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Юридический факультет Кафедра уголовного права и таможенного дела ТЕОРИЯ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ СЛОВАРЬ ТЕРМИНОВ Новосибирск 2016 Составители: С.И. Сухоруков,

Подробнее

Правовая природа обстоятельств, исключающих преступность деяния В. В. Колосовский Рассматриваются вопросы юридического содержания обстоятельств, исключающих преступность деяния. Приводится анализ различных

Подробнее

УДК 343.235.2(470+571) ОСОБАЯ ЖЕСТОКОСТЬ В СОСТАВАХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ОСОБЕННОЙ ЧАСТИ УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Ю. Н. Монахова, студентка III курса направления «Юриспруденция» Саранского кооперативного

Подробнее

Лекция 11. Обстоятельства, исключающие преступность деяния 1. Понятие и значение обстоятельств, исключающих преступность деяния 2. Виды обстоятельств, исключающих преступность деяния 1. Понятие и значение

Подробнее

НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Юридический факультет Кафедра уголовного права и таможенного дела ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЛИЧНОСТИ СЛОВАРЬ ТЕРМИНОВ Новосибирск 2016 УДК 346.6 (073) ББК 67.

Подробнее

Тема 1 ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ КУРСА ОСОБЕННОЙ ЧАСТИ УГОЛОВНОГО ПРАВА 1. ПОНЯТИЕ ОСОБЕННОЙ ЧАСТИ РОССИЙСКОГО УГОЛОВНОГО ПРАВА, ЕЕ ЗНАЧЕНИЕ И СИСТЕМА Уголовное право как отрасль состоит из Общей и Особенной частей,

Подробнее

Проект ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ г. Москва _ 2016 г. О судебной практике по делам о неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (статья 156 Уголовного кодекса

Подробнее

ЖЕСТОКОЕ ОБРАЩЕНИЕ С ЖИВОТНЫМИ: ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПНОГО ДЕЯНИЯ Ивановская Н.В. Институт сферы обслуживания и предпринимательства (филиал) ДГТУ Шахты, Россия В настоящее время в практической деятельности

Подробнее

ГЛАВА VIII СУБЪЕКТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НАРУШЕНИЯ БЮДЖЕТНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСВА 1. Понятие бюджетного правонарушения, его признаки и состав Бюджетный кодекс Российской Федерации устанавливает,

Подробнее

В.И. Гладких, Н.И. Крюкова, М.Г. Решняк, Р.Н. Шумов УГОЛОВНОЕ ПРАВО РОССИИ в схемах ОСОБЕННАЯ ЧАСТЬ Учебное пособие ЮСТИЦИЯ Москва 2016 УДК 340(075.8) ББК 67.0я73 Г52 Гладких В.И. Г52 Уголовное право России.

Подробнее

УДК 343.2.01 Е. В. Романова, соискатель Одесский национальный университет имени И. И. Мечникова, кафедра уголовного права, уголовного процесса и криминалистики, Французский бульвар, 24/26, г. Одесса, 65058,

Подробнее

Преступления против личности Преступления против личности — один из наиболее опасных по объекту посягательства видов преступлений. Преступления против личности — это такие виновные противоправные деяния,

Подробнее

ISSN 2079-8490 Электронное научное издание «Ученые заметки ТОГУ» 2014, Том 5, 4, С. 505 509 Свидетельство Эл ФС 77-39676 от 05.05.2010 http://pnu.edu.ru/ru/ejournal/about/ ejournal@pnu.edu.ru УДК 343.8

Подробнее

Источник: http://docplayer.ru/40460161-Voprosy-svyazannye-s-opredeleniem-subektivnyh-priznakov-ubiystva-sovershennogo-pri-prevyshenii-predelov-neobhodimoy-oborony.html

Если у вас остались вопросы позвоните нам или задайте их нашему юристу в поле ниже и получите бесплатную консультацию.

Состояние аффекта и превышение пределов необходимой обороны: вопросы соотношения и разграничения составов | Статьи

Дядюн Кристина Владимировна, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин Владивостокского филиала Российской таможенной академии, кандидат юридических наук.

Статья посвящена рассмотрению проблем соотношения и разграничения преступлений, совершенных в состоянии аффекта и при превышении пределов необходимой обороны.

Автор анализирует дифференционные критерии, обосновывает целесообразность их совокупного применения, рассматривает проблему квалификации преступлений, имеющих признаки и состояния аффекта и необходимой обороны, анализирует варианты ее решения.

Кроме того, в статье представлен опыт зарубежного законодателя по исследуемым вопросам.

Преступления, совершенные в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта) и при превышении пределов необходимой обороны, имеют ряд общих признаков.

Изучение практики применения уголовного закона показывает, что у судебно-следственных органов возникают трудности как в квалификации означенных деяний, так и в их разрешении.

Данная статья посвящена анализу возможных отличительных критериев указанных преступлений, а также проблемам их соотношения и квалификации.

Исследование составов преступлений (ст. ст. 107, 113, ч. 1 ст. 108, ч. 1 ст. 114 УК РФ) показывает, что у них один и тот же объект и субъект преступления.

Объективная сторона выражается в форме действия, которое является ответной реакцией на совершаемое (совершенное) посягательство, которое, в свою очередь, выражается в форме насилия либо иного противоправного действия. С субъективной стороны указанные составы преступлений характеризуются умышленной формой вины. Кроме того, следует отметить, что и аффект, и превышение пределов необходимой обороны — оценочные категории, данный факт также обусловливает сложности правоприменения.

При разграничении анализируемых составов преступлений в правовой литературе доминирующее значение придается мотиву действий виновного: защита правоохраняемых интересов — в случае превышения пределов необходимой обороны; месть — в случае совершения преступления в состоянии аффекта. Существует также мнение, что основное различие между составами преступлений, предусмотренных ст. ст. 107, 114 и ст. ст. 108, 113 УК РФ, должно проводиться по факту «оконченности» посягательства со стороны потерпевшего.

Некоторые юристы выдвигают в качестве разграничительного критерия характер насилия, примененного потерпевшим. Другие — цель, т.е.

достижение того результата, к которому стремится лицо: защита от посягательства в момент его совершения; прекращение действий, совершаемых потерпевшим лицом.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г.

N 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и о причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» в качестве разграничительных критериев указывает на наличие либо отсутствие состояния сильного душевного волнения и наличие либо отсутствие цели защиты (п. 15).

Однако все вышеперечисленные критерии небезупречны, не позволяют четко отграничить рассматриваемые деяния. Так, совершение преступления в состоянии аффекта далеко не всегда сопряжено с мотивом мести, ревности и т.п.

Зачастую такое деяние может быть обусловлено именно побуждениями защиты от систематических побоев, издевательств со стороны потерпевшего.

Равно как действия при превышении пределов необходимой обороны могут характеризоваться мотивами мести за совершенное посягательство.

Факт оконченности посягательства со стороны потерпевшего — тоже весьма спорный критерий разграничения рассматриваемых деяний. Так, указанные преступления могут быть совершены и в момент посягательства, и после его окончания.

Закон не устанавливает каких-либо ограничений в этом вопросе. Действительно, как правило, при квалификации по ст. ст.

107, 113 УК РФ не должно быть разрыва во времени между противоправными действиями лица и совершенным преступлением, либо этот разрыв должен быть минимальным.

Однако встречаются случаи, когда аффект и вслед за ним преступление возникают через какой-то промежуток времени или когда преступление совершается в состоянии внезапно возникшего сильного душеного волнения в процессе осуществления очередного факта противоправного поведения потерпевшего лица. Что касается временных пределов необходимой обороны, то по общему правилу общественное посягательство признается наличным с момента его осуществления до момента прекращения. Однако судебная практика исходила и исходит из того, что право на оборону может быть реализовано и в том случае, когда посягательство еще не началось, но имеется реальная угроза его осуществления; а также после фактического окончания посягательства, если обороняющемуся не был ясен момент его окончания.

Характер насилия, примененного потерпевшим, тоже нельзя признать определяющим критерием. Данный признак оправдан в случаях, когда поводом совершения преступления, предусмотренного ст. ст. 107, 113, ч. 1 ст. 108, ч. 1 ст.

114 УК РФ, являются различные по содержательной характеристике насильственные действия.

Например, конкретные физические действия (причинение вреда здоровью) и иные случаи противоправного проведения потерпевшего (длительная психотравмирующая ситуация) позволяют в ряде случаев решить вопрос о разграничении рассматриваемых составов.

Но как быть в ситуации, когда характер насилия идентичен: побои, угроза совершения изнасилования? Последняя ситуация, по мнению некоторых исследователей, как раз и является основанием ошибок в квалификации рассматриваемых составов преступлений.

Сложным в применении является и разграничение анализируемых деяний по цели совершения.

Во-первых, вряд ли можно безусловно разграничить цель защиты и цель прекращения противоправных действий.

Во-вторых, указанный признак не является обязательным для рассматриваемых составов, а следовательно, не подлежит необходимому установлению и доказыванию.

Таким образом, каждый из рассмотренных критериев содержит рациональное зерно и может быть использован в правоприменительной практике, однако ни один из них не является безусловным и достаточным, позволяющим провести четкую грань между анализируемыми деяниями.

Кроме того, как верно отмечает И.

Фаргиев, «в судебной практике при рассмотрении конкретных уголовных дел недостаточно проводить грань между действиями, совершенными в состоянии аффекта или при превышении пределов необходимой обороны, по одному, отдельно взятому критерию».

Исходя из вышеизложенного при решении означенной проблемы необходимо оценивать в совокупности и объективные, и субъективные признаки содеянного. Видится целесообразным учет и такого критерия, как обстановка совершения преступления.

Во-первых, данный элемент состава выступает обязательным признаком в анализируемых деяниях. Во-вторых, указанный критерий обладает определенными разграничительными характеристиками применительно к исследуемой проблеме.

Так, в преступлениях, предусмотренных ст. ст.

107, 113 УК РФ, внешнее поведение потерпевшего выглядит как «провокация» преступления, которое совершается в результате фактически учиненных или уже оконченных противоправных или аморальных действий потерпевшего, перечисленных в законе.

Обстановка в смысле ст. ст. 108, 114 УК РФ порождает состояние необходимой обороны, которая возможна не только при осуществлении посягательства, но и в случаях возникновения и сохранения реальной опасности нападения.

Наибольшие сложности возникают при проведении четкой границы между действиями, когда в общественно опасном поведении содержатся признаки и необходимой обороны, и состояния аффекта.

Характерно на этот счет уголовное дело в отношении гражданина Ш. Обстоятельства дела таковы: Ш. увидела, что ее муж в трусах лег на диван к дочери, стал прижиматься к ней, хватал ее руками; дочь пыталась сопротивляться. Ш.

схватила рюкзак, в котором была гантель, и нанесла удары по голове мужу, от чего наступила смерть последнего. Органы предварительного расследования квалифицировали действия Ш. по ст. 105, суд переквалифицировал ее действия по ч. 1 ст. 107 УК РФ.

Вопрос о необходимой обороне либо превышении ее пределов не затрагивался, хотя Ш. своими действиями защищала свою малолетнюю дочь в момент совершения посягательства. Разумеется, Ш.

не могла не испытать душевное волнение от увиденного, однако совершенно очевидно, что она действовала в состоянии необходимой обороны.

Следует отметить, что подобные ситуации весьма распространены на практике: решение по делу выносится не в пользу обороняющегося. И дело здесь не столько в действующем уголовном законодательстве, сколько в практике его применения.

В другом случае один из районных судов Псковской области осудил П. за убийство К. Последний после совместного распития спиртного сделал П. предложение совершить с ним половой акт. Получив отказ, К.

затащил ее в спальню, где, угрожая ножом, заставил совершить действия сексуального характера. В момент их осуществления П. схватила лежащий на столе нож и нанесла им несколько ударов потерпевшему. П. была осуждена за простое убийство.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ действия П. были переквалифицированы на ч. 1 ст. 107 УК РФ.

В описанной ситуации ни один из судов не обратил внимание на то, что при описанных обстоятельствах может идти речь и об убийстве при превышении пределов необходимой обороны. Следовательно, по правилам квалификации П. необходимо вменить ч.

1 ст. 108 УК РФ, так как при конкуренции специальных норм, содержащих привилегированные составы, применяется норма, содержащая более привилегирующие обстоятельства. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г.

прямо указывает: «Если оборонявшееся лицо превысило пределы необходимой обороны в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), его действия надлежит квалифицировать по части 1 статьи 108 или части 1 статьи 114 УК РФ» (ч. 2 п. 15).

Интересен на этот счет опыт зарубежного законодательства.

Так, § 33 УК ФРГ закрепляет положение, согласно которому, «если лицо превышает пределы необходимой обороны из-за замешательства, страха или испуга, то оно не подлежит наказанию». В ст.

33 УК Швейцарии определено, что если обороняющийся превышает пределы необходимой обороны вследствие извинительного волнения или замешательства, вызванного посягательством, то его не наказывают.

Аналогичные нормы закреплены в УК Польши, Латвии. Таким образом, зарубежный законодатель исключает вину лица вследствие возникшего душевного волнения при любом из перечисленных в законе видов оборонительных реакций.

На практике встречаются и случаи, когда действия, начавшиеся в состоянии необходимой обороны либо ее превышения, перерастают в преступления в состоянии аффекта. Данные действия необходимо квалифицировать следующим образом.

Если одному и тому же лицу вначале причиняется вред при превышении пределов необходимой обороны, а затем уже в состоянии аффекта причиняется смерть этому лицу, то содеянное надлежит квалифицировать только по ст. 107 УК РФ, т.е.

по окончательному результату. Если же вред причиняется двум и более лицам: одному при превышении пределов необходимой обороны, другому — уже в состоянии аффекта, то такие действия следует квалифицировать по совокупности преступлений.

Данный вывод основывается на правилах квалификации деяния при трансформации умысла и при совокупности преступлений.

Так, в случае, когда промежуточной стадией (этапом) совершения более тяжкого преступления было менее тяжкое деяние, то последнее охватывается нормой, предусматривающей состав более тяжкого преступления.

Если же лицо совершает два оконченных преступных деяния, являющихся тождественными, но содержащих ввиду учета конкретных обстоятельств разные составы, содеянное квалифицируется по совокупности. Резюмируя изложенное, можно сделать основные выводы:

1) преступления, совершенные в состоянии аффекта и при превышении пределов необходимой обороны, имеют ряд общих признаков.

Для разграничения указанных деяний целесообразно использовать следующие критерии: обстановка совершения преступления; характер насилия, примененного потерпевшим; факт оконченности посягательства; мотив и цель.

Означенные признаки необходимо оценивать в совокупности;
2) при конкуренции составов ст. 107 и ч. 1 ст.

108 УК РФ применению подлежит последняя согласно правилам квалификации;
3) в случае трансформации состояния необходимой обороны в состояние аффекта совершенные деяния следует квалифицировать либо по окончательному результату, либо по совокупности преступлений в зависимости от конкретных обстоятельств дела.

Следует уделять особое внимание разрешению рассмотренных проблем в целях усовершенствования практики применения уголовного законодательства, обеспечения правильной квалификации и во избежание нарушений прав и законных интересов граждан.

__________________

Источник: http://of-law.ru/stati/sostoyanie-affekta-i-prevyshenie-predelov-neobkhodimoj-oborony-voprosy-sootnosheniya-i-razgranicheniya-sostavov.html

Отграничение убийства, совершенного в состоянии аффекта, от убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны

Не менее серьезного изучения требует вопрос разграничения аффектированного убийства и убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны.

К сожалению, анализ данных по решениям уголовных дел интересующего нас вида преступления показывает, что при принятии решений по данному вопросу не всегда учитывается реальное положение дел, имевшее место при совершении преступления.

Это объясняется прежде всего тем, что доказать неизбежность силовых методов обороны не всегда представляется возможным.

В результате чего по ряду преступлений, по сути своей являющихся убийством с превышением пределов необходимой обороны, принимаются решения, квалифицирующие их по ст. 107 УК РФ.

В частности Б.В. Сидоровым приводятся следующие данные: из 57% дел о преступлениях, предусмотренных ст.

107 УК, в которых содержались отдельные признаки превышения пределов необходимой обороны, лишь в 3% из них дана определенная оценка действиям виновного и потерпевшего в плане разграничения указанных преступлений.[36]

Следует отметить, что убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, характеризуется отсутствием умысла убийства.

Иными словами, цель преступника – прекратить насильственное воздействие со стороны потерпевшего.

Однако некоторые исследователи считают, что превышение пределов необходимой обороны может быть как умышленным, так и неосторожным.

Изучение судебной практики показывает, что преступления при превышении пределов необходимой обороны чаще всего совершаются с косвенным умыслом, который характеризуется тем, что виновный:

— осознает общественную опасность совершаемых действий, а именно, что предпринятые для обороны действия более чем достаточны для пресечения посягательства;

— предвидит реальную возможность напрасного причинения смерти или тяжкого вреда здоровью посягающего (интеллектуальный элемент);

— руководствуясь мотивом пресечения посягательства, не желает причинить смерть или тяжкий вред здоровью посягающего, сознательно допуская наступление указанных последствий, либо безразлично к ним относится (волевой элемент умысла).[37]

При анализе субъективной стороны превышения пределов необходимой обороны необходимо затронуть еще одну важную проблему. Преступления, совершенные в состоянии аффекта, имеют ряд общих признаков с преступлениями, совершенными при превышении пределов необходимой обороны.

Общими для них являются объект преступления, действие, выражающееся в насилии, вина, субъект преступления. Сходной является и обстановка совершения преступления, а точнее, его повод, которым в обоих случаях выступает насилие, оскорбление и другие противоправные деяния.

Для преступления, предусмотренного ст. 107УК РФ, обязательным признаком состава, относящимся к его субъективной стороне, является аффект.

Психология различает несколько видов проявления аффекта: радость, печаль, отчаяние, гнев, ненависть, страх, ужас. Для названного преступления характерны гнев, ненависть и отчаяние.

Они вызываются индивидуально-неприятными поводами и являются агрессивной реакцией на них.

В субъективной стороне преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 108 УК РФ, эти аффекты отсутствуют. Отличают названные группы преступлений также мотивы и цель. В преступлении, предусмотренном ст. 107 УК РФ, аффект занимает господствующее положение в мотиве.

Иные мотив и цель действий в случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 108 УК РФ. Мотивом в них является потребность в устранении созданной посягательством угрозы общественным отношениям общественно опасным способом.

Целью действий является защита личности, общественных и государственных интересов общественно опасным способом.[38]

Судебная практика твердо исходит из того, что если обороняющийся превысил пределы необходимой обороны, находясь при этом в состоянии сильного душевного волнения, вызванного фактом нападения, то он подлежит ответственности по ч.1 ст.108 УК, а не по ст.107 УК.

Пленум Верховного Суда СССР в своем постановлении «О практике применения судами законодательства о необходимой обороне» рекомендует проводить разграничение данных преступлений главным образом по цели совершения действий и признаку сильного душевного волнения (аффекта).[39]

При квалификации преступления, предусмотренного ст. 108 УК РФ, следует грамотно отграничивать его от непреступного деяния в виде необходимой обороны и от ст.ст. 105, 107 УК РФ.

От правомерного поведения их отделяет всего один, и притом трудно устанавливаемый признак: имело ли в реальной действительности место, как с объективной, так и субъективной стороны, превышение обороняющимся пределов необходимости.

Таким образом, проводя разграничение между преступными деяниями, предусматривающими ответственность по разным статьям УК РФ следует иметь в виду, что при рассмотрении ситуаций, связанных с превышением обороны, равно как и при необходимой обороне, вред, причиняемый посягающему, не представляет самоцели для обороняющегося. Он причиняется вынужденно, так как является средством (но не целью), препятствующим совершению общественно опасного деяния, средством защиты от нарушения тех правоохраняемых интересов, которые выступают в качестве объекта оборонительных действий. Вместе с тем превышение — это следствие нарушения определенных условий, несоблюдение которых хотя и не превращает содеянное в обычное преступление против личности, однако лишает его признака общественной полезности, что позволяет рассматривать деяние как эксцесс обороны.

Нередко случается так, что преступление, начавшееся в состоянии необходимой обороны (или с ее превышением) перерастает в преступление в состоянии аффекта и требует квалификации по ст.107 УК РФ.

А также на практике встречаются случаи, когда насилие со стороны нападающего, носящее характер опасный для жизни и здоровья обороняющегося или другого лица, способно вызвать и вызывает состояние аффекта и приводит к превышению пределов необходимой обороны.

Все это свидетельствует о сложности разграничения данных составов, поэтому этот вопрос в юридической литературе привлекает к себе большое внимание.

Прежде всего, следует начать разграничение преступлений, предусмотренных ст.107 и ч.1 ст.108 УК РФ с самого повода совершения этих преступлений.

Насилие со стороны потерпевшего — наиболее распространенный повод аффектированных убийств, в то время как в преступлениях, связанных с превышением пределов необходимой обороны, оно выступает в качестве обязательного условия.

Поэтому тщательная и глубокая оценка этого насилия играет важную, если не основную роль в установлении истинных целей ответных действий виновного.

Само насилие как повод преступления, совершаемого в состоянии аффекта, и как обстоятельство, создающее состояние обороны, существенно отличается по своему характеру, направленности и степени интенсивности.

Если в первом случае, применяя насилие, потерпевший стремится, как правило, уязвить самолюбие виновного, унизить его достоинство, обидеть, оскорбить ударом, пощечиной, то во втором он применяет насилие, которое по своему характеру и степени интенсивности может рассматриваться как нападение. Из этого вытекает, что цель ответных действий виновного в состоянии аффекта составляет причинение вреда (физического) потерпевшему. Ответные действия виновного в таких случаях носят вынужденный характер, но не являются необходимым и единственным выходом из сложившейся ситуации, в то время как насилие со стороны обороняющегося преследует цель защиты личных или каких-либо других интересов, а причинение вреда нападающему является лишь средством, способным обеспечить такую защиту.

Однако при этом превышение пределов необходимой обороны определено в законе как умышленное действие. В связи с этим необходимо четко сформулировать критерии, на основе которых можно сделать вывод, была ли оборона правомерной или налицо превышение ее пределов.

Следует подчеркнуть, что посягательство и защита абсолютно точно никогда не соответствуют друг другу. И закон допускает это несоответствие. Так, вред, причиненный нападающему, может быть не только равным, но и гораздо большим, чем вред, который он хотел причинить.

Речь в законе идет только о явном несоответствии. Требование об обязательной соразмерности между причиненным вредом и вредом предотвращенным привело бы на практике к невозможности прибегнуть в ряде случаев к необходимой обороне.

Очевидно, что в данном случае закон должен быть на стороне жертвы посягательства. При этом следует иметь в виду, что, если существует непосредственная угроза жизни, то можно предпринимать любые меры, не опасаясь превышения пределов необходимой обороны.

[40] Превышение пределов необходимой обороны обусловливается не только характером и опасностью оборонительных действий, оцениваемых соответственно с характером посягательства, но и учетом как степени и характера преступного посягательства, так и сил и возможностей по его отражению (количество посягающих и обороняющихся, их пол, возраст, физическое состояние, наличие оружия, место и время посягательства, обстановка посягательства и т.п.).

Что касается аффективного преступления, то здесь наличие насилия со стороны потерпевшего является явным поводом для совершения преступления, то есть элементарной провокацией. Насилие в смысле в ст.108 УК РФ порождает состояние необходимой обороны.

Совершение такого преступления всегда связано с продолжаемым насилием потерпевшего, иными словами в первом случае речь идет об оконченном действии со стороны потерпевшего, во втором – незавершенном, то есть на момент убийства потерпевший совершал действия насильственного характера по отношению к виновному.

При совершении преступлений с превышением пределов необходимой обороны в содержание мотива входят такие побуждения, как сознание морального долга, жалость и сочувствие жертве нападения, чувство самосохранения. В содержание мотива при совершении аффектированного убийства входят чувство обиды, оскорбленной чести и достоинства и т.п. [41]

Это далеко не все отличия между рассматриваемыми преступлениями.

Суд при квалификации конкретного общественно опасного деяния, с учетом конкретных обстоятельств дела должен проводить разграничение между ст.107 и ч.1 ст.

108 УК РФ, если в таком разграничении есть необходимость. На практике у судебно-следственных органов возникают трудности в разграничении составов, предусмотренных ст.ст. 107, 108 УК РФ.

Наибольшие сложности возникают при проведении четкой границы между действиями, когда в общественно опасном поведении, на первый взгляд, содержатся как признаки необходимой обороны, так и состояния аффекта.

Для правильной квалификации преступления недостаточно проводить грань по одному, отдельно взятому признаку субъективной или объективной стороны. Поэтому оценке должна подвергаться вся совокупность субъективных и объективных признаков содеянного.

Подытоживая вышесказанное, мы можем отметить, что в ряде случаев разграничение преступлений в соответствии с их содержанием происходит без определенных сложностей, в частности преступлениям ст. ст.

107 и 108 Уголовного Кодекса присущи характерные особенности, которые относятся к конкретному преступлению и никакому другому. Однако есть и проблемы в определении ключевых аспектов различия.

В частности это касается случаев, когда происходит физическое насилие со стороны потерпевшего, которое может привести как к возникновению аффекта, так и к его отсутствию с одновременным превышением пределов допустимой обороны.

Однако, как мы уже выяснили, четкое различие между аффективным убийством и превышением пределов обороны заключается в том, что в первом случае действия потерпевшего носят оконченный характер, а во втором – продолжаются до тех пор, пока виновный не начинает принимать ответные меры насильственного характера.

Всё это кажется очевидным и понятным, однако не всегда удается установить, каково было развитие событий на самом деле.

Особенно это касается случаев, когда преступление происходит между близкими людьми: родственниками или друзьями, поскольку конфликт между ними может носить продолжительный характер, что может также говорить о том, что на момент преступления у виновного был сформирован мотив, а в этом случае преступление должно квалифицироваться иначе.

Как бы то ни было, между преступлениями ст. ст.

105, 107, 108 УК РФ существует определенная связь, что требует комплексного изучения обстоятельств преступления для принятия верного решения относительно квалификации конкретного преступления, объективным признаком которого является смерть человека.



Источник: https://infopedia.su/1xd.html

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть