8(800)350-83-64

Телефон в тюрьме: можно ли пользоваться мобильным и интернетом, разрешено ли держать его у себя или устройство забирают?

Как в российских тюрьмах используют интернет и связь. 12 реальных фактов

Телефон в тюрьме: можно ли пользоваться мобильным и интернетом, разрешено ли держать его у себя или устройство забирают?

В марте 2017 года число заключенных в России составило 630 тысяч. И это исторический минимум за все время существования Российской Федерации. В конце 90-х и начале 2000-х одновременно за решеткой находились более миллиона человек.

Тюремная культура оказывает огромное влияние на жизнь нашей страны.

Новости об убийствах «воров в законе» передают по центральным каналам, группы «Воровайки», «Бутырка» и «Лесоповал» собирают на своих концертах полные залы и редкий россиянин не знает правильного ответа на вопросы «про вилку и глаз», «мыло и стол» или «яму и пирожок».

А с массовым внедрением новых технологий влияние людей за забором на общество только укрепилось.

Ведь сотовая связь и интернет позволяют зекам интенсивно взаимодействовать с волей и оставаться «при делах» во время отбывания наказания.

Ниже подборках интересных фактов об IT-технологиях в жизни зеков.

1. Заключенных в соцсетях больше и больше с каждым годом

Официально иметь сотовые телефоны зекам запрещено.

Но во многих камерах они есть, заключенные пользуются интернетом и размещают на своих страницах фотографии, сделанные на территории зоны.

Часто это самые обычные фото: мужчины в спортивных костюмах в обнимку с приятелями, с животными, за работой или на прогулке. Нестандартны только обстановка и одежда.

Проще всего заключенных найти в «Одноклассниках», чуть реже они встречаются «».

Страницы с «селфи на шконке» легко встретить в группах «знакомства в МЛС» и пабликах на тему блатной культуры.

Стоит уточнить, что именно селфи зеки делают редко, так как всегда есть кого попросить тебя сфотографировать.

Часто зеки размещают в своих профилях изображения на «околоблатную» тематику: кресты с цепями, фотографии особо искусно сделанных татуировок и тюремных сувениров, «Гелики» и «Бехи». Статус тоже может подчеркивать положение человека. Примеры:

«Перед людьми я виноват, перед богом чист»

«Лохи — не мамонты… Не вымрут»

«Живи, люби, кради, гуляй, купи весь мир потом отдай! Всегда лишь помни вещь одну, не забывай свою братву!»

«Не бойся меня,что я зaключeнный, я просто нaрушил Российский закон. Я просто нa врeмя лишeнный свободы, но чувств чeловeчeских я нe лишeн»

2. Знакомства — популярное занятие зеков в сети

Есть десятки сообществ в соцсетях и сайтов для заключенных и вольных людей, которые хотят найти любовь среди зеков. В абсолютном большинстве случаев там заводят отношения вольные женщины с мужчинами заключенными. Очень редко бывает наоборот.

Заочницы (женщины состоящие в отношениях с зеками по переписке) стали в большом количестве появляться еще после окончания ВОВ, когда в стране наступил дефицит мужчин. Но и в последнее десятилетие их хватает, судя по обилию объявлений о желании познакомиться с заключенным.

Часто это либо просто доверчивые и романтичные натуры с проблемами в жизни (несколько детей от предыдущих браков, серьёзные дефекты внешности), либо женщины ищущие краткосрочного приключения в комнате для длительных свиданий.

Редко бывает, чтобы после окончания срока заочница и зек жили бы вместе долго и счастливо.

Чаще у заключённого весьма приземленные цели: влюбить женщину в себя, убедить присылать передачи и переводить деньги.

А если ему сидеть ещё несколько лет, то зарегистрировать брак, чтобы женщина могла приезжать на регулярные «свиданки».

Характерные признаки анкет зеков:

1. Декларируемая цель размещения анкеты — создание семьи (при этом до окончания срока может быть еще 5-10 лет).
2. Чересчур мягкие требования к потенциальной даме сердца.

Например, парень 25 лет может искать женщину до 40 лет и наличие нескольких детей его не смущает.
3.

Попытки давить на жалость: предали жена и друзья, посадили невиновного, нехорошие люди обманом заставили влезть в долги.

3. Женщин заключенных в интернете почти нет

На это есть три основные причины:

1. Только 10% от всех заключенных — женщины.
2. Телефоны в женских камерах встречаются гораздо реже, чем в мужских.

Ведь женщины гораздо активнее стучат друг на друга.
3. Мужчины, как вольные, так и зеки очень редко заводят отношения с женщинами за решеткой.

Дамам нечего ловить в соцсетях и на сайтах знакомств.

Но некоторые зечки все же надеются на то, что им повезет и размещают анкеты.

Фотографии часто выставляют те, которые были сделаны на воле несколько лет назад и при этом хотят исключительно серьезных отношений с мужчинами без алкогольной и наркотической зависимости. А некоторые настаивают на том, чтобы избранник был симпатичным и не имел материальных проблем.

4. Заключенные активно зарабатывают телефонным и интернет-мошенничеством

Общением с заочницами с целью заработка зеки занимаются ещё со времён первых газетных рубрик со знакомствами.

Но в последние 10-15 лет заключённые стали заниматься разводом лохов над деньги в соцсетях и по мобильному телефону.

Чаще всего схемы стандартны и просты: пополните счёт телефона для получения приза, переведите деньги, чтобы освободить родственника из тюрьмы, внесите предоплату за товар из объявления, чтобы его не купили.

У зека много свободного времени и он успевает за день обработать сотни потенциальных жертв из которых кто-нибудь да поведется.

Самые умные и предприимчивые зеки имеют в тюрьмах ноутбуки и управляют с их помощью криминальными бизнесам. Например, интернет-магазинами по продаже наркотиков.

А в начале 2000-х был случай, когда за мошенничество судили зека, который создавал сайты подставных фирм непосредственно с компьютера начальника колонии.

Зеки используют для своих дел корпоративные симкарты. Их можно приобрести анонимно, оптом и к ним подключены тарифы с безлимитным межгородом.

5. Телефоны, симкарты и наркотики на зону доставляют дронами

Есть множество способов проноса «запрещёнки» в камеру: консервы, «воровской бордачок», сотрудники колонии.

С давних времен популярна техника доставки «посылок» путем переброса их через забор на территорию зоны. Она под силу только физически развитому человеку, способному подбросить груз на достаточную высоту.

Плюс к этому он должен быть хорошо знаком с расположением объектов за колючей проволокой.

Но доступность небольших любительских беспилотников сильно упростили жизнь зекам и их вольным товарищам. Теперь для переправки предметов в колонию не нужно близко подходить к забору и прилагать усилия для сильного и точного броска. Нужен только дрон и сотовая связь с получателем посылки.

Последнее время новости о том, что охранники российской колонии сбили дрона с нелегальными предметами появляются пару раз в месяц. А сколько беспилотников остаются незамеченными неизвестно. Такая тенденция отмечается во всем мире.

6. Nokia — самая популярная марка телефонов в тюрьмах

Анализ судебных документов из базы «Росправосудие» с упоминанием статьи 19.12 КоАП РФ.

Передача либо попытка передачи запрещенных предметов лицам, содержащимся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, следственных изоляторах или изоляторах временного содержания на предмет упоминаний различных марок телефонов показал:

Nokia/«Нокия» — встречается в 4347 документах; Samsung/«Самсунг» — в 1412 документах; LG/«Элджи» — в 754 документах; Alcatel/«Алкатель» — в 433 документах; Siemens/«Сименс» — в 182 документах;

iPhone/«Айфон» — в 77 документах.

Причин любви к Nokia у зеков несколько: низкая цена (телефоны приходится менять после каждого серьезного обыска камеры), стойкость к внешним повреждениям и долгий срок работы без подзарядки (в камере может быть три розетки на сотню человек).

7. Существуют интернет-магазины тюремных поделок

Если раньше, чтобы иметь в доме нарды из хлебного мякиша, нужны были знакомства в криминальных кругах или знать специальные места, то теперь настоящий блатной сувенир ручной работы можно просто заказать в одном из многочисленных интернет-магазинов.

Вот примеры цен на традиционные тюремные поделки: чётки – 1000-3000 рублей, иконы 5000 – 15 000, нарды 7000 – 35 000 рублей, шахматы из хлебного мякиша по оригинальному эскизу – 13 500 рублей (на картинке). Обратите внимание сколько незаметных с первого взгляда деталей есть у этого шедевра, на создание которого ушли долгие часы кропотливого ручного труда. Например, у всех пешек «зеков» разная распальцовка.

Традиция изготовления в тюрьме чёток, нард и кожаных чехлов на ножи уходит в глубь веков. Но в последние десятилетия стандартный ассортимент тюремных поделок пополнился новыми видами изделий. Это резные бейсбольные биты (без перчаток и мячей;-)) и чехлы для сотовых телефонов.

Универсальный чехол для iPhone ручной работы из натуральной кожи с выжженным изображением волка стоит всего 1200 рублей.

8. Передачу в тюрьму можно собрать онлайн

Собрать передачу на зону совсем не просто, так как существует множество правил и ограничений. Один только перечень категорий предметов, которые запрещено держать у себя заключенным включает в себя 26 наименований.

А то, что разрешено надо еще правильно упаковать. Но если родственник заключенного готов купить все по завышенным ценам, то он может заказать сбор и отправку передачи в одном из специализированных интернет-магазинов.

В их ассортименте типичные для передач продукты: гематоген, кисель, «Ролтон», спички, сода, хозяйственное мыло, сгущенка, тушёнка, суп «Звёздочка», пряники, чай, кетчуп, майонез.

Если продукт запрещен для передачи в следственные изоляторы, то об этом сообщается в описании. Для каждого наименования указан точный вес. Это очень важно, так как одна передача не может весить больше 20 кг и их можно посылать только несколько раз в год (точное число зависит от режима).

9. Зекам можно официально отправлять электронные письма

C 1 декабря 2008 года на сайте fsin-pismo.ru появилась возможность отправлять электронные письма заключенным исправительных учреждений, которые уже подключились к сервису.

Максимальный объем письма — 20 000 знаков.

За каждые 2500 тысяч знаков надо заплатить 55 рублей, 55 рублей за ответ и 30 рублей за одно прикрепленное фото (последние два пункта необязательны).

Это выглядит доходным бизнесом, но часть прибыли уходит на зарплату цензорам, которые читают все письма перед передачей адресату.

Для облегчения их работы в письмах нельзя использовать специальные символы, в том числе смайлики. Срок доставки электронного письма зависит от графика работы и загруженности цензоров.

По закону этот он не должен превышать трех будних дней.

Еще цена включает в себя траты на бумагу и картриджи. Текст письма и прикрепленное фото распечатывают на черно-белом принтере. Ответ заключенный пишет от руки на одной стороне бумажного бланка, который потом сканируют.

10. По закону зеку полагается 15 минут видеосвязи в сутки

В 2012 году в некоторых исправительных учреждения стали устанавливать таксофоны для видеосвиданий «Родная связь». 15 минутный звонок стоит 300 рублей, контролируется работниками администрации и для его совершения необходимо подать заявку, минимум, за 2 дня.

Родственники осужденных могут проводить сеанс видеосвязи на домашнем компьютере, установив на него программы PortVS (Linphone для MacOS/Linux) или с помощью таксофона «Родная связь», установленном в общественном месте. В Москве такой можно найти в здании Центрального телеграфа.

11. В некоторых колониях можно стать киберспортсменом

В начале 2016 года в колонии строго режима города Рубцовск Алтайского края заключенным разрешили регулярно играть в игры на приставках «Х-Вox». Работники колонии заявили журналистам, что каждому из 260 заключенных полагается развлекаться таким образом 2 часа в неделю.

Все игры перед допуском к зекам проходят жесткую проверку на наличие сцен насилия и влияния на психику зеков. Поэтому, в ассортименте в основном гонки и спортивные симуляторы.

В марте 2017 года в омской исправительной колонии №6 был проведен турнир по FIFA 17, в котором приняли участие 50 человек.

Среди участников были заключенные, которые до попадания в это учреждение никогда не держали в руках мышь или джойстик.

Психолог омской ИК-6 заявил, что компьютерные игры отлично помогают заключенным снимать стресс.

12. На зоне можно выучится на оператора ЭВМ

Часто в колонии попадают люди, которые выросли в неблагополучных семьях и бросили школу. Но в МЛС они могут завершить среднее образование и получить рабочую специальность.

В 2014 году в можайской мужской колонии для несовершеннолетних провели экспериментальное обучение профессии «оператор ЭВМ».

На уроках мальчики осваивали приемы использования мыши и клавиатуры, основы работы с Windows, Word, Excel и Power Point.

Воспитатели надеются, что в офис устроится с судимостью будет проще, чем на производство.

Как-то в Ухте ко мне в поезде подсел только что освободившийся парень и хвастался своим дипломом столяра, полученным за три года отсидки за разбой (вышел по УДО).

Но работать по нему, естественно, он не собирался. Несмотря на три ходки в 23 года и сломанный нос, он категорически не был намерен сворачивать со «своего пути».

Как видите, современные технологии меняют жизнь заключённых также, как и жизнь всех остальных людей. В этом есть много хорошего — официальные электронные письма и видеосвидания, игры для снятия стресса, обучение детей, больше покупателей у тюремных сувениров.

Но с другой стороны это увеличение числа женщин с разбитым сердцем, кинутых на деньги доверчивых людей и дополнительная возможность для заключенного совершать новые преступления во время отсидки.

LIVE-новости Apple: , ВКонтакте и Telegram

Хочешь получать от нас новости Apple? Да  |  Нет

На воле об этом мало кто знает и всегда удивляется.

  • #это интересно
  • #это любопытно

Источник: https://www.iphones.ru/iNotes/716989

Лучшая в мире “нычка”

Лучшая в мире : 02/12/2011;

Постукивая резиновой палкой по мясистой ладони, прапор потребовал, чтобы арестанты сдали карты добровольно. Иначе в случае обнаружения тот у кого их найдут отправится в карцер как злостный нарушитель режима. Арестанты стояли полукругом и улыбались.

Старший резко замотал головой: дескать, какие карты, гражданин начальник? Тогда Ляшко приказал подчиненным произвести шмон.

Дежурные обыскали одежду, просмотрели личные вещи, обшарили постели – пусто!Обшарили стены, простучали полы заглянули под стол – карты как будто сквозь землю провалились.

Разозлившийся Ляшко в сопровождении хихикающих сержантов выскочил в коридор. А через пять минут он снова, сжимая в бессильной злобе кулаки, торчал у «глазка»: чертовы арестанты опять дулись в карты!

Так продолжалось раза три. Ляшко был вне себя от ярости – он вбегал в камеру переворачивал все вверх дном, но ничего не находил.

К концу смены Ляшко кое-как успокоился.

Кто-то из более опытных коллег посоветовал ему быть с зеками поласковей, может, они когда-то и расскажут ему о своей «нычке».

Спустя какое-то время Ляшко, прислушавшись к совету, оказал арестантам серьезнуюуслугу. Взамен прапорщик потребовал одно – выдать «нычку». «Да нет никакой нычки засмеялся опытный карманник по кличке Трос.

– Смотри! – Трос повернулся боком, чуть оттопырил руку и на глазах у Ляшко извлек из его кармана колоду новеньких карт.

У прапорщика отвалилась челюсть – оказывается, когда дежурные во главе с ним врывались в камеру кто-то из карманников пристраивал картишки кому-то из них прямо в карман – на тот момент это было самое надежное место в камере.

А после проделанного шмона карты незаметно извлекались обратно. Разумеется, это требовало недюжинного мастерства и хладнокровия.

Прапорщик Ляшко, невзирая на весь свой опыт, был потрясен искусством «мастеров карманной тяги» и с тех пор обходил эту камеру стороной. В самом деле, зачем выставлять себя на посмешище?

«Курки» для мобил

Сегодня в любой из камер СИЗО при тщательном осмотре можно найти целую коллекцию запрещенных предметов. Пальму первенства в этом ряду несомненно держат мобильные телефоны.

Почти в каждой уважающей себя камере есть несколько мобильников, которыми за определенную плату (а иногда за обещание будущих услуг) может попользоваться любой из арестантов.

И даже если разъяренные oпеpa проверят полы и стены вдоль и поперек, какая-нибудь из мобил все равно останется не найденной: «курки» (так называются тайники – Прим. авт.

), выдолбленные в стенах или в полах углубления замаскированы настолько искусно что найти все за один раз практически невозможно.

В одном из столичных СИЗО быт случай, когда начальник оперчасти разозленный регулярной утечкой информации потребовал найти все имеющиеся в камере мобильные телефоны.

Охрана провела детальнейший шмон нашла три трубки. «Главкум» горделиво задрав нос, ушел отдыхать.

А утром он узнал что опальная камера ночью снова вышла на связь – следовательно один из телефонов они так и не нашли.

Опера едва удар не хватил – он не мог понять куда могли спрятать мобильник? На самом же деле ларчик просто открывался хотя в тот раз телефонов в камере больше не было опера изъяли все.

Но вечером из судебного заседания приехал один из обитателей камеры, а вот ему то родственники успели по пути обратно сунуть мобильный.

В таких случаях арестанты суютплотно упакованный телефон в задний проход и таким не слишком удобным образом проносят его в камеру Среди ночи арестанты снова вышли на связь и сообщили все что хотели. Так что в деле борьбы с мобилами счет пока явно в пользу арестантов.

Вафли с нарконачинкой

Разумеется, опытные сотрудники СИЗО и тюрем знают, что в камере всегда можно найти целую коллекцию «запрета»: бритвы, заточки иголки кипятильники шприцы, телефоны, карты нарды, ноутбуки и прочие предметы многоразового использования.

Кроме того в камеры нередко проносят запрещенку пищевого назначения например водку, героин, разнообразные таблетки. Правда найти их еще сложнее. Во-первых, они занимают мало места и спрятать их можно куда угодно. А уж прячут их куда более изощренней, чем телефоны и заточки.

Однажды сотрудники СИЗО Новосибирска никак не могли понять как обитатели одной из камер регулярно «разкумариваются».

Тщательные обыски ничего не дали – в камере было чисто, но почти каждый вечер кто-то из сидельцев снова находился под кайфом. Как охрана ни искала, найти ничего не удавалось.

На разгадку тайны оперов навел стукач, которого посадили в камеру с заданием – разгадать секрет добычи «дури»! Секрет нашли быстро – оказывается, родственники кого-то из арестантов передавали в камеру вафли, которые вместо сладкой начинки смазывали щедрым слоем концентрированного наркотика. Зекам нужно было только отколупнуть кусок начинки и можно было варить высококачественную «ширку».

Впрочем в умелых руках даже обыкновенная ложка может стать грозным оружием Известно что троица бутырских беглецов – Железогло, Безотечество и Куликов – совершили подкоп с помощью черенков от ложек. И никакого тебе ножа, кирки или лопаты. Одним словом, минимум вспомогательных средств и максимум желания.

Перуанский вариант

Впрочем российским арестантам никогда не переплюнуть перуанского заключенного который сумел провести в камеру бывшую любовницу и там ее спрятать.

Девушка пришла на свидание к 32-летнему Джексону Крокету которого посадили в перуанскую тюрьму за торговлю наркотиками. Тюрьма расположена в окрестностях столицы страны – Лимы.

22-летняя перуанка навестила любимого не просто так: решила заявить мужчине о своем желании расстаться с ним. Крокет внимательно выслушал любовницу.

Надо полагать, свидание состоялось наедине, потому что дальнейшие события произошли без посторонних. Бывший торговец наркотиками настолько возмутился словами Лесли, что набросился на несчастную девушку и в ярости задушил ее.

После этого Крокет спрятал труп в своей камере, создав импровизированную могилу: он соорудил цементное возвышение на полу напоминающее небольшую скамейку.

Именно там он и хранил труп бывшей возлюбленной в течение трех месяцев. Почему охранники сразу не обнаружили что девушка из камеры не вышла, сказать трудно.

Надо полагать, в Перу тюремные охранники относятся к своим обязанностям довольно пренебрежительно. Только спустя три месяца после исчезновения девушки надзиратели обнаружили разлагающееся тело по запаху. Инцидент вызвал скандал.

До сих пор администрация тюрьмы выясняет, каким образом тюремные надзиратели не заметили исчезновения Лесли.

После этого инцидента в тюрьме провели массовые обыски, подвергли осмотру даже санузлы, которыми пользуются заключенные. Этим случаем заинтересовался министр внутренних дел Перу который лично посетил центральную тюрьму Лимы.

32-летнего гражданина Голландии Джексона Крокета обвинили в убийстве. Трудно сказать, каким образом он сумеет уйти от ответственности. Скорее всего к статье за торговлю наркотиками будет присовокуплена еще и статья за убийство.

Впрочем, удивляться тому что случилось в этой тюрьме, не приходится. Крокет отбывает наказание в одной из самых страшных тюрем страны, в ней содержатся 8 тысяч заключенных, многие из которых считаются опасными.

Так что здесь могут бесследно исчезать не только молодые девушки – в этой бездне может пропасть любой. И никто ничего не заметит.

Недаром говорится что тот кто хоть однажды побывал в тюрьме обязательно в нее еще вернется. А если не вернется, то оставит после себя какую-нибудь «нычку», которой с радостью воспользуются другие.

Егор Шварц Все имена и фамилии изменены По материалам газеты

“За решеткой” (№6 2011 г.)

»

Источник: http://www.tyurma.com/luchshaya-v-mire-nychka

Звонок из «зоны» – телефонное мошенничество

В Кыргызстане только в одной тюрьме установлен аппарат, подавляющий сигналы сотовых телефонов. Это означает, что заключенные остальных тюрем могут связываться с внешним миром через мобильную связь и Интернет.

«Счастье» из мест не столь отдаленных

Около года назад бишкекской студентке Керез (имя изменено по ее просьбе) позвонил неизвестный молодой человек.

Студентка познакомилась с вежливым парнем и стала с ним общаться. Когда молодые люди познакомились поближе, парень рассказал, что он сидит в тюрьме, но не виновен в преступлении.

Керез поверила ему и из жалости продолжала общаться с телефонным другом:

– Он звал меня на встречу. Но я не соглашалась. Однажды он попросил пополнить его баланс, и я это сделала. Я пожалела его… Потом он попросил прийти к нему.

Я согласилась, но как раз в это время заключенные объявили голодовку. Оттуда вышел человек в форме и сказал: «Я знаю, что вас позвали сюда обманным путем по телефону, но не надо в этом участвовать».

Я только тогда поняла, что не нужна ему, и он просто меня использует. Я ушла. Но тот парень звонил и оправдывался.

Я не пошла к нему и мы поругались, он сказал, чтобы я не считала себя особой, что таких как я, много. Потом я сменила номер. Вот так все и закончилось.

Девушек, случайно познакомившихся по телефону с заключенными, немало. Среди них есть и те, кто носит в тюрьму еду и ждут возлюбленных из тюрем. Бишкекчанка, назвавшаяся Моникой Молдалиевой, рассказала о случае своей подруги:

– Меня больше всего удивляет то, что заключенный просит то бананы, то шоколад. Каждый день он просит пополнить его баланс.

Уже дошло до того, что она стала покупать ему одежду.

Когда моя подруга относила ему молоко и кефир, он уже возмущался и говорил: «Ты думаешь, что я в больнице лежу? Приноси мне колбасу, сигареты».

– Он не запугивал вашу подругу?

– Я с ним говорила и сказала, что неизвестно когда он придет, и хватит морочить голову подруге. Он меня запугивал и говорил, что на свободе у него есть ребята и он может сказать им избить меня.

В Кыргызстане можно встретить и тех, кто нашел свое счастье с заключенными, познакомившись с ними на Интернет-форумах или по телефону. Однако кто даст гарантию, что все подобные знакомства заканчиваются таким благополучным финалом?

Предприимчивые зэки

Нередко заключенные используют телефонную связь для мошенничества.

Например, отцу Келсина – жителя Таласа – позвонили неизвестные и сообщили, что он выиграл приз.

Звонившие попросили пополнить баланс одного номера, чтобы забрать выигрыш. В итоге пенсионер попался на удочку мошенников и лишился более тысячи сомов:

– Они говорили, что до конца розыгрыша осталось мало, а чтобы что-то выиграть, надо пополнить баланс. Отец загружал единицы.

В конце ему сказали, что для выигрыша такого-то приза надо загрузить определенное количество денег. Он послушался, потом позвонил на тот номер, а его уже нет.

Если не заключенные, то кто это делает?

На самом деле трудно определить, кто проводит такие мошеннические операции – заключенные или те, кто находится на воле.

По мнению знатоков, в основном те, кто звонит из мест заключения, не просят перевести деньги на банковский счет или передать какому-нибудь человеку. Они просят пополнить баланс какого-либо номера.

Обналичить эти средства или перевести на другой номер не составляет труда. Согласно результатам опроса в социальной сети Фейсбук, заключенные в основном звонят с новостью о “выигрыше” приза простым людям.

Также есть те, кто представляется сотрудником оператора сотовой связи, государственного органа или министерства, и требуют деньги.

Например, есть те, кто под предлогом проверки мобильной связи заставляют набирать различные комбинации цифр и таким образом переводят на свой счет единицы.

Способы обманов, совершаемых прямо из тюремных камер с помощью сотовых телефонов, можно узнать на российских и украинских сайтах.

Некоторые пользователи Фейсбука отмечают, что в последнее время появился еще один способ – когда звонящий говорит о том, что ваш близкий человек попал в беду, а чтобы ему помочь, просят пополнить баланс. Однако какими бы ни были уловки, их можно вовремя распознать и принять меры, считает побывавшая в такой ситуации Зарина Жусупова:

– Мне позвонили и сказали, что прибыла посылка из России от родственников. Позвонивший попросил меня загрузить на его мобильный телефон единицы на 214 сомов, а он потом через такси отправит мне посылку.

Я сделала все, как он попросил. Но его такси так и не доехало до нашего дома. Тут я почувствовала что-то неладное и пошла к оператору связи и аннулировала свой заказ на 214 сомов.

После тот байке вновь перезвонил мне и от злости обматерил последними словами.

На вопрос, откуда телефонные аферисты и заключенные в тюрьмах узнают номера мобильных телефонов, мы получили ответ на интернет-форумах. Оказывается, все очень просто – они добывают телефоны через многочисленные частные объявления в газетах, в бегущей рекламе на ТВ.

Кроме того, злоумышленники уверены, что из ста абонентов, которым они отправляют сомнительные сообщения, обязательно двое-трое перезвонят.

Начальник СИЗО-1 в Бишкеке Марс Жусупбеков в интервью «Азаттыку» подтвердил, что такие случаи имеют место:

– Все дело в интернете. Сейчас время такое – все дают рекламу, знакомятся, общаются. Мы не можем всех контролировать, если кто-то загружает единицы или посылку приносит заключенным. Это все от девушек самих зависит.

Они же должны думать – к кому и куда идут. Кроме этого, есть такие, кто попадается на удочку аферистов, которым звонят и говорят, что они выиграли холодильник или же машину. Такие факты встречаются и среди нашего контингента.

По этим случаям идут розыскные мероприятия.

– Как в места заключения попадают мобильные телефоны?

– Согласно кыргызскому законодательству, лицам, осужденным за различные преступления, запрещено пользоваться мобильными телефонами.

По данным ГСИН КР, у нас более 10 тысяч заключенных, 11 исправительных колоний, 6 следственных изоляторов и 14 колоний-поселений.

Из них только в следственном изоляторе в селе Алга Чуйской области есть глушители сотовой связи.

Фактически получается, что в остальных местах заключения осужденные лица свободно могут пользоваться сотовой связью и даже выходить в интернет посредством мобильных аппаратов.

Известная правозащитница Азиза Абдирасулова в интервью «Азаттыку» поделилась своим мнением по данной проблеме:

– Ни я, ни вы не бываем в тюрьмах. Тогда кто туда все приносит? Родственники заключенных туда тоже не заходят. Да что говорить, если даже адвокатов тысячу раз перепроверят и мобильный телефон заставят оставить.

Поэтому для всех удивительно, как в такие места попадают сотовые телефоны. Остаются только сами сотрудники ГСИН, которые и могут мобильники туда занести. Больше никто не может занести. За это они получают деньги.

Все это происходит из-за коррупции.

По словам пресс-секретаря ГСИН КР Элеоноры Сабатаровой, время от времени в местах заключения проводятся обыски, чтобы выявить запрещенные предметы у осужденных.

Найденные в ходе обыска телефоны изымаются, проводятся следственные мероприятия по данным фактам.

Представитель ГСИН считает некорректным обвинять всех сотрудников исправительных учреждений, что они проносят мобильные телефоны в тюрьмы:

– Запрещенные предметы в места заключения попадают разными путями. Нельзя исключать и самый обычный человеческий фактор, и другие случаи. Вполне возможно, что это делают адвокаты и родственники заключенных.

Есть случаи, когда заворачивают в полиэтиленовые пакеты и перебрасывают через заборы. Такие факты бывали и раньше, и сейчас встречаются.

Насчет звонков из мест заключения с различными сомнительными просьбами, могу сказать одно – можно оспорить, что это делают исключительно заключенные.

Нам было интересно узнать, а что думают сами заключенные об этом. Не сразу удалось найти желающих пооткровенничать с нами. Многие отказывались из-за неписанных тюремных законов.

Нам удалось уговорить одного тюремного сидельца, пожелавшего, естественно, остаться неизвестным, на откровенный разговор.

– Есть ли среди заключенных те, кто занимается обманом по телефону?

– Не знаю, я не встречал таких ребят.

– По вашему мнению, можно ли осужденым использовать мобильные телефоны?

– Обязательно нужно, хотя бы для того, чтобы с родными разговаривать. Если так посмотреть – они же только ограничили нашу свободу. Других ограничений не было. Мы ведь тоже люди. Других правонарушений не делали.

– Вы мобильный телефон открыто используете? Если увидят, что сделают?

– Нет, скрытно. Если увидят, то могут дополнительный срок впаять.

– А мобильный интернет используете?

– Нет. У нас нет таких телефонов, чтобы можно было в интернет выходить.

Силовики уверены, что наличие сотовых телефонов у спецконтингента недопустимо, потому что это обеспечивает им связь с криминальным миром извне.

Поэтому в большинстве стран мира мобильные аппараты запрещены к использованию в местах заключения. Например, в той же самой Грузии, если у осужденного находят телефон, ему могут добавить срок заключения.

В Кыргызстане поднимались инициативы по ужесточению наказания за пользование сотовыми телефонами в местах заключения и по установке средств глушения сотовой связи в таких местах.

Но руководство ГСИН КР говорит, что у них нет средств для закупки специального оборудования.

BK/AI

Перевод с кыргызского, оригинал стать здесь.

Источник: https://rus.azattyk.org/a/24901711.html

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть