8(499)938-49-78

Пиратство в россии: борьба за авторские права

Авторское право: что такое «пиратство» и как с ним бороться?

Пиратство в России: борьба за авторские права

С развитием технологий покушение на авторские права приобретают все более значительные объемы.

Теперь любые плоды творчества гораздо проще скопировать и затем распространить без ведома автора. Некоторые это делают из корыстных побуждений, зарабатывая на чужом таланте.

А другие – из принципиальных соображений, просто не признавая интеллектуальную собственность как таковую.

Однако эти убеждения категорически не разделяет законодательство практически всех стран, включая и нашу. В нашей стране это регламентирует Гражданский кодекс РФ.

В частности, он четко определяет все личные неимущественные права автора относительно творческого плода его труда.

А заодно определяет и то, что покушения на эти плоды являются откровенным нарушением закона.

Какие личные неимущественные права автора защищает закон?

Что в списке личных неимущественных прав автора? Он не так уж мал. Это многочисленная категория прав – на авторство (п. 1 ст. 1265 ГК РФ); на имя (п. 2 ст.

1265); на обнародование (ст. 1268 ГК РФ); на неприкосновенность объекта творчества (ст. 1266 ГК РФ), на отзыв созданного произведения из публикации (ст. 1269 ГК РФ).

Но и это еще не все. ГК РФ определяет ряд исключительных прав автор, которые касаются использования созданного им объекта. Только он может выбирать где, когда, в какой форме, каким способом будет использоваться и распространяться созданное им произведение.

В перечне исключительных прав автора, касающихся использования плодов его труда и таланта, относятся права – на воспроизведение; на распространение; на публичный показ; на импорт; на прокат; на публичное исполнение; на передачу в эфир; на публичную передачу по кабелю; на перевод или иную переработку произведения; на практическую реализацию; на доведение до массового сведения.

Что такое «пиратство» в авторском праве?

Как видим, закон вроде бы защитил все мыслимые и немыслимые права автора, однако распространение такого явления как «пиратство», только нарастает.

В контексте защиты прав автора этот термин стал использоваться довольно давно.

Считается, что впервые его применил Альфред Теннисон в 1879 году в предисловии к изданной им поэме «The Lover’s Tale».

Он утверждал, что некоторые части этого его произведения «недавно подверглись безжалостному пиратству», то есть распространены без его ведома.

В последние годы этот термин приобрел такое распространение, что в отдельных странах даже появился в официально оформленных нормативных актах.

В России же в правовых источниках на федеральном уровне понятие «пиратство» применительно к защите авторского права пока не применяется.

Тем не менее, в практике оно встречается уже довольно часто (в том числе в судебных решениях и даже специализированной юридической литературе).

Отдельные эксперты предполагают, что появление понятия «пиратство» (от англ.

piracy) в первую было связано с нелегальным использованием программного обеспечения (ПО) в обход лицензирования, а затем уже он прижился и для обозначения незаконного использования музыки, кино, фотографий, книг, технологий.

В любом случае «пиратство» означает нарушение прав автора в формате не санкционированного им распространения произведения, которое защищается авторским правом.

Чем грозит «пиратство» и как наказывается?

Выражается «пиратство» в создание незаконной копии произведения, ее продаже, несанкционированной передаче кому-либо, а также в перепродаже легально приобретенной копии. Размеры нарушения прав правообладателей и их материальные потери, как правило, определяют либо сами правообладатели, либо привлеченные эксперты.

Отличие «пиратства» от плагиата как раз и заключается в основном в материальной составляющей, поскольку главной целью первого явления становится именно получение незаконной материальной выгоды от использования чужого произведения.

Закон настроен достаточно жестко по отношению к «пиратам», которые покушаются на плоды чужого труда.

Правообладатель вправо потребовать через суд прекратить незаконное использование плодов его труда, а также возместить все полученные им убытки.

Другой вариант возмещения – взыскание с «пиратов» в свою пользу владельцем исключительных авторских прав всех доходов, которые были получены от нелегального использования произведения.

Суд также вправе установить законную компенсацию за причиненный вред. Ее размер определяет суд в зависимости от обстоятельств произошедшего, но она может достигать до 50 тыс. минимальных месячных оплат труда.

Источник: http://www.juristbox.ru/avtorskoe-pravo/

Если у вас остались вопросы позвоните нам или задайте их нашему юристу в поле ниже и получите бесплатную консультацию.

Пиратство

Ответственность за пиратство, нарушение авторских прав, прав на товарный знак и патент

За совершенное нарушение авторских и патентных прав — пиратство, в отношении нарушителя может наступать ответственность трех видов, согласно действующему законодательству :

Согласно статье 49 Закона Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» от 23 июля 1993 г.

ода № 5351—1 (далее Закон) «автор, обладатель смежных прав или иной обладатель исключительных прав вправе защищать свои права способами, предусмотренными Гражданским кодексом Российской Федерации».

В следующей части этой же статьи, законодатель предусмотрел за пиратство конкретные размеры возможного возмещения убытков, причиненных автору нарушителем.

Такой подход в российском законодательстве встречается достаточно редко, однако делает указанный «отраслевой» Закон практически применимым и эффективным средством, предоставленным автору, по защите авторских прав.

«Обладатели исключительных прав вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

  1. в размере от 10 тысяч рублей до 5 миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда, арбитражного суда или третейского суда исходя из характера нарушения;
  2. в двукратном размере стоимости экземпляров произведений или объектов смежных прав либо в двукратном размере стоимости прав на использование произведений или объектов смежных прав, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведений или объектов смежных прав.

Защита гражданских прав от незаконного использования товарного знака помимо требований о прекращении нарушения или взыскания причиненных убытков осуществляется также путем:

  1. публикации судебного решения в целях восстановления деловой репутации потерпевшего;
  2. удаления за счет нарушителя с контрафактных товаров, этикеток, упаковок незаконно используемого товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения либо уничтожения за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок в случае невозможности удаления с них незаконно используемого товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения, за исключением случаев обращения этих контрафактных товаров, этикеток, упаковок в доход государства или их передачи правообладателю по его заявлению в счет возмещения убытков или в целях их последующего уничтожения.

Вышеуказанное правило и иные положения о возмещении ущерба и ответственности Гражданского Кодекса Российской Федерации распространяется также и на нарушения прав на товарный знак, изобретения, полезные модели и промышленные образцы.

Из положения Закона следует, что „Лицо, производящее предупредительную маркировку по отношению к незарегистрированному в Российской Федерации товарному знаку или наименованию места происхождения товара, несет ответственность в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации“, в частности Законом РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» от 22.03.1991 № 948—1.

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (далее КоАП), как и УК РФ, установил 2 состава административных правонарушений:

Нарушение авторских и смежных прав, изобретательских и патентных прав (статья 7.12 КоАП):

»1.

Ввоз, продажа, сдача в прокат или иное незаконное использование экземпляров произведений или фонограмм в целях извлечения дохода в случаях, если экземпляры произведений или фонограмм являются контрафактными в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и смежных правах либо на экземплярах произведений или фонограмм указана ложная информация об их изготовителях, о местах их производства, а также об обладателях авторских и смежных прав, а равно иное нарушение авторских и смежных прав в целях извлечения дохода —

  • влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от пятнадцати до двадцати минимальных размеров оплаты труда с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения;
  • на должностных лиц — от тридцати до сорока минимальных размеров оплаты труда с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения;
  • на юридических лиц — от трехсот до четырехсот минимальных размеров оплаты труда с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения.

2.

Незаконное использование изобретения, полезной модели либо промышленного образца, разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели либо промышленного образца до официального опубликования сведений о них, присвоение авторства или принуждение к соавторству:

  • влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от пятнадцати до двадцати минимальных размеров оплаты труда;
  • на должностных лиц — от тридцати до сорока минимальных размеров оплаты труда;
  • на юридических лиц — от трехсот до четырехсот минимальных размеров оплаты труда».

Незаконное использование товарного знака (статья 14.10 КоАП):«Незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров —

влечет наложение административного штрафа за пиратство:

  • на граждан в размере от пятнадцати до двадцати минимальных размеров оплаты труда с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара;
  • на должностных лиц — от тридцати до сорока минимальных размеров оплаты труда с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара;
  • на юридических лиц — от трехсот до четырехсот минимальных размеров оплаты труда с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара».

За нарушение прав на объекты интеллектуальной собственности Уголовным Кодексом Российской Федерации (далее УК РФ) предусмотрено два состава преступления: нарушение авторских и смежных прав и нарушение изобретательских и патентных прав.

  1. Присвоение авторства (плагиат), если это деяние причинило крупный ущерб автору или иному правообладателю, — наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо арестом на срок от трех до шести месяцев. (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)
  2. Незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, совершенные в крупном размере, — наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо лишением свободы на срок до двух лет. (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)
  3. Деяния, предусмотренные частью второй настоящей статьи, если они совершены:

Примечание.

Деяния, предусмотренные настоящей статьей, признаются совершенными в крупном размере, если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышают пятьдесят тысяч рублей, а в особо крупном размере — двести пятьдесят тысяч рублей.(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)».

Источник: https://www.copyright.ru/ru/documents/34/?doc_id=93

Если у вас остались вопросы позвоните нам или задайте их нашему юристу в поле ниже и получите бесплатную консультацию.

«Черная метка». Что остановит интернет-пиратство в России

«Черная метка». Что остановит интернет-пиратство в России

Трафик пиратских онлайн-площадок постоянно растет, и они умеют монетизировать свой нелегальный контент: зарабатывают на размещении рекламных баннеров, продают пользователям подписку и охотно принимают пожертвования — «донаты». Увеличивается и их теневая выручка. Для сравнения: выручка среднего пиратского ресурса типа «Торрент-трекер» составляет $62 000 в год, а среднего пиратского онлайн-кинотеатра — около $160 000 в год!

Утечки киноновинок, конечно, могут произойти еще до премьеры.

В августе хакеры взломали ресурсы телекомпании HBO и украли 1,5 терабайта информации, в том числе сценарий новой еще не вышедшей на экраны серии «Игры престолов», контакты и персональные данные актеров, и пригрозили разместить новые серии в интернете, если им не заплатят многомиллионный выкуп. Чуть раньше жертвой кибератаки стала кинокомпания Walt Disney. Киберпираты получили доступ к пятой части суперхитовой франшизы «Пираты Карибского моря», которая должна была выйти на экраны 26 мая, и угрожали слить ее в сеть, если не получат денег. Президент Walt Disney Боб Айгер заявил, что выкуп компания платить не собирается.

Пиратская индустрия напрямую начинает конкурировать с легальными онлайн-кинотеатрами, и чтобы ее победить, необходимо разрушить финансовую инфраструктуру пиратства и ужесточить уголовное преследование — сделать деятельность пиратов слишком опасной по сравнению с приносимой прибылью. Для предотвращения утечек необходимо серьезно подготовить свою сетевую инфраструктуру.

Королевство закрытых «зеркал» 

На данный момент наиболее эффективным инструментом по борьбе с пиратством были «антипиратский закон« (№ 344-ФЗ) и Гражданский процессуальный кодекс.

По этому закону, Мосгорсуд может наложить предварительный временный запрет, направленный на защиту авторских прав.

В случае повторных претензий Мосгорсуд может вынести решение о «вечной» блокировке веб-сайта.

Этот инструмент реально работает: в 2016 году Мосгорсуд удовлетворил более 700 заявлений о принятии обеспечительных мер по защите интеллектуальной собственности.

По нашей практике, удается добиваться 99% блокировки всех обнаруженных ссылок с нелегальным контентом правообладателя. Чтобы обойти этот закон, пираты прибегали к разным техническим уловкам.

Например, распределяют трафик с основного пиратского ресурса между его копиями — «зеркалами».

У некоторых ресурсов более 100 «зеркал», переадресация на них осуществляется в зависимости от IP-адреса посетителя — с разных IP-адресов пользователь попадает на разные «зеркала», которые в свою очередь периодически меняются.

https://www.youtube.com/watch?v=zawupCdPun8

Такой подход позволяет снизить потери от блокировки одного из доменов и распределить посетителей между доменами, что позволит избежать порога в 100 000 уникальных пользователей в сутки, а также снизить узнаваемость ресурса среди правообладателей. Порог в 100 000 пользователей важен для того, чтобы не попасть под действие закона об урегулировании онлайн-сервисов, за неисполнение которого тоже грозит блокировка.

«Зеркала» теперь тоже не спасают. В начале июля президент Владимир Путин подписал закон, по которому «зеркала» можно в досудебном порядке блокировать в течение суток.

 После вступления закона в силу с 1 октября 2017 года поисковики будут обязаны исключать заблокированные «зеркала» из поисковой выдачи.

По нашим оценкам, после принятия «Закона о зеркалах», может быть заблокировано более 2000 ресурсов. Кроме того, нужно стараться блокировать источники пиратского видео, вычисляя сервера пиратов и их CDN платформы.

Устраняя один источник, видео пропадает на десятках сайтов, переезд оказывается более сложным, чем создание нового домена или ссылки.

Основная часть потребления пиратского видео приходится на онлайн-видео и социальные сети:

Цифровое пространство пиратов в соцсетях и на легальных видеохостингах сжимается как шагреневая кожа. Российские площадки (.com, mail.ru, ok.ru) вводят системы поиска по цифровым отпечаткам, что позитивно сказывается на предотвращении размещения нелегального контента на их серверах.

Под давлением правообладателей пираты уходят из групп на сайте «В Контакте» в мессенджер Telegram, создавая одноименные каналы.

Защищая интересы правообладателей, мы некоторое время назад просили Telegram удалить интеллектуальную собственность наших клиентов, но ответа не добились.

Администрация Telegram пошла нам навстречу только после реакции со стороны iTunes, когда их приложение оказалось под угрозой удаления из онлайн-магазина.

Опыт Group-IB показывает, что с пиратами нужно и можно эффективно бороться. Однако не все разделяют эту позицию.

Выстрел в молоко

Весной этого года Торговое представительство США (United States Trade Representative) опубликовало Special 301 Report — Специальный доклад 301 (копия), отчёт о нарушениях интеллектуальных прав в мире.

Авторы доклада утверждают, что борьба с пиратством в России в последние пять лет не приносит существенных результатов.

Россия остаётся в Priority Watch List — списке с наибольшим числом нарушений интеллектуальных прав наряду с Кувейтом, Алжиром, Индонезией и Украиной.

В докладе отмечены высокие темпы роста пиратства в России, но неправильно определены его причины. И, как следствие, ошибочно сделан вывод об отсутствии эффективной борьбы с пиратством.

Авторы доклада, похоже, стали жертвами амплификации, одного из когнитивных искажений мозга: выводы были сделаны в отсутствии объективных исходных данных. Проще говоря, без знания реальной картины.

Исходя из нашей практики, борьба с пиратством в России ведется намного эффективнее, чем за рубежом.

Авторы ежегодных отчетов постоянно упоминали «вторжение РФ в Украину», но не замечали, что антипиратские законопроекты в России активно дорабатываются, появляются новые законодательные инструменты борьбы с пиратами. Следующим шагом, который, как мы полагаем, в ближайшее время сделает государство, станет удар по теневой экономике пиратства:

● Преследование пиратов за незаконное предпринимательство;

● Блокировка транзакций;

● Сокращение количества партнерских программ, сотрудничающих с пиратами;

● Фильтрация сайтов-партнеров со стороны рекламных сетей;

● Вытеснение прямых рекламодателей с рынка («Вулкан» и другие казино).

Пиратство остается актуальной проблемой для многих сфер экономики, связанных с информационными технологиями, выпуском программного обеспечения, телекоммуникациями, звукозаписью и киноиндустрией. В России создано быстрое и удобное законодательством для борьбы с пиратством. Нужно только уметь эффективно пользоваться этим инструментом.

Источник: http://www.forbes.ru/tehnologii/350885-chernaya-metka-chto-ostanovit-internet-piratstvo-v-rossii

Если у вас остались вопросы позвоните нам или задайте их нашему юристу в поле ниже и получите бесплатную консультацию.

«Пиратам» грозит «Операция Ы»

«Пиратам» грозит «Операция Ы»

В России впервые осудили интернет-пирата.

Им оказался 26-летний инженер из Набережных Челнов Антон Елесин – владелец торрент-трекера ironclub.tv.

Приговор господину Елесину – два года лишения свободы условно – Набережночелнинский городской суд вынес 5 февраля, а 18 февраля он вступил в законную силу.

Как установили следователи, в декабре 2011 года инженер создал торрент-трекер, на котором размещал доступные для скачивания кинофильмы, права на которые принадлежали российским и зарубежным компаниям.

Изначально речь шла о 21 картине, ущерб от распространения которых правообладатели оценили в 17,5 млн руб. Но в тексте приговора фигурируют лишь три фильма – «Операция Ы», «Титаник», и «Мальчишник-3».

Копию последнего, снятую на телефон в кинотеатре, Елесин разместил на своем торрент-трекере задолго до официального релиза.

В итоге правообладатели – киноконцерны «Мосфильм», 20th Century Fox и Warner Brothers – оценили суммарный ущерб в 2,1 миллиона рублей.

Еще до начала процесса обвиняемый признал свою вину, поэтому судебного разбирательства не проводилось.

Что характерно, потерпевшие концерны не воспользовались своим правом, и не подали в рамках уголовного дела гражданский иск о возмещении материального вреда.

Тонкость в том, что вернуть деньги через гражданский суд они могут в течение трех лет, и сделать это, имея на руках вступивший в силу приговор (как подтверждение виновности ответчика), гораздо проще.

Так что заплатить 2,1 миллиона господину Елесину, скорее всего, придется.

Инициатор процесса — Российская антипиратская организация (РАПО), в которую входят, в частности, Walt Disney, 20th Century Fox, Warner Brothers, «Мосфильм», «Система Масс-медиа», «Амедиа». Еще до возбуждения уголовного дела (п. «в» ч. 3 ст.

146 УК РФ – «умышленное нарушение авторских прав в особо крупном размере») Елесин проигнорировал требования РАПО прекратить распространение не принадлежащего ему видеоконтента.

Последнее обстоятельство сыграло решающую роль – суд счел игнорирование доказательством «злого умысла».

Напомним: с 1 августа 2013 года правообладатель, чей видеоконтент распространяется без его согласия, может обратиться в суд с заявлением об обеспечительных мерах.

После того как суд удовлетворит это требование, Роскомнадзор через хостинг-провайдера уведомляет о нарушении владельца сайта и блокирует ресурс, если тот отказывается удалить информацию. Затем правообладатель может подать иск о защите прав.

С августа Мосгорсуд вынес около 100 определений об обеспечительных мерах и принял к рассмотрению почти 50 исков.

«Мы приветствуем любые законодательные инициативы, направленные против пиратов, но сейчас отдаем приоритет все-таки уголовному преследованию, чтобы другим неповадно было», – заявил «Коммерсанту» заместитель директора РАПО Олег Абрамов.Чтобы понять, что стоит за борьбой с владельцами торрент-трекеров, мы опросили наших экспертов. 

Игорь Ашманов, один из самых известных менеджеров российского IT-бизнеса, разработчик систем искусственного интеллекта:

 

Борьба с пиратами лично мне не нравится. Я считаю, фильтровать интернет и удалять из него разную гадость – надо. А заниматься тем, чтобы угождать западным корпорациям и ловить наших граждан – не надо. Это контрпродуктивно.

Приведу простой пример. Если бы мы платили за Windows все последние 25 лет, то у нас эта программа была бы гораздо менее доступна, и компьютерная грамотность, скорее всего, была бы ниже.

То, что мы, с нашей территории, не заплатили Microsoft за Windows несколько десятков миллиардов долларов – это как минимум, скорее, сотню миллиардов – большая удача для Российской Федерации.

С другой стороны, заметьте, Microsoft не очень-то пострадал.

Он за счет российского пиратства стал абсолютным лидером на постсоветском пространстве, и сейчас собирает с этого немалые дивиденды.

Все больше частных пользователей, и практически все корпорации в России пользуются лицензионным Windows.

Пиратство, на самом деле – это благо. А просто отдавать все время бабки, как в черную дыру, – на мой взгляд, неправильно.

Западным корпорациям только дай волю – они всех согнут в бараний рог.

Лучше всего вообще иметь внутреннее соглашение, в рамках которого мы своих производителей защищаем, а западных в расчет не берем. Собственно, так когда-то и было.

До1973 года Советский Союз не подписывал Женевскую конвенцию об авторских правах, а внутри страны копирайт действовал – те, кто писали книжки, были миллионерами.

– Чем объяснить желание Warner Brothers или 20th Century Fox выдавить деньги из российских владельцев торрент-трекеров? У корпораций что, жемчуг мелок?

Нет, они на этом не заработают, они таким способом только запугивают пиратов. Я разговаривал на эту тему с нашими производителями видеоконтента – хозяевами телеканалов.

Как выяснилось, в пиковый момент – когда идет прокат нового фильма в кинотеатрах или его показ по ТВ – вброс на торрентах или «ВКонтакте» так называемых «тряпочных» копий – действительно снижает им доходы. Но у них есть другие методы борьбы с этими потерями.

Они могут договариваться – позвонить в ту же компанию «» – и придушить все нелегальные копии.

Но, возможно, и этого делать не нужно. Люди, в основном, пользуются торрентами только потому, что производители легальных копий – глупцы, которые не хотят зарабатывать деньги.

Представьте: выходит фильм, а вы не успеваете посмотреть его в прокате.

А фильм разрекламирован – вы посмотрели трейлер, вам рассказали о нем друзья… Сколько времени обычно проходит, прежде чем фильм появится на лицензионных дисках, или в официальных «раздатках» в интернете? Как минимум – месяца три-четыре, а то и полгода. Естественно, за это время все, кого зацепила реклама, скачают фильм у пиратов и посмотрят.

Эти деньги вполне можно было собрать. Большинство людей скачали бы фильм в хорошем качестве официально за 100-200 рублей. И никто бы в этом случае не старался его украсть.

Вместо того, чтобы гоняться за торрентами, нужно просто вступить с ними в сотрудничество, и выдавать им официальную версию, которую можно скачать за небольшие деньги – вот и решение проблемы.

Но сторонники копирайта не хотят зарабатывать. Они хотят воевать и запугивать владельцев торрент-трекеров. И мне очень не нравится, что наши власти им в этом помогают.

– Судя по сайту РАПО, дело с отслеживанием пиратской продукции поставлено на широкую ногу…

Это понятно. У крупных западных компаний – огромные лоббистские ресурсы и куча денег. Они зачастую просто покупают государственных чиновников и околопарламенских юристов.

Я сам знаю людей, которые защищают интересы западных корпораций, и при этом числятся российскими общественными деятелями.

Но реально, повторюсь, им платят корпорации – за подготовку общественного мнения и рассказы, какие чудовищные потери несут западные производители фильмов оттого, что их продукцию смотрят неофициально.

На деле, эти рассказы имеют мало общего с действительностью. Знаете, как подсчитывается уровень пиратства в стране, и потерь от него? Предлагается считать, что каждый, кто поставил себе краденный Windows, заплатил бы за Microsoft Office триста долларов.

Потом эти триста долларов умножаются на оценочное количество пользователей – по сути, цифру, взятую с потолка, – и получают ужасные миллиарды потерь. То же самое с фильмами.

Считается, что каждый, кто скачал копию из Сети, якобы заплатил бы триста рублей в кинотеатре. Но это же неверно, это неправда.

Тем не менее, на базе именно таких рассуждений готовятся аналитические статьи и отчеты, которые потом используются, чтобы запугивать наши власти. И не только российские власти – копирайтом западные корпорации занимаются по всему миру.

– Как выглядят перспективы борьбы с пиратством в России?

На мой взгляд, не очень хорошо.

Один из ключевых аргументов, чтобы закручивать гайки именно по копирайту – кроме поддержки отечественного производителя, что действительно необходимо – сильное желание России выглядеть цивилизованной страной, и дружить с США и Европой. Так вот, этот аргумент сейчас перестает действовать. Наши отношения с Западом явно охлаждаются, мы видим, к чему ведет дружба с Западом на примере Украины и Сирии, и оттого железный занавес в России в ближайшее время будет только расти. В этой ситуации нас станет гораздо меньше волновать, выглядим ли мы цивилизованными в глазах западных партнеров или нет. А значит, преследования за пиратство будут слабеть, а не усиливаться… 

Дмитрий Аграновский, адвокат:

Мне история с осуждением Антона Елесина напомнила легенду, как в Германии в 1930-е боролись с безбилетниками: гестаповцы остановили несколько трамваев и «зайцев» расстреляли.

Перспектива выплачивать кинокомпаниям ущерб в 2,1 миллиона рублей – чудовищна, это просто показательная расправа. Мы все привыкли скачивать торренты, и будем продолжать это делать.

Просто эти сайты станут размещать вне российской юрисдикции – и только.

Показательная расправа – это всегда решение сложного вопроса самым легким способом. Логика проста: одного посадим – остальным будет неповадно.

На деле, с воспитательной точки зрения, полезнее было бы оштрафовать тысячу владельцев торрент-треккеров на тысячу рублей каждого.

В этом случае граждане, возможно, призадумались бы – им стало бы понятно, что придется отвечать за свои действия.

Но, повторюсь, избран самый легкий путь – запугивание. Надеюсь, массовых процессов в этом направлении мы не увидим…

Источник: http://expert.ru/2014/02/21/piratam-grozit-operatsiya-yi/

Если у вас остались вопросы позвоните нам или задайте их нашему юристу в поле ниже и получите бесплатную консультацию.

Смерть пиратства или авторского права?

Про пиратов, авторов и правообладателей писали и пишут километры текста. В общих чертах проблему представляют все. Тем не менее я попытаюсь высказать несколько нестандартную точку зрения.

В обозримом будущем мы увидим либо уничтожение пиратства либо смерть самого понятия правообладателя. И развитие событий зависит вовсе не от правоохранительных органов или общественных организаций.

Оно предопределено исключительно экономическими и психологическими мотивами.

https://www.youtube.com/watch?v=ogb7quVwvSQ

Причина гигантской популярности пиратской продукции, под которой буду далее понимать нелегальные копии защищенных авторским правом цифровых обьектов, исключительно в лени, жадности и нежелании следовать за техническим прогрессом продавцов контента. Авторы здесь вообще не причем — вся проблема в торговле и распространении.

Почему пользователи выбирают пиратов:

1) У пиратов дешевле.

Пиратская продукция не бесплатна — как правило ради нее надо просматривать рекламу, раздавать файлы другим участникам файлообменных систем, иногда напрямую платить за доступ и всегда тратить время на поиск и получение доступа. Время, которое у работающего человека стоит недешево. Риск судебного преследования в современной эконоимке может быть выражен в деньгах наравне с любым другим риском. Но она намного дешевле.

2) У пиратов лучше обслуживание.

Несмотря на все вышеперечисленные трудности, для получения пиратского файла как правило надо только кликнуть на ссылку и скачать.

Легальных магазинов контента мало, ассортимент и способы оплаты малы, многое вообще невозможно купить.

Я уж не говорю про вещественные копии в виде разнообразных дисков — в лучшем случае надо ждать доставки, в худшем ездить по магазинам и искать на полках. Нередко нужный товар вообще невозможно купить легально.

3) У пиратов лучше качество.

Легальные магазины продают убогие mp3 — у пиратов сжатая без потерь музыка, а временами и образы DVD-audio и SACD.

В легальных магазинах DVD или разнообразные пережатые рипы, а то и вообще потокове убожество — у пиратов качественные HD рипы и несжатые образы HD дисков или записи с HD телеканалов.

На легальных DVD омерзительная непроматываемая реклама перед просмотром и маразматическая региональная защита. На легальных скачиваемых файлах уродские системы DRM которые часто вызывают неполадки на компьютерах пользователей (вспомним StarForce).

Легальные файлы могут вообще умереть с закрытием магазина и его системы DRM. Легальные программы требуют наличия диска в приводе, USB-ключа или подключения к интернету даже для для работы или игры в одиночку.

В легальных фильмах нет оригинальной дорожки или субтитров, отвратительный перевод — у пиратов широчайший выборк переводов в том числе сделанных энтузиастами и не имеющих легальной альтернативы в принципе. Официальные продавцы постоянно пытаются шпионить за пользователями и красть информацию о их привычках и личной жизни. Пиратам она даром не нужна.

Подведем итог. У легальных продавцов:

1) Во много раз выше цены 2) Намного хуже обслуживание

3) Намного хуже качество продукции

Все это не имеет ничего общего с революционной перестройкой общества и человеческого сознания и гораздо больше напоминает изобретение книгопечатания.

Переписанные от руки книги обладали всеми вышеперечисленными недостатками и их создатели вымерли несмотря на все их попытки запретить книгопечатание и маски-шоу на типографиях. Переписчики не имели шансов, но нынешние правообладатели имеют.

Но сначала я остановлюсь на первом пункте и нередко встречающемся возражении «правообладатели не могут снизить цены до уровня пиратов»

Действительно пиратам не надо тратить деньги на производство фильма или программы. Их издежки и цены всегда будут намного ниже легальных.

Но в цене нынешнего контента производство составляет ничтожную долю максимум процентов пять. 95% — это затраты на хранение и продажу.

Чтобы вы купили диск надо построить завод по их печати, надо перевезти диск на склад, склад тоже надо построить или арендовать.

Потом диск надо довезти до магазина, аренда или постройка которого стоит особенно дорого — ибо магазин должен быть в людном и хорошо заметном месте.

И потом в обязательном порядке нужна массовая реклама — люди не ходят в магазины постоянно, они не узнают ни о их существовании ни о появлении нового товара если об этом не оповестят в СМИ. На всех звеньях цепочки надо нанимать персонал, предотвращать хищения и порчу товара… Это гигантские расходы, но следующий этап технического прогресса сводит их к нулю.

Для того чтобы вы купили файл с фильмом нужен всего лишь сервер, интерфейс на веб-сайте и быстрое соединение с интернетом. По сравнению с вышеперечисленным это копейки. Более того, затраты на рекламу тоже падают во много раз. Сайт цифрового магазина — сам по себе СМИ.

Покупателю ничто не мешает заходить на него и смотреть новинки за обедом или просто за чашкой кофе в перерыве между остальными делами.

Всю активность покупателя можно отслеживать собирая точную и полную информацию о его предпочтениях — которая стоит бешеных денег в обычной торговле.

Итак затраты упали в десятки раз, а цена продукции не изменилась. Проблема именно в этом. Это неизбежно вызывает появление конкурентов, даже полулегальных. Замечу, что вся разница в прибыли уходит исключительно торговцам, доля авторов не изменилась.

Исключения редки и лишь подтверждают правило. Продавая в Литресе электронную книгу за 40 рублей автор получает столько же денег, сколько с продажи бумажной за 400.

Майкрософт продает электронные копии Windows сборщикам компьютеров по 40 долларов или 1200 рублей за штуку, против 5-12 тысяч рублей в магазине, и это основная часть его дохода.

Вместо снижения цен, улучшения качества товара и услуг, современные продавцы пытаются заставить покупать дорогой и некачественный товар силовыми методами.

Покупай наше дерьмо или отправишься за решетку.

Еще раз подчеркну — автор получает столько же, вся разница уходит торговцу, превращающемуся в абсолютного паразита.

Современные действия правообладателей банальный грабеж, это не оскорбление, это констатация факта.

Развитие конфликта сдерживает непривычность и новизна интернета и цифровых продаж, подавляющее большинство населения не умеет скачивать с интернета, не знает о такой возможности или сам интернет труднодоступный и медленный. А электронные книги можно нормально читать только на дорогих читалках с электронными чернилами. Но это быстро изменится, и тогда начнется самое интересное.

Вариант 1.

Торговцы опомнятся и начнут продавать качественные товары с качественным обслуживанием по ценам в 5-10 раз ниже нынешних.

Более того цифровые системы учета позволяют применить принципиально новые схемы оплаты в виде подписки — плати в месяц 20 баксов (600 рублей) и качай что хочешь, мы сами распределим деньги между авторами скачанного.

В таком случае массовое пиратство очень быстро умрет. Лишившихся поддержки большого количества пользователей коммерческих пиратов добьют правоохранители, и нелегальное скачивание останется уделом кучки принципиальных энтузиастов, в основном студентов и школьников.

Доходы торговцев-правообладателей даже возрастут, из-за глобальности продаж не сдерживаемых траспортными ограничениями. Доходы авторов возрастут многократно.

Вариант 2.

Торговцы-правообладатели будут упорствовать в своей жадности и силой выбивать деньги из потребителей.

В таком случае они добьются прямо противоположного эффекта.

Пиратское скачивание начнет восприниматься как норма, авторское право как нечто неестественное, и пираство получит массовую политическую поддержку.

Правообладатели начнут воприниматься исключительно как грабители, хотя пока они еще не полностью являются таковыми. Тревожные звоночки уже есть. Это даже не столько проходящие в парламенты пиратские партии.

Недавно несколько известных музыкантов выложили музыку бесплатно и легально. Но большинство пользователей не стали качать ее с легальных сайтов, несмотря на бесплатность.

Они все равно скачали ее с торрентов — потому что это привычный и естественный способ получения музыки.

Массовые привычки обладают огромной инерцией. Но столкнувшие их с места своей жадностью правообладатели будут раздавлены в первую очередь, вымрут как явление.

Выживут только превратившие свой товар в услугу, вроде онлайновых игр, вебпочты и корпоративных приложений, но очень немногие виды цифровых товаров можно продавать таким образом.

Крайними при этом окажутся авторы — которым придется перестаиваться на новые модели финансирования или вообще бросать профессиональное творчество. А ведь ради них и придумывали авторское право несколько столетий назад. Жадность недаром является смертным грехом.

Впереди максимум пара десятилетий неопределенности в течение которых технологические новинки будут проникать во все большие массы людей.

Подешевеют читалки для книг, скоростной и беспроводной интернет проникнет в самые отдаленные уголки, люди привыкнут к электронной оплате и новым носителям информации.

После чего радикальные перемены станут неизбежными. Ничего личного, сухая экономика.

Источник: http://vedomir.info/blog/smert-piratstva-ili-avtorskogo-prava/

Защита авторского права: европейский опыт

Защита авторского права: европейский опыт

Мы часто поглядываем на западных коллег, нередко перенимая их опыт, модели построения продаж, монетизации, законодательные инициативы, пытаясь примерить их на себя.

Говоря об Интернете, праве, пиратстве, о том, какой между ними возможен баланс, многие эксперты ссылаются на DMCA, директивы ЕС и другие западные законы, регулирующие ответственность за размещение нелегального контента в Сети.

Однако при наличии и использовании всех этих документов проблема была и остаётся. Как говорится, «на законы надейся, а сам не плошай». Активную борьбу ведут сами издатели.

О таких отраслевых инициативах, практических наработках говорили зарубежные эксперты на круглом столе, инициированном РКС и издательством «Эксмо», в рамках деловой программы выставки non/fiction.

Борьба с интернет-пиратством. Инициативы британской издательской отрасли

Линетт Оуэн
директор по авторским правам Pearson International

ПРОБЛЕМА ЕСТЬ

Британские и другие англоязычные издатели сталкиваются с многочисленными случаями пиратского распространения их материалов по всему миру как в печатном виде, так и в Сети. Масштабы этих нарушений обусловлены тем, что английский язык широко используется и понятен во всём мире.

В издательской среде можно говорить уже о полномасштабном коммерческом пиратстве даже в странах-участницах различных международных конвенций: книги издаются без разрешения и в других странах, например в Иране, но оттуда уже могут экспортироваться в поддерживающие авторское право страны.

Разумеется, издатели пытаются найти нарушителей, а также экспортёров и импортёров незаконных изданий.

Повсеместно мы сталкиваемся с крупномасштабным несанкционированным ксерокопированием и сканированием книг, целиком или по частям, в университетских кампусах, поэтому получается, что наша основная потребительская аудитория тоже часто нарушает авторские права.

За последнее время существенно возрос уровень интернет-пиратства, принимая различные формы – сайты, на которых можно бесплатно или за деньги скачивать несанкционированные копии; нередко наши книги передаются через файлообменные (пиринговые) сети; студенты сканируют и рассылают друг другу наиболее популярные книги, обосновывая это «завышенными издательскими ценами». Очень часто сами авторы сообщают нам о нарушениях.

Сайты, на которых мы разыскиваем наши издания, для себя классифицировали так: сайты-хостинги (традиционные веб-сайты), где пользователь находит нужную ему книгу и скачивает её бесплатно или за определённую сумму; сайты-фидеры – эти сайты сами по себе не хранят материалы, а дают ссылки на файлообменники, откуда пользователи скачивают контент; файлообменники – веб-серверы, хранящие отдельные файлы.

ОТВЕТНЫЕ МЕРЫ

Наши файлы э-книг оснащены защитой DRM, но и её при большом желании можно взломать.

Некоторые издатели используют «социальную защиту» – ставят «водяные знаки» на каждый отдельный файл, чтобы можно было отследить источник распространения.

Сейчас многие издатели вводят отдельную должность под выслеживание пиратских копий своих изданий в Интернете и их удаление. В Pearson этим занимаются 2 человека в британском офисе и 10 по всему миру.

Отдельные издатели используют коммерческие программы, такие как Attibutor.

Такие программы «прочёсывают» Сеть, находят несанкционированные копии, подтверждают факт нарушения, посылают уведомления и следят за тем, чтобы несанкционированная копия не выкладывалась снова. Однако эти способы защиты не всем по карману.

Слежение за появлением несанкционированных копий и принятие соответствующих мер требует со стороны издателей затрат, при этом не всегда ясна эффективность результата, серьёзность нарушений каждого конкретного сайта и доказательная база.

КОЛЕКТИВНЫЕ ИНИЦИАТИВЫ: КАК ЭТО РАБОТАЕТ

В начале 2009 г.

Ассоциация британских издателей создала свой портал по выявлению нарушений авторского права, чтобы помочь членам ассоциации находить крупные пиратские сайты, сообщать о них и способствовать их закрытию, а также собирать статистику по масштабу интернет-пиратства британских книг. Эта служба бесплатна для всех членов ассоциации, также на неё приобрели лицензию другие объединения, в частности Ассоциация американских издателей (ААИ).

Работает это так. Когда появляется подозрение в нарушении, издатель заходит на портал со своего уникального логина и вводит детали нарушения.

Он может ввести название и установить ежедневный, еженедельный, ежемесячный или ежегодный поиск, либо поиск по требованию; портал использует инструмент CIPSearch для поиска крупнейших сайтов и файлообменников, хранящих нелегальные копии, а затем сообщает о результатах. Система идентифицирует веб-мастера или поставщика интернет-услуг, проверяет, есть ли у сайта история нарушений и автоматически составляет и высылает уведомление о нарушении. Издатели могут проследить за удалением нелегального материала и удостовериться, что он не будет выложен на этом сайте снова. Также есть возможность проверить, нарушал ли этот сайт права других издателей.

Эффективно ли это? По состоянию на октябрь 2011 г. в месяц высылалось около 17 тыс. уведомлений, Pearson UK выслали более 38 тыс. уведомлений. По нашим данным, около 68% пиратских файлов удаляется в течении 3 дней.

Большая часть оставшихся удаляется в течение 10 дней.

Основная сложность состоит в том, что подавляющее количество таких сайтов находятся за пределами Великобритании и США, многие нарушители находятся в Германии, Нидерландах, России, Китае.

Уведомление от Ассоциации британских издателей также убирает ссылки на cайты-нарушителей из поиска Google. Мы предоставили Google список пиратских сайтов для удаления из их рекламной программы AdSense.

СУДЕБНЫЕ ИСКИ

Британские и американские издатели регулярно занимались организацией полицейских облав и судебных исков по крупным случаям печатного пиратства, однако в Интернете наши авторские права нарушаются настолько часто, что инициация судебных исков в большинстве случаев потребует слишком больших временных и финансовых затрат, так как многие страны не имеют достаточных средств для защиты интеллектуальной собственности. Тем не менее издательские объединения смогли возбудить судебные иски по ряду крупных нарушений, например коллективный иск против Google, в связи с массовым сканированием книг, многие из которых всё ещё были защищены авторским правом, в рамках их программы Google Library. В 2008 г. объединение издателей, в числе которых были Cambridge University Press, Oxford University Press и Sage, возбудили иск против Университета Джоджия в США за несанкционированное сканирование книг и журналов для включения их в электронные учебные программы.

В некоторых случаях эффективными оказались переговоры с правительственными органами, например в Китае. В случае с крупномасштабным интернет-пиратством западных научных журналов меры предпринимались через государственное патентное бюро. Однако есть и неудачные дела.

Так, один из наших авторов возбудил иск в китайском суде по защите интеллектуальной собственности по делу о крупном интернет-пиратстве со стороны сети языковых школ. Суд отклонил этот иск, на основании того, что материал был использован «в образовательных целях».

Выводы

  • Никто не может гарантировать полного истребления пиратства, как печатного, так и электронного.
  • В Великобритании совместные действия показали гораздо большую эффективность, чем инициативы отдельных издательств.

  • Портал Ассоциации британских издателей позволяет выявлять крупные коммерческие нарушения, вместо того, чтобы «ловить» студентов, ради развлечения сканирующих и выкладывающих в Сеть печатные книги.

  • В ряде стран, таких как Китай, британские и американские издатели также прибегают к давлению на государственном уровне.

  • В отдельных, наиболее серьёзных случаях издатели организуют коллективные иски, чтобы отстоять принципы авторского права.

Книжный рынок Германии

Рудигер Вишенбарт
менеджер международных проектов BookExpo America

Если говорить о традиционном рынке, его объём оценивается примерно в 9 млрд евро (по розничным ценам), более 93 тыс. ежегодных изданий (около 1138 наименований на 1 млн жителей).

В стране действует закон о фиксированной книжной цене, НДС на книги снижен и составляет 7% (вместо 19%). Если говорить о рынке электронных книг, то на 2010 г. его доля была около 1%. В легальном доступе около 25 тыс. современных названий и около 40 тыс.

книг, находящихся в общественном достоянии, диссертаций и т.д. Цены на э-книги не фиксированные, а НДС – 19%.

Рынок электронных книг в Германии стартовал достаточно поздно (с 2010 г.), но уже в 2011 г.

сформировалась прочная инфраструктура распространения, активно расширяющаяся усилиями крупнейших издательств (Random House, Lubbe, Holtzbrinck), розничных предприятий (Amazon, Weltbild, Thalia, Libri) и поддерживаемая потребительскими предпочтениями и множеством появившихся на рынке устройств для чтения.

Тем не менее серьёзными недостатками рынка является высокая стоимость э-книг (в среднем, 80% от цены бумажной книги), полный НДС, довольно медленный переход издателей на новые форматы, скептицизм отрасли, боязнь СМИ «потерять книжную культуру». Однако стремительные перемены уже очевидны, и в выигрыше остаются те, кто смог предложить новые сервисы и формы продаж (например, Amazon).

По данным исследования, проведённого Gfk & P.Borsenverein, в августе 2011 г. на 500 тыс. покупателей электронных книг приходилось 800 тыс. читателей пиратских версий.

По данным этого же исследования, за последний год было скачано 3,3 млн аудиокниг, при этом на 2 легальных копии приходится 3 нелегальных.

По опросам читателей, «скачивание нелегальных книг стало обыденностью для владельцев устройств для чтения».

Нелегального контента доступно намного больше, чем легального, его предложение растёт намного быстрее.

Если легальное предложение не будет значительно улучшено (по доступу, цене, удобству оплаты, моделям и сервисам подписки), то пиратский контент станет неотъемлемой частью рынка.

При этом следуют повышать информационную грамотность читателей. По данным того же исследования, 81% людей верят, что «предупредительные» сигналы будут препятствовать незаконному скачиванию.

Пираты только в море!

РИЧАРД СТОЛЛМАН – автор проекта по разработке свободного ПО (проект GNU) и концепции копилефта, основатель Фонда свободных программ, почётный профессор многих университетов мира. Гость фестиваля мировых идей «ВОКРУГ СВЕТА» на non/fiction

Когда меня спрашивают, что я думаю о пиратстве, отвечаю, что нападать на корабли очень нехорошо.

Если хотят услышать моё мнение о пиратстве в кино, говорю, что первые «Пираты Карибского моря» получились смешные.

Пираты в музыке? Но, судя по книжкам, которые все мы читали, пиратам, атакующим суда, совсем не до музыкальных инструментов.

Пираты бывают только в море, потому что делиться с другими людьми всегда хорошо, это следует поощрять. С появлением цифровых технологий делиться стало легче.

Но издатели развернули очень неприятную пропаганду, стали придумывать меры наказания «пиратов», а для себя требовать больше прав на копирайт. Они говорят, что действуют исключительно для поддержки авторов.

Я ценю писателей, художников, музыкантов и понимаю, что их необходимо поддерживать. Но это должно делаться без нарушения наших свобод. Конечно, я имею в виду некоммерческое распространение копий.

Мы видим, что существующая система очень плохо справляется с поддержкой творцов.

Да, есть писатели, которые становятся невероятно богатыми, но таких единицы.

Нужна более адекватная система, при которой поддержка будет распространяться и на остальных. У меня есть два варианта предложений на этот счёт.

По первому варианту, государство поддерживает авторов, используя деньги налогоплательщиков. Это может быть специальный налог на Интернет или просто часть общего бюджета.

Для большей эффективности деньги надо давать не компаниям, а конкретным людям. Возникает вопрос: сколько и кто должен получить? Сейчас это якобы определяется популярностью.

Давайте будем придерживаться того же принципа и исчислять популярность на основании опроса. Предположим, выяснится, что писатель А в тысячу раз популярней, чем Б.

Но если и денег А достанется в тысячу раз больше, то он станет богат, а у его коллеги их будет слишком мало.

Попробуем изменить пропорции. Пусть А получит денег не в тысячу, а в десять раз больше. Это тоже совсем не мало, зато какие-то суммы можно дать авторам, которые тоже хороши, интересны, но не слишком популярны.

Таким образом удалось бы помогать большинству творцов, тратя гораздо меньше денег. Я не за то, чтобы правительство решало, кто и как публикуется. Люди могут сами себя публиковать, что они сейчас и делают в Интернете.

А государство должно установить чёткие процедуры измерения популярности и использовать эти данные для распределения поступающих средств.

Второй вариант поддержки авторов основан на добровольных пожертвованиях. Вы нажимаете кнопку на компьютере или плеере, и какие-то деньги направляются автору песни, фильма, романа. Плата в каждой стране своя.

Предположим, для России – 5 рублей. Большинству такой суммы не жаль, и очевидно, такая система поощряет распространение.

Авторам, издателям выгодно, чтобы как можно больше людей прочитали книгу, послушали песню, посмотрели фильм.

в номере январь-февраль 2012

Источник: http://www.unkniga.ru/ostraya-tema/357-zashita-avtorskogo-prava-

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть