8(800)350-83-64

Сексуальные издевательства в женских тюрьмах россии: виды пыток и насилия, как живут в колониях, какие порядки, как проходит досмотр, как вести себя первый раз?

Пытки в колониях: заключенные часами ползают по плацу, ФСИН стоит над ними с собаками и дубинками

Сексуальные издевательства в женских тюрьмах России: виды пыток и насилия, как живут в колониях, какие порядки, как проходит досмотр, как вести себя первый раз?

Понятно, что исправительная колония не санаторий. Понятно, что большая часть заключенных — это люди, отбывающие срок за реальные преступления.

Однако суд, приговаривая наших сограждан к лишению свободы на срок в год, три года, пять лет, не приговаривал их к избиениям, изнасилованиям и ползанию на животе на протяжении года, трех или пяти лет.

Прочтите о дикостях, творящихся в российских исправительных колониях, подумайте над тем, как и в какую сторону там «исправляют» людей.

Михаил Пулин — бывший нацбол, осужденный Замоскворецким районным судом Москвы по делу о самообороне против хулиганов-провокаторов. Суд «не нашел» факта самообороны и признал оппозиционного активиста виновным по статье «Хулиганство».

Позднее Пулин был осужден еще и по 282-й статье Уголовного кодекса — за членство в запрещенной Национал-большевистской партии.

Получив в 2009 году три с половиной года лишения свободы, Пулин был этапирован в колонию общего режима ИК-17 Кировской области, откуда освободился в июле этого года.

На севере Кировской области, в 180 километрах от областного центра, находится небольшой город Омутнинск.

В этом затерянном посреди вятских лесов городишке, где за последние 20 лет развалились все возможные предприятия и заводы, наиболее престижной и высокооплачиваемой является работа в исправительной колонии — зоне.

Лагерей в Омутнинском районе несколько: ИК-18 — женская колония, ИК-1 — строгий режим, ИК-6 — особый режим и ИК-17 общего режима, о которой и пойдет речь в этой статье.

ИК-17, пользующаяся среди заключенных печальной славой, относится к так называемым «красным», беспредельным зонам.

Необходимое уточнение для непосвященного: исправительные колонии в России традиционно делятся на «черные» — те, в которых влияние на жизнь колонии оказывают криминальные авторитеты, и «красные» — те, где всем заправляет администрация.

Читателям, далеким от тюремных реалий, может показаться, что в том исправительном учреждении, где заправляют криминальные сообщества, для человека, случайно угодившего за решетку, жизнь будет наиболее тяжела.

Однако в реальности именно те зоны, где контроль над всей жизнью заключенных сосредоточен в руках сотрудников ФСИН, становятся настоящим адом для оказавшегося там арестанта.

У заключенного, впервые попавшего в ИК-17, неприятности начинаются с того момента, как автозак, везущий арестантов, пересекает ворота этого учреждения.

Машину окружает дежурящая в этот день смена сотрудников ФСИН с дубинками и собаками, и начинается так называемая «приемка» — каждый вновь прибывший бежит мимо построившихся фсиновцев, которые бьют его дубинками до тех пор, пока человек не падает лицом вниз. После того как все прибывшие достаточное время полежали на лицом вниз с руками за головой, испачкав плац своей кровью, их гонят в помещение для проведения обысков. В маленькой комнатушке, если прибывших мало, или в здании зоновского клуба, если их много, всех еще раз избивают, и начинается «обыск». Те вещи арестантов, которые можно сломать, ломают (сигареты, зубные щетки, пластиковую посуду), которые можно порвать — рвут (письма, юридическую литературу). Чай, сахар и другие продукты питания перемешивают с бытовой химией.

Но на этом «обыск» только начинается.

После глумления над личными вещами арестантов ведут в санчасть на так называемую «промывку» — каждому с помощью клизмы заливается по пять литров холодной воды, а к тем, кто отказывается проходить эту процедуру добровольно, применяются спецсредства и вода заливается насильно. Это делается якобы для того, чтобы исключить возможность проноса запрещенных предметов на территорию колонии. Но на самом деле это еще один способ оказать на измученного приемкой человека моральное и физическое давление.

Следующая порция страданий ждет арестанта в карантинном отделении.

Согласно Уголовно-исполнительному кодексу (УИК) и Правилам внутреннего распорядка исправительных учреждений (ПВР ИУ) карантинное отделение предназначено для проведения медицинского освидетельствования, выявления инфекционных болезней, ознакомления осужденных с правилами отбывания наказания в колонии и прочих необходимых процедур.

Однако в «красном» лагере слово «карантин» имеет особый смысл. Оно является синонимом пыток, страданий и невыносимых издевательств.

Кроме того, карантин на ИК-17 является настоящей фабрикой по выбиванию явок с повинной — то есть признательных показаний, необходимых для привлечения осужденного к уголовной ответственности за новые преступления, которых он порой даже не совершал.

Помимо этого оперативники проводят с каждым заключенным так называемую «индивидуальную работу»: пытаются завербовать его в «стукачи» — негласные осведомители, завлечь на должность завхоза, бригадира, дневального, и так далее.

Дело в том, что на «красной» зоне заключенные, занимающие вышеупомянутые должности, не только выполняют свои непосредственные обязанности, но и являются доверенными лицами оперативников, которые через них управляют жизнью в колонии, командуют другими осужденными.

Попытки завербовать осуществляются через уже упомянутые методы — избиения, пытки, в отдельных случаях дело доходит до изнасилования. Жестокий режим и дисциплина в колонии поддерживаются такими же средствами.

Также вновь прибывших заставляют заниматься самыми тяжелыми работами, например копанием контрольно-следовой полосы в запретной зоне.

«Свободное» от работы время заполняется различными бессмысленными режимными мероприятиями, такими как проведение бесконечных пофамильных проверок или чтением вслух правил внутреннего распорядка.

В жилой зоне, куда заключенный попадает после 15 суток нахождения в карантине, дела обстоят немногим лучше. Большинство прав, якобы имеющихся у российских осужденных согласно действующему законодательству, нарушаются самым грубейшим образом.

Арестантов заставляют часами маршировать строем по плацу и петь песни, причем происходит это порой и неласковой омутнинской зимой, когда температура падает до минус 40, заниматься бессмысленными «хозработами» — например, бесконечным подметанием давно вылизанного до блеска плаца.

Отдельная тема — возведенное в абсолют положение ПВР ИУ о том, что осужденный обязан здороваться при встрече с представителем администрации.

На ИК-17 даже это превращено в издевательство — когда осужденные идут строем, они обязаны с максимальной громкостью крикнуть слово «здраст!» (сокращенно от «здравствуйте») встречающемуся по пути представителю администрации.

Если же кто-то крикнул недостаточно громко, то весь отряд заставляют маршировать по плацу и продолжать кричать «здраст!» на протяжении многих часов.

Ситуация в лагере такова, что для того чтобы оказать воздействие на заключенного, сотрудникам ФСИН даже не приходится прибегать к установленным законом мерам взыскания (штрафной изолятор, перевод на строгие условия содержания, перевод в помещение камерного типа и другие).

За все «прегрешения» наказание назначают и осуществляют заключенные, сотрудничающие с администрацией, как правило, состоящие на должностях дневальных, бригадиров, завхозов.

Наказания эти, разумеется, никак не регламентированы и представляют собой обычные избиения, издевательства или (в лучшем случае) штрафные работы.

Следует заметить, что речь идет не о каких-либо серьезных нарушениях режима, а о проступках вроде нарушения формы одежды, плохо заправленной кровати, а за такое преступление века, как отказ от выхода на зарядку, можно вообще освободиться из колонии на инвалидной коляске.

Кроме того, в ИК-17 имеется так называемый «штрафной» отряд (отряд №6), в котором творится беспредел, выделяющийся даже на фоне всего остального происходящего в зоне.

Заключенные из этого отряда бегают в столовую бегом, им запрещено курить, пить чай и иметь какой-либо досуг, большинство из них заставляют работать на «продленке» со сменами по 12 часов ежедневно. Напомним, согласно УИК труд осужденных свыше восьми часов в день запрещен.

Но в ИК-17 заключенных, выведенных на работу с 12-часовой сменой, заставляют подписать заявление о якобы добровольном характере этого труда.

Систематически нарушается право осужденных на переписку (большинство писем просто сжигается), право на телефонные переговоры (переговоры под различными предлогами запрещаются, а если это не удалось, то при разговоре целенаправленно создаются помехи в эфире, чтобы ничего не было слышно), право на краткосрочные и длительные свидания (на краткосрочные свидания не пускают лиц, не являющихся родственниками осужденного, что является прямым нарушением статьи 89 УИК; на длительные свидания осужденные, чем-то не угодные администрации, могут не попадать по полгода и более под предлогом отсутствия свободных комнат).

Возможность освободиться условно-досрочно из ИК-17 практически отсутствует, впрочем, как и возможность замены режима отбывания наказания на более мягкий, то есть колонию-поселение.

Даже преданных администрации завхозов и бригадиров отпускают досрочно далеко не всегда.

До недавнего времени условно-досрочно освобождалось не более пяти-семи человек в год, при том что общая численность заключенных достигает тысячи.

Как несложно догадаться, в отряде строгих условий отбывания наказания, штрафном изоляторе (ШИЗО) и помещении камерного типа жизнь осужденных еще хуже, чем в жилой зоне и даже чем в карантинном отделении.

Заключенных ежедневно бьют, в ШИЗО сутками заставляют стоять на растяжке (в позе для проведения обыска с широко расставленными ногами и разведенными в стороны руками), принуждают заниматься грязной и тяжелой работой.

Складывается впечатление, что администрация колонии вообще не считает осужденных людьми.

Было немало случаев, когда арестанты, не выдержав творящегося беспредела, резали себе вены, глотали гвозди или другими способами пытались покончить с собой, однако почти никакой медицинской помощи им не оказывалось, и после чисто формального разбирательства их избивали по заданию оперативников сотрудничающие с администрацией заключенные

У кого-то из читателей может возникнуть вопрос: куда смотрят всевозможные комиссии, прокурорские проверки, почему сами осужденные не обращаются с жалобами в вышестоящие инстанции?

Ни одна из жалоб, каким-либо образом направленная против интересов администрации, за пределы колонии никуда не уйдет, а направится прямиком на сжигание в котельную, а автор жалобы при этом сильно рискует своим здоровьем. Что касается прокурорских проверок, то от них никакой пользы для осужденных нет; для прояснения сути этого явления можно привести характерный пример.

Доведенные до отчаяния осужденные одного из отрядов объявили голодовку и написали коллективную жалобу находящемуся в этот момент в зоне местному прокурору по надзору за соблюдением законов при исполнении наказаний.

Прокурор, в свою очередь, демонстративно порвал жалобу и заявил, что таких жалобщиков следует не сажать, а расстреливать.

Организаторы и активные участники состоявшейся голодовки подверглись жестким репрессиям — помимо обычных для этого учреждения избиений к ним применялись совершенно бесчеловечные издевательства — пытки электрическим током, сексуальное насилие, подвешивание на наручниках и так далее. Несколько человек по надуманным предлогам отправили в ШИЗО.

Официозные СМИ уже несколько лет твердят нам о гуманизации и реформе ФСИН, об улучшении жизни арестантов, о постоянных проверках, якобы выявляющих нарушения прав заключенных.

Но в реальности гуманизация существует только на бумаге, а реформа ФСИН если в чем-то и движется вперед, то только по части «закручивания гаек» и усиления режима в колониях.

Человеку, попавшему впервые в «красный» лагерь, происходящее может показаться фантастической антиутопией. Людям, не ставшим вопреки всему в этом аду подельниками преступников в погонах, пытающимся сохранить человеческое достоинство, здесь тяжело вдвойне.

«Особая буква», ознакомившись с рассказом Михаила Пулина, считает необходимым задать несколько вопросов руководству Федеральной службы исполнения наказаний и Генпрокуратуры:

1. Какими регламентами предусмотрена насильственная вербовка заключенных в так называемые «хозбригады» и в осведомители оперативной части колонии?

2. Чем обусловлен жесткий «прием» вновь прибывших заключенных в колонию? Какими соображениями безопасности и иной оперативной необходимости вызвано ползание заключенных по плацу, избиение их в «карантине», порча личных вещей?

3.

Почему осужденным из числа «хозбригад» дозволено избивать других заключенных и вообще как-либо заниматься мероприятиями по обеспечению режима в колониях? Не является ли упразднение зловещих «секций дисциплины и порядка» (СДП) формальным? Не продолжают ли СДП на практике функционировать в колониях до сих пор?

4. Когда и какими должностными лицами в последнее время проводились прокурорские проверки в ИК-17 Кировской области, каковы были результаты этих проверок?

Просим считать этот материал официальным обращением в Федеральную службу исполнения наказаний и в Генеральную прокуратуру.

Материал подготовили: Михаил Пулин, Мария Пономарева, Роман Попков

Источник: http://www.SpecLetter.com/sud/2012-09-04/kolonialnyi-stil.html

Что делают в тюрьме с насильниками? Каково отношение к насильникам на зоне?

Для того чтобы разобраться в количестве слухов и верных сведений от «очевидцев», касающихся того, что делают в тюрьме с насильниками, нужно подробно изучить саму статью УК, отличия зон и колоний.

Статьи

Статьи 131–135 предполагают наказание за развратные действия или насилие.

Они рассматривают сексуальные отношения с несовершеннолетними, а также принуждение к половому акту без обоюдного согласия с применением угроз, физической силы одним человеком или преступление, совершенное группой людей. В неправомерные действия входят также домогательства лиц, не достигших возраста 14–16 лет.

Российским государством по каждому отдельному эпизоду прописывается и применяется наказание с учетом обстоятельств.

Подразумевается как административное наказание – в виде общественных работ или штрафа, так и уголовное (от 3 до 6 лет). Это пребывание преступника в заключении и изоляции от общества.

Заявление в полицию об изнасиловании может подать лицо, достигшее возраста 18 лет, родители или органы опеки.

СИЗО

После подачи заявления начинается процесс привлечения виновного к ответственности. С учетом тяжести преступления, обвиняемый может дожидаться суда дома или в следственном изоляторе.

В СИЗО обвиняемого по статьям о насилии обязаны определить в отдельную камеру для более удобной работы органов защиты и прокуратуры.

Но на практике «статусного» не принято изолировать, чтобы он с большим рвением мог учувствовать в проведении следственной работы и стал сотрудничать.

Поэтому осужденного сажают в общую камеру, где он проходит «обучение», то есть там его просто избивают.

Суд и этап

Если суд решает, что обвиняемый виновен, ему определяют меру наказания и место заключения.

В практике осужденных распределяют по тяжести преступления. Если срок небольшой, человека могут оставить в колонии по месту проживания.

Если вина тяжкая, осужденного отправляют пребывать наказание подальше. Это обоснованно несколькими причинами.

Во-первых, уменьшает возможность бунта преступника, во-вторых, родственники потерпевшего имеют меньше шансов самостоятельно отомстить обидчику.

Этап – это транспортировка осужденного на место отбывания наказания.

Как поступают с насильниками в тюрьме и на зоне

До 90-х годов законы преступного мира основывались на чистоте помыслов. Воровство и убийство считались элитными занятиями, в которых нет места насилию.

Это «благородная» работа, и ее нельзя было позорить бессмысленным и бесполезным издевательством над жертвой. В связи с этим насильники считались презренными членами общества, не людьми, и подвергались унижению.

«Опускание» происходило как на сексуальной почве, так и в виде психологической ломки человека.

Что ждет насильников в тюрьме в наше время? К 2015 году приоритеты немного сместились. Сексуальные действия с применением силы не имеют больше такого позорного статуса.

Особенно, если заключенный доказал сокамерникам «необходимость содеянного» или вину жертвы. Неизменно низким остается статус педофилов и людей с болезненной тягой к жестокости (маньяков).

В этих случаях никакие оправдания не рассматриваются.

Тонкости тюремных законов

В каждой тюрьме среди заключенных выбирается старший «смотрящий», а также главные по камерам. В зонах и колониях та же система. Но зоны делятся на «красные» и «черные».

В «красных» – так называемые ментовские (полицейские) порядки, нет «блатных смотрящих», и все решения принимаются руководством зоны.

В «черных» же официальное начальство не имеет особого статуса, здесь все решают воровские законы.

Новому человеку статус присваивается довольно быстро. На его определение влияет репутация, которую он заслужил на воле, статья и личное поведение.

Каких-то строгих законов не придерживаются, а решают в каждом случае отдельно.

Поэтому «опустить» могут не только насильника, но и человека, который неправильно себя ведет или замечен в «крысиных» поступках.

«Опущенные» и «петухи»

Что делают в тюрьме с насильниками? «Смотрящие» подробно выясняют обстоятельства и принимают решения.

Если речь идет о насилии над женщиной, то у человека есть возможность воспользоваться оправдательными моментами.

Это и шантаж «коварной» любовницы с целью женитьбы, и месть за неверность и обман. Такие истории воспринимаются с сочувствием и оправдывают поступок.

Что делают в тюрьме с насильниками мужчин? Их «петушат». Гомосексуализм остро не приветствуется в преступном обществе. Здесь осужденному трудно найти оправдание, и он становится общим «любовником».

Нужно определить различие, ведь «опускание» и «петушение» – это не одно и то же. «Опущенный» может не быть «петухом». Он спит у параши, убирает в камере, выполняет любые прихоти сокамерников от рассказывания сказок до кормления с ложечки.

Это общий раб, но и у него есть свои привилегии. Если «опущенный» хорошо и добросовестно выполняет свои обязанности, его нельзя зря и без причины бить и заниматься с ним сексом. Его можно даже приласкать, как домашнее животное, и подкормить хорошей едой.

Но нельзя здороваться с ним за руку и есть из одной тарелки.

Что делают с насильниками на зоне, если его «запетушили»? У такого человека свои обязанности. Это выполнение сексуальных желаний хозяина. У него может быть один любовник или его услугами могут пользоваться все.

Если у него один хозяин, то «петух» может ублажать его и сказками, и массажем ног, но другим этого делать не будет. Он не обязан мыть парашу и убирать за сокамерниками.

Такое распределение считается логичным, чтобы не смешивать секс и человеческие отходы.

Что делают в тюрьме с насильниками и хорошо ли им там живется? Если заключенный доказал свою невиновность по моральному кодексу «блатных», то у него есть все шансы ходить в «мужиках», то есть в уважаемых людях. Если нет возможности доказать, что был прав, то всегда можно просто отмахаться. В истории есть случаи, когда человек пронес нож и просто не подпустил к себе группу наказания.

В любом случае не стоит скрывать ни статью, ни мотивы. Тюрьма давно уже не изолированное общество и достать правдивую информацию можно легко и быстро.

В таком случае обман не прощается. Если только за период проверки насильник не зарекомендовал себя с наилучшей стороны перед смотрящим и сокамерниками.

Насилие над детьми

Педофилия не прощается и ничем не оправдывается. В преступном мире мало святого, но дети и мать – понятия неприкосновенные.

Что делают с насильниками детей в тюрьме? Их убивают и на «красной», и на «черной» зонах. По понятиям, такие люди не должны выйти из места заключения.

Их не «петушат» и не «опускают»: если вина доказана, им не жить.

По закону, насильников и маньяков должны держать в изолированном заключении.

Но и руководители зон и «блатные» в любом случае найдут способ избавиться от ненужного элемента.

«Убрать» можно «случайно» при транспортировке, обосновывая это как вынужденную меру при попытке к бегству. А на месте отсидки может произойти «несчастный случай».

Но если вину маньяка или насильника доказывает суд и статьи достаточно для смертного приговора среди сокамерников, то педофилию нужно еще доказать или опровергнуть.

Оправдание педофилии в тюрьме

Современные органы опеки и родители подростков иногда доходят в воспитательном рвении до маразма.

Если осужденный доказал в тюрьме, что его посадили за то, что он поцеловал свою дочь в щечку или хлопнул по попке, чтобы не капризничала, его не трогают и относятся с сочувствием.

Также верят рассказам о том, что был соблазнен в клубе накрашенной девицей, но по паспорту она оказалась несовершеннолетней, а родители подали в суд.

В группу риска входят педагоги по физической культуре и тренеры, а также руководители студий и кружков.

В современном мире педофилия – это страх и болезнь общества. Поэтому в 80% случаев судебных разбирательств – это просто истерия.

Но подозреваемых по этой статье чаще всего осуждают, даже если нет прямых доказательств.

Что бывает в тюрьме с насильниками детей, пока идет выяснение сокамерниками того, виноват осужденный или нет? Их бьют. Пока не доказана невиновность, осужденных по статье о педофилии избивают все, кто хочет.

Им можно защищаться до определенной степени. То есть закрываться можно, но наносить ощутимый вред избивающим не стоит.

В таком случае можно не дождаться оправдания с воли и быть «опущенным» без права возврата в «мужики».

Как относятся в тюрьме к насильникам, мы рассмотрели. Их бьют всегда и везде, в СИЗО, на этапе и на зоне. Это называется «обучением». Часто сокамерники не дожидаются доказательств или решения суда и «опускают» подозреваемых уже в следственном изоляторе.

Что делают с насильниками на зоне и как происходит «опускание»? Фантазий на эту тему много. Могут надеть на голову человека нижнее белье, мазнуть калом или членом по губам во время сна, окунуть в парашу и так далее.

Если «опустили» еще в СИЗО, то скрывать на зоне, что ты «опущенный» нельзя.

Потому что на зоне могут принять такого человека за «мужика» (уважаемого), здороваться за руку, пить из одной кружки, а когда выяснится, что это был «опущенный», то все, кто к нему прикасался, тоже будут считаться «опущенными». За такой обман сразу убивают.

Откуп от наказания

Что в тюрьме с насильниками делают, если у них есть возможность откупиться? Если это педофил или маньяк, вина которого еще не доказана, то есть возможность купить себе неприкосновенность.

Сумма каждый раз определяется индивидуально и может быть как единовременной выплатой, так и многоразовой, на протяжении всего срока. Если в течение срока наказания насильника перевели на другую зону, то платить придется еще раз.

Предыдущий откуп не считается.

Маньяки

Как обращаются с насильниками в тюрьме, если сексуальные действия без согласия женщины не имеют веской причины? Если поступок не оправдан ничем, кроме болезненного удовлетворения своих желаний, сочувствия или откупа быть не может.

Наравне с педофилами, маньяк считается самым ненужным человеком. Ненависть к таким людям такова, что обычно они не доживают даже до суда.

Зафиксирован случай в Пермском крае, когда по одному делу по очереди арестовали 4-х подозреваемых и их всех убили сокамерники еще в следственном изоляторе.

Тюрьма – это жизнь

Неважно, за что человека осудили, в тюрьме сидят просто люди. Каждый из них – со своим сроком и бедой. Судить о местах заключения по фильмам и книгам нельзя. Среди преступников хватает и нормальных людей, и не очень, все как в жизни.

Единственным предостережением может быть только одно: не доверять никому. «Добрых» там нет. Если кто-то вдруг начал заботиться о вашем самочувствии, то это подвох. Близкой дружбы заводить ни с кем нельзя.

Во-первых, приятельские отношения с новенькими заводят, чтобы потом подставить, во-вторых, если «друга» опустят, то вас тоже за компанию.

Что в тюрьме с насильниками делают, точно может ответить только тот, кто отбывал наказание. Но такие люди обычно не ведут блоги и не пишут статьи, не любят откровенничать. Поэтому приходится доверять устным рассказам через вторые руки.

Источник: http://.ru/article/222672/chto-delayut-v-tyurme-s-nasilnikami-kakovo-otnoshenie-k-nasilnikam-na-zone

Женская тюрьма – пытки, издевательства и рабский труд

Женская тюрьма – пытки, издевательства и рабский труд

Женская тюрьма провинции Ляонин является частью большого тюремного комплекса, расположенного на северо-западе города Шеньян.

Строительство этого комплекса, площадь которого составляет 1,34 кв.

километра, в своё время обошлось государству в 500 миллионов юаней (80 миллионов долларов).

Тюрьма печально известна своим жестоким обращением с заключёнными.

Десятая часть всех узников — это незаконно осуждённые последователи Фалуньгун, духовной практики основанной на принципах Истина-Доброта-Терпение.

В 2003 году за «образцовую работу» по «перевоспитанию» узников совести учреждение получило статус «Национальная тюрьма».

В 2010 году в тюремной больнице был организован ещё один «исправительный центр» для последователей Фалуньгун.

За ними по приказу охранников круглосуточно следят другие заключённые. За обещанные поощрения они стараются «преобразовать» твёрдых в своих убеждениях приверженцев практики.

Последователи Фалуньгун не только подвергаются пыткам и «промыванию мозгов», но также вынуждены тяжело работать. Иногда рабочий день составляет больше 14 часов в день, без выходных. Обычно их труд используется при производстве одежды, текстиля и предметов быта.

Продукция, изготовленная в тюрьме, идёт не только на внутренний рынок, но и на экспорт.

Если человек не поддаётся «преобразованию», или не может выполнить рабочую норму, его наказывают: избивают электрическими дубинками, применяют принудительное кормление, воздействие холодом, лишают сна, обливают горячей водой, подвешивают и подвергают сексуальному насилию. Заключённых заставляют длительное время сидеть в неудобной позе, их могут лишать пищи, не давать возможности пользоваться туалетом, делают инъекции неизвестных препаратов и применяют другие виды пыток.

Смертельные случаи

Известно 25 случаев, когда последователи Фалуньгун погибли в результате жестокого обращения в женской тюрьме провинции Ляонин.

Ян Чуньлин

В 2006 году Ян Чуньлин (杨春玲) приговорили к семи годам тюрьмы за то, что она подключилась к кабельному телевидению с фильмом, разоблачающим кровавый коммунистический режим Китая.

В тюрьме её подвергали пыткам, лишали сна, пищи, воды и не разрешали пользоваться туалетом. Из-за этого она очень ослабла, и у неё появились симптомы аритмии.

11 марта 2013 года Ян освободили. В то время у неё обнаружили в груди несколько уплотнений. Вскоре после освобождения состояние её ухудшилось, и 2 апреля 2014 года Ян умерла.

Ван Сюся

Ван Сюся (王秀霞) была арестована за распространение информационных материалов о Фалуньгун в 2002 году. Её приговорили к четырёхлетнему тюремному сроку.

Чтобы заставить Ван отказаться от своих убеждений, тюремные охранники запретили ей разговаривать с кем-либо. Её заставляли выполнять тяжёлую физическую работу. Если она не успевала вовремя выполнить свою рабочую норму, специально завышенную, заключённые избивали её и не давали ей спать.

Однажды после 10 часовой рабочей смены, её заставили лечь на пол и облили холодной водой. Вскоре после этого её здоровье резко ухудшилось.

Навестившие её в июле 2005 года родственники отмечают, что выглядела она измождённой. На свидании рядом с ней неотлучно присутствовали два охранника, и она только сказала своим близким, что у неё нет аппетита.

Здоровье Ван Сюся продолжало ухудшаться и в декабре 2005 года её освободили по медицинским показателям.

В то время Ван находилась в критическом состоянии. Всё её тело было в травмах. Грудь была покрыта ранами, передние зубы выпали, а ноги распухли так, что передвигаться она не могла.

Родные отправили её в больницу, где ей диагностировали туберкулёз и сердечную недостаточность. Менее чем через месяц после выхода на свободу Ван умерла в возрасте 41 год.

Случаи жестокого обращения

Лю Пиньтун

Лю Пиньтун(刘品彤) была приговорена к восьми годам тюрьмы за то, что рассказывала людям правду о Фалуньгун. 11 декабря 2012 года её привезли в тюрьму, где она сразу же попала в «исправительный центр».

Её заставляли стоять, не шевелясь и сидеть на маленьком стульчике с неровной поверхностью. Лю не давали возможности мыться и пользоваться туалетом. Охранники не разрешали ей спать и периодически избивали.

Сестра, которая 16 октября 2014 года пришла навестить Лю, была потрясена увиденным. Лю была привязана к кровати, её руки и ноги от натянутых верёвок очень сильно распухли. Она была истощена и очень слаба, поэтому не могла говорить.

Демонстрация одного из видов пыток: привязывание к кровати

Несмотря на тяжёлое состояние Лю, тюремные власти отказались освободить её по медицинским показателям, так как требовался залог, а у её сестры не было денег оплатить его.

Ван Хун

47-летняя Ван Хун (王红)была приговорена к тюремному сроку на три с половиной года. В тюрьме Ляонин её подвергали многочисленным пыткам. Чтобы «преобразовать» последовательницу Фалуньгун охранники избивали её электрическими дубинками, сковывали наручниками руки за спиной и лишали сна.

Однажды охранник затолкал Ван в душевую и облил её холодной водой. После этого он открыл окно, чтобы она мёрзла, и долгое время не выпускал из холодного помещения.

В знак протеста против жестокого обращения, Ван объявила голодовку. Тогда её подвергли принудительному кормлению, привязав к кровати в растянутом положении, и не позволяли посещать туалет.

Позже её посадили в одиночную камеру, а родственникам отказали в свидании с ней.

После того, как 15 лет назад компартия Китая развязала репрессии против духовной практики, известной своей аполитичностью и мирным характером, руководство тюрьмы точно следует негласному указу властей «…уничтожить их [последователей Фалуньгун] физически». По числу замученных до смерти приверженцев Фалуньгун, провинция Ляонин входит в первую пятёрку из 23-х провинций страны.

en.minghui.org

Источник: http://falungun.ru/zhenskaya-tyurma-lyaonin/

Самые страшные пытки в истории человечества. Пытки в концлагерях

Эсэсовцы добивают расстрелянных евреев после массового расстрела в Mizocz, Украина. Пытки фашистов стали эталоном жесткости. Бессмысленное мучение называется истязанием.

Лагерь смерти Освенцим. Десять шокирующих фактов

Гиммлер решил перенять опыт, попутно от себя присовокупив к списку “стимулов” то, чего не было в советской системе, — “поощрительную” проституцию. Встречались также случаи физического противоборства и саботажа.

Сопротивление приобретало различные формы проявления, одной из которых была взаимопомощь. Высокая смертность на Восточном фронте заставила высшее руководство Рейха несколько пересмотреть свою «демографическую» политику.

Работа в системе СС прельщала молодых немок возможностями карьерного роста и высокими заработными ставками.

В ноябре 1946 года она как военная преступница была передана польским властям по их запросу. Таким образом нацистские палачи пытались запугать остальных заключенных и стимулировать их к доносительству.

Реакция администрации лагеря была безжалостной – казнить 10 человек из барака и жестоко наказать остальных.

Некоторые из них попадали в лагерь за уголовные преступления, другие – в качестве политических заключенных либо в следствие своей нетрадиционной сексуальной ориентации.

Узники тайных тюрем в течение многих лет подвергаются воздействиям карательных органов без предъявления им конкретных обвинений.

В 1944 году Мандель была переведена на пост начальницы концлагеря Мульдорф, одной из частей концлагеря Дахау, где и прослужила до окончания войны с Германией. Последующая судьба Хильдегард Нойманн неизвестна.

Нойманн покинула лагерь в мае 1945 года и не понесла уголовной ответственности за военные преступления. Хильдегард Нойманн начала свою службу в концентрационном лагере Равенсбрюк в октябре 1944, став сразу обер-надзирательницей.

10 августа 1945 года Мандель была арестована американскими войсками.

Зверства фашизма — слабонервных просьба не смотреть

Некоторые до попадания в концлагеря занимались проституцией, поэтому соглашались на схожую работу, но уже за колючей проволокой, без проблем и даже передавали свои навыки неискушенным коллегам.

По воспоминаниям выживших, Мандель была меломанкой и хорошо относилась к музыкантам из оркестра, лично приходила к ним в барак с просьбой что-нибудь сыграть.

Известны случаи, когда Мандель лично на время брала под своё покровительство нескольких заключённых, а когда они ей наскучивали, вносила их в списки к уничтожению.

Коллеги по службе описывали Мандель как «чрезвычайно умного и преданного своему делу» человека.

Дженни-Ванда Баркманн была признана виновной, после чего ей дали сказать последнее слово. Она заявила, «Жизнь действительно большое удовольствие, а удовольствие, как правило, недолго».

Она была настолько жестокой но при этом очень красивой, что женщины-заключенные прозвали её «Прекрасным Призраком».

Среди прозвищ Ирмы были «Светловолосый дьявол», «Ангел смерти», «Прекрасное чудовище».

А ты , иуда, пытаешься “писать” историю!

Она о аде на земле и о людях , которые жили в этом аду!!! И только подумать , что эти люди пережили и как погибли миллионы!!!

Она морила голодом своих собак, чтобы потом натравливать их на жертв, и лично отбирала сотни людей для отправки в газовые камеры. Заключённые впоследствии рассказывали, что подвергались жестокому обращению со стороны Данц.

Она избивала их, конфисковывала выданную на зиму одежду. Наиболее известна под псевдонимом как «Фрау Абажур» Получила прозвище «Бухенвальдская ведьма» за жестокие пытки заключённых лагеря.

В последнюю ночь перед казнью Грезе смеялась и распевала песни вместе со своей коллегой Элизабет Фолькенрат.

Люди помогали в организации побегов и прятали беглецов, нелегально передавали продукты для изголодавшихся узников.

Любая форма сопротивления жестоко пресекалась – пойманных заключенных публично расстреливали, также расправлялись и с их соседями по бараку.

Для пыток над заключенными она использовала эмоциональные и физические методы, забивала насмерть женщин и наслаждалась произвольным отстрелом заключенных.

В нём Боте получила прозвище «Штуттгофская садистка» из-за жестокого обращения с женщинами-заключёнными. Она также участвовала в отборе женщин и детей в газовые камеры.

За это время часть арестантов умерла от голода, остальных, и в том числе Максимилиан Кольбе, казнили 14 августа 1941 г. смертельной инъекцией фенола.

Нацисты воспринимали период беременности как помеху работоспособности женщин, а самих младенцев – в качестве нежелательного «продукта».

Немалое количество жертв представляли дети, на которых испытывались смертельные дозы транквилизаторов.

Список концентрационных лагерей разных стран

Во всем этом не было сочувствия, а только расчет: тела готовили к тяжелому труду. Как только цикл реабилитации заканчивался, девушки становились частью секс-конвейера.

Она контролировала от 10 до 30 женщин-полицейских и более 20000 женщин-еврейских заключённых. Марш закончился 20-26 февраля 1945 года. В Берген-Бельзене Боте руководила отрядом женщин, состоявшим из 60-и человек и занимавшимся производством древесины.

Общее количество жертв лагеря смерти «Аушвиц-Биркенау» до сих пор не установлено.

Да “благодаря” таким как ты , в итоге и появились все эти ужасы на земле!!!!

Именно из него и была сделана взрывчатка, использованная во время восстания.

После освобождения лагеря была арестована. В мае 1945 года она сбежала в горы в районе её родного города — Мюнцкирхена. Также, именно Мандель принадлежит идея и создание женского лагерного оркестра, встречавшего у ворот новоприбывших заключённых весёлой музыкой.

Мандель лично производила отборы заключённых, и тысячами отправляла их в газовые камеры. Занимая в период 1942—1944 годов пост начальницы женских лагерей концентрационного лагеря Аушвиц-Биркенау, впрямую ответственна за смерть около 500 тысяч женщин-заключённых.

Но была поймана и арестована в мае 1945 при попытке покинуть вокзал в Гданьске.

Дженни бежала из лагеря в 1945 году, когда советские войска начали подходить к лагерю.

17 апреля 1945 года, она была взята в плен англичанами.

Среди украинских политических заключенных большую группу составляли активисты ОУН-УПА.

Тогда ей выдавливали ложкой глаза. И слепая, изувеченная она назвала всех, кто был в партизанском отряде. Если же он проявит упорство, то будет медленно и мучительно протыкаться растениями.

Жертву обездвиживали оковами, привязывали к корыту, заставляли есть мед и пить молоко, затем намазывали все тело сладким составом, и опускали в болото.

Предварительное расследование могло вестись с применением других хитроумных механических устройств для медленного расщепления костей пальцев и конечностей и разрыва мускульных связок.

В качестве орудия казни могли использовать Железную деву, Медного быка, костер или описанный Эдгаром По маятник с острым краем, методично опускавшийся на грудь жертвы дюйм за дюймом.

Даже когда на шею Ирме Грезе набросили петлю, лицо её осталось спокойным. Людей заставляли вручную переносить тяжести, работать на лютом морозе и под палящим солнцем.

Иными словами, человека бьют плетью или подвешивают на дыбу не просто так, а для того, чтобы получить какой-то результат. Юрич это по норвежски написано. В камере оставлено все, как было тогда, в 43-м.

Если перевернуть ту розовую табуретку, стоящую у ног женщины, можно увидеть клеймо гестапо Кристиансанда.

Так пытали с помощью электрических печек. При особенном усердии палачей у человека могли загореться волосы на голове.

Потом повесили за ноги вниз головой.

Она, как говорят, заигрывала с охранявшими её милиционерами и не особо волновалась за свою судьбу. Ничего удивительного! Нельзя забывать все те ужасы дабы не допустить ихнего повторения. Ужасные кадры, ужасные страницы жизни … Как бы этого не хотелось вспоминать, но этого нельзя забывать!

Источник: http://lasegertys.ru/samye-strashnye-pytki-v-istorii-chelove/

Пытки в тюрьме

: 06/10/2010;

Далее Александра, который, по правде сказать, не слишком дружил с тюремным режимом, пытали уже мерами чисто физического воздействия.

Ничего такого особенного, но все же: били мокрыми полотенцами. В том числе по почкам. Но у Батьки в тюрьмах, видимо, с фантазией пытают только диссидентов.

То-то они потом ничего по-русски сказать не могут.

А вот что про пытки рассказал Сергей, сидевший в Великом Новгороде: «Я пребывал в карцере – ПКТ около полугода. За это время туда несколько раз вламывались спецы.

Били так: первый раз потерял сознание – окатят водой, оживаешь, потом избивают опять – потерял сознание – еще «душ». И только когда три раза потерял сознание, от тебя отстают.

И идут к следующему… Практиковались у нас и изнасилования шваброй во все дыры… Этим занимались «активисты»… Да и сейчас наверняка занимаются…»

Ну что касается изнасилований шваброй, как это практиковалось в петербургском УФСИН. Сейчас в Северной столице идет суд над офицерами Главка и осужденными из хозотряда тюремной больницы имени Гааза. Первые заставили вторых насиловать непослушных заключенных.

В завершение темы швабры стоит сказать о совсем уж конкретных и неприятных вещах. Изнасилование пластиковой шваброй – с пластиковым наконечником – это одно. Деревянным – совсем другое дело. Это чуть ли не смертельный вариант.

Страсти по ногтям

Сейчас развивается очень громкое дело о вырванных ногтях. До его завершения еще далеко, а потому пока только факты и только мнения заинтересованных сторон.

Заключенный из первой исправительной колонии города Донского Тульской области Виталий Бунтов смог передать родным письмо с описанием его истязаний и собственные ногти, вырванные у него сотрудниками администрации исправительного учреждения и приближенными к ним осужденными. Об этом сообщила пресс-служба межрегиональной общественной организации «Справедливость». Пытать Бунтова якобы начали после того, как он отказался вступать в самодеятельную организацию.

По данным «Каспаров.Ru», сразу после пыток, 27 января, Бунтов объявил бессрочную голодовку, которая продолжается в настоящее время. По словам родственников человека с говорящей фамилией Бунтов, он находится в тяжелом состоянии, пальцы ног начали гноиться.

В ФСИН России категорически опровергли вышеизложенное. Тюремные чиновники даже нашли объяснение выпавшим ногтям у Бунтова – якобы это произошло из-за сильно развитого грибка. Что, конечно же, бывает.

История крайне темная. Сам Бунтов – личность одиозная.

В частности, он утверждает, что в тульском управлении ФСИН действует некая националистическая организация и тюремщики предложили ему стать в ней киллером.

За лояльность ему якобы пообещали свободу. Конец срока Бунтова к тому же не оставляет и тени сомнений в том, что сидит он за тяжкое преступление, – 2030 год.

Журналисты побывали в тульской колонии по делу Бунтова.

Вернувшись из нее, корреспонденты взяли у жены Бунтова один из ногтей и отдали на экспертизу в Центральный научно-исследовательский кожно-венерологический институт Росздрава.

Экспертиза грибка не обнаружила. «Возникает много вопросов, из-за чего у Бунтова ногти в таком состоянии?» – говорит врач-миколог, посмотрев на фотографии рук и ног Бунтова.

По его словам, кроме грибка, это мог быть, например, красный плоский лишай или псориаз. «Раньше врачи такие ногти просто мазали йодом и вырывали, это дикость и это ужасно больно», – поясняет медик.

Эксперт-криминалист ГУВД Москвы добавил: «Этому мужчине просто повезло, что у него очень низкий болевой порог, другой бы мог и умереть от шока. На ногтях есть следы укольчиков, они видны, и я вполне допускаю, что его действительно пытали, выдирая ногти кусачками или пассатижами».

Но не факт, что это ногти Бунтова. Нужна комплексная экспертиза – сравнить ногти, переданные Бунтовым на волю, с его ДНК, но сделать это может только следствие.

Подождем. Но стоит добавить, что подобные варианты пыток с вырыванием ногтей, в нашей пенитенциарной системе встретишь не часто. Но они бывают. Так рассказывают зеки.

Старый добрый дубинал

Но все-таки обычным вариантом пытки в неволе по-прежнему является банальный дубинал. Бьют регулярно, но бьют грамотно. Тяжело потом найти следы. Хотя их никто и не ищет, честно-то говоря.

В Копейске, к примеру, не рассчитали с ударами и зараз ухлопали сразу четверых осужденных. Еще сейчас практикуется битье дубинками по пяткам. Кажется, такой славный болевой метод родился в Древнем Китае.

После такой экзекуции на ноги невозможно надеть обувь. А вот удары по голове через книгу, пытки током, противогазом или «ласточкой» в следственных изоляторах и зонах встречаются довольно редко. Это все больше милицейские примочки.

Но им это надо для получения признаний.

А в тюрьме порой пытают просто ради удовольствия. И, конечно же, по-прежнему практикуются и сексуальные пытки. Необязательно, что они сопряжены с прямым физическим насилием.

К примеру, человека могут раздеть и голым бросить в карцер. Это далеко не ерунда. Человек без одежды (как правило) чувствует себя беззащитным, он легко ломается психологически в такой момент.

Можно вспомнить, как издевались над иракскими пленными американские солдаты. Там не было прямого сексуального насилия. Было сексуальное унижжение. Но многие иракцы после этого шли на суицид.

В наших тюрьмах и зонах – все то же самое. Хотя остались страны, где пытки еще по-прежнему закреплены в законодательстве официально.

Евгений Соломонов

Игорь Егоров, бывший сотрудник ФСИН России:
«Пытки или меры физического воздействия на заключенных (осужденных), к сожалению, по-прежнему практикуются в наших исправительных заведениях. Нередки и сексуальные унижения.

Я бы даже сказал, что половина всех пыток имеет сексуальный подтекст. Это самые страшные пытки, они ломают человека, часто доводят до попытки самоубийства. Как правило, такими пытками занимаются помощники администрации.

И не факт, что по ее приказу. Порой это самодеятельность, как это происходит в армии. Как этого избежать? Все зависит от администрации. Если начальник – нормальный человек, ничего подобного в его заведении не случается.

Да, с кадрами в ФСИН беда, это стоит признать».

По материалам газеты
“За решеткой” (№6 2010 г.)

»

Источник: http://www.tyurma.com/pytki-v-tyurme

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть