8(800)350-83-64

На свободу – с букетом болезней или освобождение от наказания в связи с болезнью

Освобождение от уголовной ответственности и наказания в связи с болезнью: основания, проблемы

На свободу - с букетом болезней или освобождение от наказания в связи с болезнью

Значимыми особенностями системы воздаяния за противоправные поступки, организованной на уровне социального института коррекции преступников, являются осознание субъектом причины применения к нему наказания и гуманности воздействия.

Другими словами, нельзя получить эффект от возмездия человеку, который не осознает совершенного злодеяния или применять наказание, если состояние здоровья не позволяет его пережить и исправиться.

Именно в силу подобных соображений в уголовном праве введена возможность освобождения от наказания в связи с болезнью, которая может поражать психическую или соматическую составляющую физического благосостояния человека. Давайте поговорим об отсрочке и освобождении от отбывания уголовного наказания, которые возможны в связи с болезнью.

Общая информация

Предоставляя возможность органам правосудия освобождать индивидов, преступивших закон, от возмездия в связи со слабым здоровьем, законодатели имеют для этого следующие обоснованные мотивы:

  1. Лицо, совершившее действия, классифицируемые как преступление, но не осознающее себя как человека разумного и отвечающего за последствия своих поступков, то есть психически невменяемое, не в состоянии воспринять корректирующее воздействие наказания.
  2. Организм субъектов, заболевших тяжелым недугом после того, как ими было совершено злодеяние, может не выдержать тягот пересылок и отбывания наказания в колонии. То есть следствием назначения наказания для серьёзно больного индивида может стать не просто смерть, а сопровождающаяся страданиями, вследствие пребывания в тяжелых условиях заключения, что не допустимо в гуманном обществе.
  3. Угроза здоровью и жизни окружающих также является немаловажным моментом, который должен быть учтен судом при вынесении приговора, способного обречь на мучения и смерть не только злоумышленника, но и других людей, в том числе работников учреждений пенитенциарной системы.

О том, что говорит УК РФ про освобождение от наказания по болезни, расскажет следующее видео:

Понятие

Освобождение от воздаяния по состоянию здоровья, сформулированное в ст.81 УК РФ, предусматривается для:

  • субъектов, утративших после совершения ими противоправных деяний, в процессе следственных действий, при оглашении приговора или отбывании предписанного наказания способность к осознанию фактического характера и социальной угрозы своих поступков;
  • заболевших после того, как преступление уже было реализовано, тяжелой формой заболеваний из ограниченного перечня;
  • утративших пригодность к военной службе, согласно установленных требований к уровню здоровья военнослужащих определенных званий и родов войск.

Правовое значение освобождения от уголовной ответственности и наказания

Очевидно, что наказывать субъекта, который не дееспособен в своих поступках и не имеет представлений об ограничениях и запретах, в силу психического расстройства, бессмысленно.

Такой индивид не осознает, почему ему вменили те или иные меры воздействия, а также не сможет быть подвергнут коррекции в стандартных условиях исправительных учреждений для отчуждения от социума.

Прежде, чем исправлять психически больного, необходимо вернуть ему осознание реальности происходящего и способность контролировать свои действия посредством лечения в психиатрической клинике.

Тяжело или смертельно больного человека негуманно подвергать пребыванию в заключении, лишая полноценного лечения и способности к реабилитации, а значит подвергая его жизнь не обоснованному риску, что может привести к летальному исходу. Подобное стечение обстоятельств неприемлемо, так как превысит допустимое воздаяние за совершенный проступок.

Про понятие и основания освобождения от уголовной ответственности и отбывания наказания по болезни читайте далее.

Квалифицирующие признаки

Признаком возможности освобождения или отсрочки приговора по состоянию здоровья является необходимость квалифицированного медицинского освидетельствования и врачебного заключения о состоянии здоровья.

Значимым является тот факт, что наступление оснований для освобождения должно быть произвольным и не зависеть от воли подсудимого или осужденного, а также не может наступить в следствии членовредительства или симуляции.

Освобождение из-за слабого здоровья не считается окончательным, так как после восстановления психического или физического здоровья может быть рассмотрен вопрос об отбытии оставшегося срока в порядке, предусмотренном приговором. Чтобы избежать заключения под стражу и изоляции, преступнику, избежавшему возмездия из-за тяжелого заболевания, необходимо пребывать в таком состоянии в течении срока давности для конкретного преступления.

Источник: http://ugoloa.com/nakazanie/osvobozhdenie/v-svyazi-s-boleznyu.html

Некоторые особенности освобождения от наказания в связи с болезнью

Освобождение от наказания в связи с болезнью является проявлением гуманного отношения к лицу, совершившему преступление, отказа от сугубо карательных целей наказания, причинения неоправданных физических и нравственных страданий.

Статья 81 УК РФ выделяет в качестве самостоятельных оснований освобождения от наказания заболевание психическим расстройством, лишающим лицо, совершившее преступление, возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) или руководить ими (ч.1), и заболевание иной тяжелой болезнью (ч. 2). При этом в первом случае суд не только вправе, но и обязан освободить лицо, совершившее преступление, от наказания или от его дальнейшего отбывания, поскольку, помимо медицинских показаний, такое лицо имеет порок интеллекта и (или) воли.

Схожесть формулировок, использованных законодателем при конструировании норм, предусмотренных частью 1 ст. 21 и частью 1 ст. 81 УК РФ, позволила Ю.М.

Ткачевскому сделать вывод о необходимости распространения понятия невменяемости и “на момент решения вопроса об уголовной ответственности”, поскольку “нельзя одни и те же обстоятельства – медицинский и юридический критерий невменяемости – брать в основу определения различных правовых категорий” .

Ткачевский Ю.М. Освобождение от наказания в связи с болезнью // Законодательство. 2000. N 10. С. 54, 55.Иными словами, автор предлагает считать лицо, совершившее преступление и впоследствии заболевшее психическим расстройством, лишающим его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) или руководить ими, подлежащим освобождению от наказания вследствие его невменяемости.

Вместе с тем “медицинский критерий” в части 1 ст. 21 и части 1 ст. 81 УК РФ сформулирован по-разному. Так, если в части 1 ст. 21 указано, что причиной порока интеллекта или воли может быть хроническое либо временное психическое расстройство, слабоумие или иное болезненное состояние психики, то в части 1 ст. 81 говорится о психическом расстройстве в целом.

Согласно части 5 ст. 175 УИК РФ осужденный, у которого наступило психическое расстройство, препятствующее отбыванию наказания, либо его законный представитель вправе обратиться в суд с ходатайством об освобождении осужденного от дальнейшего отбывания наказания в соответствии со статьей 81 УК РФ. Аналогичное право имеет осужденный, заболевший иной тяжелой болезнью (ч. 6 ст. 175 УИК РФ).

Из взаимосвязанных положений пункта “е” ст. 172 и частей 5, 6, 8 ст. 175 УИК РФ следует, что в соответствии со статьей 81 УК РФ лицо может быть освобождено от наказания при наличии тяжелых болезней (заболеваний) из числа указанных в Перечне, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 6 февраля 2004 г. N 54. При этом раздел “Психические расстройства” (п. 19) указанного Перечня определяет, что к тяжелым болезням (заболеваниям) относятся только хронические психические расстройства стойкого характера (психозы и слабоумие), лишающие лицо возможности осознавать характер и общественную опасность своих действий (бездействия).

Таким образом, в соответствии с частью 1 ст. 81 УК РФ подлежит освобождению от наказания или от его дальнейшего отбывания только лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, предусмотренное Перечнем заболеваний, препятствующих отбыванию наказания, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 6 февраля 2004 г. N 54, т.е. хроническое психическое расстройство, в том числе слабоумие.

В пункте 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 г. N 8 “О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания” Перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания, упоминается только применительно к освобождению от наказания в связи с “иной тяжелой болезнью” (ч. 2 ст. 81 УК РФ) . На основании этого разъяснения И.Я. Козаченко и Г.П. Новоселов заключают, что только “иная тяжелая болезнь” должна определяться исходя из указанного Перечня .

См.: Определение Конституционного Суда РФ от 24 октября 2013 г. N 1714-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бутрина Сергея Георгиевича на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 81 Уголовного кодекса Российской Федерации” // СПС “КонсультантПлюс”. Козаченко И.Я., Новоселов Г.П.

Уголовное право. Общая часть: Учебник для бакалавров. М., 2014. С. 441.Получается, что нормы, предусмотренные частями 1 и 2 ст. 81 УК РФ, предстают перед нами в качестве норм с бланкетной диспозицией за счет привнесения в них терминов (определений), которые не могут быть установлены путем непосредственного обращения к тексту уголовного закона. Иначе ни понятие “психическое расстройство”, ни понятие “иная тяжелая болезнь” не получают собственного наполнения исходя только из буквы уголовного закона.

С другой стороны, понятие “психическое расстройство” используется и в других статьях УК РФ. Так, в части 3 ст. 20 УК РФ говорится, что только при отсутствии психического расстройства несовершеннолетний, отстающий в психическом расстройстве, не подлежит освобождению от уголовной ответственности.

Согласно части 2 ст. 22 УК РФ психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и является основанием для назначения принудительных мер медицинского характера. Статья 111 УК РФ определяет, что наступление общественно опасного последствия в виде психического расстройства является признаком состава умышленного причинения тяжкого вреда здоровью.

Юридической наукой был выработан ряд правил лексического толкования, согласно одному из которых “идентичным формулировкам одного и того же закона нельзя придавать разное значение, если это не вытекает из самого закона” .

Поляков А.В., Тимошина Е.В. Общая теория права. СПб., 2006. С. 423.В действительности de jure нет оснований для “сужения” понятия “психическое расстройство” в статье 81 УК РФ по сравнению с другими статьями УК РФ, где оно используется, поскольку уголовно-исполнительное законодательство не может предопределять содержание нормы уголовного права, а сам уголовный закон не указывает прямо или косвенно на то, что норма, предусмотренная частью 1 ст. 81 УК РФ, имеет бланкетную диспозицию.

То же самое относится к понятию “иная тяжелая болезнь” (ч. 2 ст. 81 УК РФ).Как следствие, букве уголовного закона будет соответствовать вывод, согласно которому любое психическое заболевание, в том числе временного характера, лишающее лицо после совершения преступления возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) или руководить ими, должно являться основанием для освобождения от наказания в связи с болезнью.

Подобная ситуация, по меткому выражению Г. Борзенкова, может быть охарактеризована как “мнимая бланкетность норм УК”. В частности, автор отмечал: “Тесная связь уголовного права с нормами иных отраслей права не является свидетельством бланкетности большинства его норм. Иначе мы вынуждены будем признать, что уголовно-правовое регулирование осуществляется в своей массе именно этими нормами, которые обеспечивают его развитие” .

Борзенков Г. Бланкетные ли диспозиции статей УК о причинении вреда здоровью? // Законность. 2007. N 12. С. 14 – 17.Между тем стоило бы разобраться, какую цель преследовал законодатель, используя в тексте закона понятие “психическое расстройство” для характеристики того или иного института уголовного права и соответствует ли “форма” предполагаемому “содержанию”. В части 1 ст. 81 УК РФ понятие “психическое расстройство” de facto используется в наиболее узком смысле, и этому есть вполне рациональное объяснение.

Освобождение от наказания в связи с психическим расстройством (ч. 1 ст. 81 УК РФ) связано с невозможностью достичь целей, которые стоят перед наказанием, что делает его бессмысленным и бесполезным. Немаловажно и то, что пенитенциарная система не может создать адекватных условий содержания лиц, страдающих психическим расстройством, особенно в условиях, когда коррекционное воздействие на их поведение ограничено неспособностью осужденных осознавать фактический характер своих действий или руководить ими.

В то же время освобождение от наказания может применяться только после того, как суд определит конкретную меру наказания с учетом всех обстоятельств совершенного преступления и личности преступника. Таким образом, в этом случае психическое расстройство лица, совершившего преступление, не оказывает влияния на решение вопроса о его уголовной ответственности. Сказанное по большей части справедливо и применительно к заболеванию осужденным иной тяжелой болезнью .

В деле “Семихвостов против России” Европейский суд по правам человека признал, что лишение свободы осужденного, страдающего тяжелым заболеванием (паралич нижних конечностей), без создания специальных условий его содержания нарушает право лица не подвергаться бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.

Впрочем, подобный подход все равно не объясняет, почему освобождение от наказания в связи с болезнью невозможно в случае заболевания временным психическим расстройством, лишающим лицо возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) или руководить ими.

Во-первых, вывод о невозможности обеспечить адекватные условия содержания в учреждениях пенитенциарной системы и недостижимости коррекционного воздействия справедлив и в отношении лиц, страдающих временными психическими расстройствами, лишающими их возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) или руководить ими.

Во-вторых, освобождение от наказания в связи с болезнью носит условный характер и в случае выздоровления виновное лицо может подлежать наказанию, если не истекли сроки давности (ч. 4 ст. 81 УК РФ). При этом согласно букве закона не имеет значения характер заболевания, от которого такое лицо выздоравливает.

Конечно, можно сказать, УИК РФ только детализирует положения УК РФ, создавая необходимые условия для применения норм, предусмотренных статьей 81 УК РФ. Кроме того, наделение Правительства РФ полномочиями по утверждению перечня заболеваний, препятствующих отбыванию наказания, предусмотрено федеральным законом (УИК РФ), т.е. нормативным актом, имеющим равную юридическую силу с УК РФ.

Однако нельзя забывать, что наказуемость деяния определяется только УК РФ (ч. 1 ст. 3) и только УК РФ может определять пределы действия уголовно-правовых норм (ч. 1 ст. 1).К предмету правового регулирования уголовно-исполнительного законодательства относится установление порядка освобождения от наказания (ч. 2 ст. 2 УИК РФ), но отнюдь не их оснований и условий.

Поэтому, чтобы нормативно определить “медицинский критерий” освобождения от наказания в связи с болезнью, законодателю следует ввести примечание к статье 81 УК РФ, согласно которому Правительство РФ будет наделено полномочиями по утверждению перечня заболеваний (психических расстройств и иных тяжелых заболевание), дающих право на освобождение от наказания.

До тех же пор, пока соответствующие изменения в УК РФ не будут внесены, основания для “сужения” понятий “психическое расстройство” и “иная тяжелая болезнь” в статье 81 УК РФ отсутствуют, а соответствующие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ следует оценить критически.

Источник: http://xn----7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai/article/19916

Проблемы освобождения от наказания в связи с иной тяжелой болезнью

Проблемы освобождения от наказания в связи с иной тяжелой болезнью

В ст.2 Конституции Российской Федерации провозглашается, что человек, его права и свобода являются высшей ценностью.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г.

N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» — к осужденному не должны применяться страдания в более высокой мере, чем те, которые неизбежны при лишении свободы, а здоровье и благополучие такого лица должны отвечать требованию режима содержания.

Так, наказание, обязательно влечет для виновного негативные последствия, соизмеримые тому вреду, который нанесло его деяние на интересы, охраняемые законом, будучи мерой государственного принуждения.

Уголовным законом в качестве положения ч.2 ст.81 УК РФ предусмотрено проявление гуманизма, согласно которому «лицо, заболевшее после совершения преступления тяжелой болезнью (кроме тяжелых физических расстройств), может быть освобождено от отбывания наказания» [6].

Считается, что на практике применения данного вида освобождения от уголовного наказания существует проблемы, не получившие должного законодательного разрешения, а именно:

  1. Сущность освобождения от наказания всвязи стяжелой болезнью.

Освобождение от наказания в связи с тяжелой болезнью, безусловно, признается актом гуманизма к тем осужденным, которые страдают тяжкими заболеваниями. Главным признаком является то, что тяжелая болезнь должна наступить после совершения преступления.

В Постановлении Правительства РФ от 6 февраля 2004 г.

N 54 «О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью», перечислен ряд хронических болезней, которые могут возникнуть у лица до совершения преступления и затем квалифицироваться как тяжелые.

В практике смертельно опасная стадия, которая выявляется у осужденного, как раз и рассматривается как тяжелая болезнь, которая препятствует отбыванию наказания, однако отследить этот процесс крайне сложно.

  1. Соотношение права имедицины.

Согласно Постановлению ЕСПЧ от 30.09.2010 (жалоба N 44917/08), Европейский суд по правам человека самостоятельно сделал вывод о соразмерности медицинской помощи, которая была оказана заявителю в учреждениях исполнения наказания

Таким образом, можно сделать вывод, что ЕСПЧ оперировал сведениями медицинского характера, хотя наверняка установить степень тяжести заболевания виновного в совершении преступления могут только специалисты в этой области.

3. Пределы судейского усмотрения.

Ч. 2 ст. 81 УК РФ отмечает, что освобождение от отбывания наказания лиц, заболевших после совершения преступления, — это право, а не обязанность суда.

Однако данная норма, согласно позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 24 октября 2013 г.N 1714-О, не предполагает принятия судом произвольного решения об освобождении осужденного от отбывания наказания в связи с болезнью.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод:

1) По ч. 2 ст.81 УК необходимо использовать метод дифференциации уголовной ответственности в зависимости от категории совершенного лицом преступления, так как справедливо будет предусмотреть обязательное освобождение от наказания в связи с иной тяжелой болезнью осужденных за совершение преступлений небольшой и средней тяжести. В отношении же граждан, за совершение тяжких и особо тяжких преступлений освобождение от наказания в связи с иной тяжелой болезнью по-прежнему должно носить факультативный характер.

2) Материалы, рассматриваемые по ч.2 ст. 81 УК РФ должны особо внимательно изучать должностные лица, которые напрямую или же частично замешаны в судебном разбирательстве.

3) Необходимо выразить четкие критерии, которыми следует руководствоваться суду при принятии решения по ч.2 ст.81 УК, однако не допускать, чтобы правоприменителя сковывали законодательные рамки, а именно важно учитывать характер заболевания и тяжесть совершенного осужденным преступления.

Источник: https://moluch.ru/archive/150/42395/

Проблемы освобождения от наказания в связи с психическим расстройством

Проблемы освобождения от наказания в связи с психическим расстройством

О.В.Кудряшов

В статье рассмотрены вопросы освобождения от наказания, связанного с лишением свободы. Показано, что действующее законодательство не соответствует судебной и пенитенциарной практике. Предложены изменения в действующее законодательство.

Ключевые слова: психическое расстройство, осужденный, освобождение от наказания.

В советском уголовном праве норма об освобождении от наказания в связи с психическим расстройством имела место не в материальном, а в процессуальном законе (ст. 362 УПК РСФСР 1960 г.). Только три союзные республики (Латвийская ССР, Литовская ССР и Эстонская ССР) вводили эту норму в республиканские уголовные законы .

Спасенников Б.А. Принудительные меры медицинского характера (теория, уголовно-правовое регулирование, практика): Дис. … д.ю.н. М.: Московская государственная юридическая академия, 2004. С. 58.

Статья 81 УК РФ озаглавлена «Освобождение от наказания в связи с болезнью». этой статьи шире ее названия.

Она предусматривает не только освобождение от наказания по болезни, но и замену одного наказания другим, на основании заболевания лица, совершившего преступление. Статья 81 УК РФ различает два вида заболеваний: психическое расстройство (ч.

1) и иную тяжелую болезнь, препятствующую отбыванию наказания (ч. 2). Однако главы 5 и 15 УК РФ не упоминают о заболевании, они предусматривают только хроническое психическое расстройство, временное психическое расстройство, слабоумие либо иное болезненное состояние психики.

Законодатель непоследовательно использует одно понятие («болезнь») в названии ст. 81 УК РФ, а в тексте части первой этой статьи — другое понятие, более широкое («психическое расстройство») .

Бычкова А.М.

Рецензия на работу «Психические расстройства и их уголовно-правовое, криминологическое, уголовно-исполнительное значение (история, теория, уголовно-правовое регулирование, практика)» д.ю.н., д.м.н., профессора Б.А. Спасенникова // Актуальные вопросы образования и науки. 2012. N 5 — 6 (33 — 34). С. 149 — 150.

В.Г. Белоус считает, что упоминаемые в законе психические расстройства чаще являются хроническими, но могут быть и временными, что спорно .

Трудно согласиться с введением в этот перечень временных психических расстройств.

При этом автор необоснованно игнорирует слабоумие, которое не является хроническим расстройством психики, исходя из содержания ст. 21 УК РФ .

Белоус В.Г. Критический анализ научных публикаций, посвященных проблеме невменяемости // Актуальные вопросы образования и науки. 2013. N 5 — 6. С. 109.

Спасенников Б.А. Общественно опасные деяния больных психическими расстройствами // Вестник института: преступление, наказание, исправление. 2012. N 4 (20). С. 8 — 11.

В части первой ст. 81 УК РФ указывается, что лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его способности к осознанно волевой регуляции поведения, освобождается от наказания.

Нам представляется, что такая формулировка требует обсуждения по двум обстоятельствам.

Потеря способности осознавать фактический характер и (или) общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими в большинстве случаев скоропреходящая (дни-недели-месяцы), особенно на фоне проводимого этиопатогенетического лечения.

В этой ситуации освобождение от наказания и назначение принудительных мер медицинского характера сомнительно, ибо психическое расстройство наступило у лица, обладавшего способностью осознавать фактический характер своих действий (бездействия) и руководить ими во время совершения преступления.

Это лицо нуждается в лечении в психиатрическом стационаре, до восстановления способности к осознанно волевой регуляции поведения в соответствии с действующим законодательством о медицинской помощи.

Если в отношении лиц, признанных невменяемыми, принудительное лечение осуществляется вплоть до излечения, улучшения состояния или исчезновения обусловленной психическим расстройством возможности «причинения существенного вреда либо опасности для себя или других лиц», то в отношении лиц, у которых психическое расстройство возникло после совершения преступления, юридически значимым критерием достижения лечебного эффекта служит восстановление способности к осознанно волевой регуляции поведения, ибо именно эти качества необходимы для участия в производстве по делу.

Также для понимания смысла назначенного наказания. После этого лицо может отбывать наказание. Опасность же этого лица, обусловленная не психическим расстройством, а асоциальными наклонностями, может быть пресечена средствами уголовно-правового порядка .

Источник: http://zakoniros.ru/?p=17631

Жив — сиди: Какие болезни дают право на освобождение от тюрьмы — и почему это право не работает

Жив — сиди: Какие болезни дают право на освобождение от тюрьмы — и почему это право не работает

«Он один у нас в городе с таким заболеванием. Когда суд начался, мы все медицинские бумаги предоставили, но это как-то эффекта не возымело, — рассказывает мама Антона Елена Ланшакова.

— Потом Антон написал апелляцию, но адвокат отговорил ее подавать, чтобы побыстрее приговор вступил в силу и Антона отправили на комиссию в Волгоград. Там ему должны были подтвердить диагноз, и он бы освободился.

Но когда его привезли в больницу, врач сказал, что его родители купили все справки, а он теперь отрабатывает. И все».

Антону Ланшакову 24 года. В детстве ему поставили диагноз муковисцидоз. В 2006 году это заключение подтвердили в НИИ пульмонологии.

Муковисцидоз — тяжелое генетическое заболевание, при котором поражены все органы, выделяющие слизь: из-за повышенной вязкости и густоты секретов затронуты оказываются бронхолегочная система, поджелудочная железа, печень, потовые железы, слюнные железы, железы кишечника, половые железы.

Средняя продолжительность жизни больных муковисцидозом в России составляет 25-27 лет (в Европе — до 50 лет).

Чтобы поддерживать состояние, больному муковисцидозом нужно постоянно принимать лекарства — в случае Ланшакова раз в полгода надо проходить переосвидетельствование, в результате которого назначают лечение. Лекарства в России достать трудно — их привозят из-за границы. В заключении нет ни переосвидетельствования, ни нового лечения, ни труднодоступных лекарств.

Ланшаков заочно учился в Волгоградском институте бизнеса, чинил компьютеры, в 2015 году должен был получить диплом.

12 августа 2014 года его оштрафовали на четыре тысячи рублей за курение марихуаны в подъезде, а через некоторое время он стал фигурантом уголовного дела по статье «Незаконный оборот наркотиков» (ч. 3 ст. 30, п. «а,б» ч. 3 ст. 228-1 и ч. 1 ст. 228 УК РФ).

Пока шел суд, Ланшаков находился под подпиской о невыезде. 12 февраля 2015 года судья Камышинского районного суда Алексей Рагузин приговорил молодого человека к пяти годам колонии строгого режима.

Как говорится в решении, в 2014 году оперативники вышли на неизвестного человека, который торговал героином и марихуаной.

Из его показаний следует, что однажды он обнаружил рядом с заброшенными дачными участками кусты дикорастущей конопли и сорвал с них несколько листьев.

Листья он принес домой, просушил и «перетер руками, тем самым незаконно приобрел наркотическое средство — каннабис, общей массой в высушенном состоянии не менее 18,7662 грамма».

Позднее наркоторговец попался на сбыте героина и сдал сотрудникам ФСКН Ланшакова, вместе с которым собирался продать шесть грамм марихуаны (Ланшакову в качестве вознаграждения были обещаны половина от вырученной суммы — и такое же количество травки). В результате оперативники провели контрольную закупку, приобрели у Ланшакова марихуану за 600 рублей, а затем задержали. На суде Ланшаков свою вину признал.

Ни небольшой объем запрещенных веществ, ни смешная сумма, которую подельники собирались выручить за продажу, ни документы, подтверждающие заболевание муковисцидозом и наличие у Ланшакова третьей группы инвалидности, не повлияли на решение суда — обвиняемый был отправлен в изолятор.

По совету адвоката Николая Халабуды обжаловать приговор он не стал. Сам Халабуда отказался объяснить, почему он дал такую рекомендацию, сославшись на адвокатскую этику.

30 марта этого года Ланшакова этапировали в исправительную колонию № 1 в Ставропольском крае. Вскоре он был помещен в санчасть — с тяжелой отдышкой, кровохарканьем и резкой болью в груди. В середине мая у Ланшакова появился новый адвокат.

Посетить своего подзащитного в ИК он смог 18 мая. По словам Сабинина, в учреждении нет врача-пульмонолога, поэтому Ланшакова так до сих пор никто не осмотрел.

Нет там и лекарств: необходимые препараты без холодильника портятся в течение четырех часов, а на зоне нет условий, чтобы их хранить.

Впрочем, в управлении ФСИН по Ставропольскому краю эту информацию опровергают: в ведомстве настаивают, что юноша получает медицинскую помощь. Как отмечает Сабинин, Ланшакову дают обычные антибиотики.

19 мая Кочубеевский районный суд, рассмотрев ходатайство защиты, постановил этапировать юношу в ИК-3 для проведения комплексной экспертизы. Искать пульмонолога, который мог бы подтвердить диагноз, все равно придется адвокату.

По данным на 1 марта 2015 года, в учреждениях ФСИН находились почти 647 тысяч человек. Из них только на учете по туберкулезу — больше 26 тысяч человек, а ВИЧ-инфицированных — 59,5 тысяч.

Почти у 55 тысяч заключенных есть психические заболевания. Примерно у двух человек из пяти — сразу несколько тяжелых заболеваний.

За первые три месяца 2015 года в службу исполнения наказаний поступили 7829 обращений от осужденных; самой популярной темой — более 20% обращений — стала медицинская помощь.

Многие из заключенных подпадают под действие 81 статьи Уголовного кодекса, которая гласит, что если у фигуранта дела диагностировано заболевание, указанное в постановлении правительства № 54, он может быть освобожден судом от наказания.

В документе «О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью» указан список из 41 группы заболеваний. Среди них туберкулез, некоторые виды рака, сахарный диабет в тяжелой форме, гнойные менингит, нейросифилис, боковой амиотрофический склероз, муковисцидоз, саркоидоз, тяжелая форма ВИЧ и другие.

Проблема заключается в том, что, например, разница между двумя стадиями ВИЧ, одна из которых дает право на освобождение, а другая нет, весьма призрачна, и без лечения одна быстро переходит в другую. Окончательное решение принимает экспертная комиссия — она определяет, подпадает ли заболевание под перечень правительства.

Во ФСИН эти цифры, кажется, никого не смущают: в ведомстве не спешат переводить заключенных в гражданские больницы на лечение.

Напротив, как объяснял в сентябре 2014 года исполняющий обязанности начальника управления организации медико-санитарного обеспечения ФСИН, полковник Сергей Смирнов, «пенитенциарная медицина является своего рода барьером, позволяющим выявлять, изолировать и лечить больных с такими патологиями как туберкулез, ВИЧ-инфекция, наркомания и многие другие, предотвращая дальнейшее распространение этих заболеваний в обществе». В ведомстве не скрывают, что в колониях и изоляторах содержатся заключенные с тяжелыми заболеваниями.

Впрочем, представители ФСИН настаивают, что осужденные получают необходимую медицинскую помощь: в пример приводят удаление злокачественной опухоли у зека с папиллярным раком щитовидной железы и операцию по восстановлению позвоночника у осужденной, которая поступила в исправительное учреждение с нарушением функций рук и ног, а после хирургического вмешательства смогла без посторонней помощи покинуть тюремную больницу.

Подобные истории в системе ФСИН — исключения; куда больше трагических случаев. Так, в конце 2013 года стало известно, что в «Матросской тишине» содержится обвиняемый в мошенничестве 31-летний Владимир Топехин, у которого парализованы обе ноги и рука.

Он лежал голый под одеялом, ходил под себя в туалет, а подгузники ему приходилось самостоятельно делать из тряпок. По данным общественной наблюдательной комиссии по Москве, медицинскую помощь ему не оказывали с июля 2013 года, когда он был арестован.

13 января 2014-го судья Тверского суда столицы Татьяна Неверова провела выездное заседание в изоляторе: в течение 11,5 часов она рассматривала дело, после чего сразу же огласила решение. Топехин получил шесть лет колонии.

Только экстренная жалоба, которую адвокат Светлана Сидоркина подала в Европейский суд по правам человека, помогла исправить ситуацию: в июле Свердловский районный суд Костромы признал, что в стране нет ни одной колонии, где мог бы содержаться парализованный, и освободил Топехина от наказания. К тому моменту у осужденного уже были нарушены функции внутренних органов.

Вмешательство Страсбургского суда стало решающим и в деле 25-летней Маргариты Чарыковой, из-за врожденного отсутствия прямой кишки пережившей более 60 операций. Инвалидность девушка не оформила, так как хотела быть «как все».

В декабре 2012 года у нее дома нашли амфетамин, разбавленный ноотропным препаратом «Пирацетам». Родственники Чарыковой не отрицали, что девушка принимала наркотики, но заявляли, что девушка не занималась их продажей.

В изоляторе девушка провела четыре месяца: она почти ничего не ела, но прибавила 13 килограмм; живот раздулся, появились тошнота, головные боли и стойкий запах гноя. В госпитале при «Матросской тишине» разводили руками и говорили, что помочь ничем не могут.

После запроса из ЕСПЧ следствие попросило не продлевать девушке арест, и в апреле 2013 года ее выпустили под подписку о невыезде. В сентябре она получила 6,5 лет условно.

Даже если у осужденного действительно диагностирована болезнь из списка, это не означает, что его автоматически отпустят.

Тяжелые заболевания не помешали судам держать в заключении топ-менеджера ЮКОСа Василия Алексаняна, юриста и аудитора компании Firestone Duncan Сергея Магнитского, предпринимателя Веру Трифонову и многих других.

Как обращает внимание адвокат Андрей Сабинин, в 81 статье УК РФ говорится, что заключенный не «должен», а «может быть освобожден». Последнее слово остается за судом, который запрашивает характеристику ФСИН на осужденного и выслушивает мнение прокурора.

«Колония не заинтересована в том, чтобы держать у себя на ладан дышащего зека, потому что он может умереть, а смерть в колонии — это отрицательный показатель для ФСИН.

Кроме того, пока он не умрет, за ним надо обеспечивать уход. Плюс он еще и не работает, — объясняет руководитель правозащитной организации „Агора“ Павел Чиков.

— Ведомство совсем не возражает, чтобы избавиться от больного заключенного.

Однако всегда, кроме единичных случаев, против выступает прокуратура, мотивируя это тем, что человек не раскаялся, своей вины не признал, у него есть взыскания и медпомощь он может получать и на зоне».

По словам Чикова, несколько тысяч осужденных в год обращаются с ходатайством об освобождении от наказания по болезни. В 2014-м на свободу вышли около 400 человек.

Например, в Татарстане освободились всего четверо, за двоих из них в течение долгого времени сражались правозащитники. Эту статистику подтверждают и данные, предоставленные Судебным департаментом при Верховном Суде.

А среди примерно 150 постановлений судов по 81 статье УК РФ, которые занесены в базу «Росправосудие», нет ни одного решения в пользу заключенных, но есть несколько постановлений, в которых говорится об отмене ранее вынесенных решений об освобождении от наказания по здоровью — и о направлении дела на пересмотр.

Эта статистика вряд ли может порадовать адвоката Андрея Сабинина, защищающего Антона Ланшакова, больного муковисцидозом. Сабинин отмечает, что колония, в которой содержится Антон Ланшаков, за последнее время отпустила только одного больного старика.

«Все силовики и судьи загнаны в ловушку: любое решение в пользу человека воспринимается как подозрительное и коррупционное.

„А чего никто не отпускает, а ты отпустил? Наверное, тебе взятку дали!“ — рассуждает Павел Чиков. — Вот такой подход. И легче не отпустить заключенного.

Ну и что, что он потом умрет, кого это беспокоит? Как говорят американцы, shit happens».

Источник: https://meduza.io/feature/2015/05/21/zhiv-sidi

Лечить нельзя отпустить. Кого будут освобождать из зон по болезни

Заключённых, которые тяжело больны, хотят освобождать от наказания по новым правилам.

Проект постановления правительства, в котором они перечисляются, сейчас согласовывают Минюст и Минздрав.

Как говорится в пояснительной записке, правила будут изменены в “целях гуманизации исполнения уголовных наказаний”.

Освободят тех, у кого есть рак с метастазами

У 43-летнего заключённого Алексея Кондрашевского рак левого лёгкого второй стадии. Есть метастазы — в лимфоузлах и горле. Его готовили к операции в исправительной колонии в Брянске. Но неожиданно его перевели в другую исправительную колонию — в Пермский край.

“По прибытии в колонию осуждённый Кондрашевский объяснил, что болен и нуждается в лечении, операции, обезболивающих препаратах.

Администрация ему заявила, что им всё равно, и, если ему нужны лекарства, он должен их сам покупать”, — сообщается в обращении, которое правозащитники из ГУЛАГу.

нет направили директору ФСИН Геннадию Корниенко.

По новым правилам (которые сейчас согласовываются в правительстве), Алексей Кондрашевский мог бы рассчитывать на то, что его освободят и будут лечить уже на свободе.

Документ расширяет список заболеваний, которые позволяют получить освобождение.

Так, по нынешним правилам, человека с раком лёгкого выпускают на свободу, если у него четвёртая стадия болезни.

А в новом варианте формулировка звучит так: “различные формы злокачественных образований… при наличии отдалённых метастазов”.

То есть какая бы ни была стадия, метастазы — новый повод освободить заключенного.

Ещё одно новое условие для освобождания — все случаи, когда онкобольному нужно “высокоспециализированное лечение (операции, лучевая терапия, химиотерапия)”, а в тюрьме или колонии его получить нельзя.

То есть если ФСИН не может вылечить онкобольного, то должна его отпустить. При этом высокоспециализированное лечение, как пояснил хирург-онколог Константин Титов, нужно каждому онкобольному.

— Если человека даже на первой стадии рака оставить без такого лечения, то болезнь будет прогрессировать. Это вопрос времени, — сказал врач.

Освободят заключённых с высоким давлением

Среди других заболеваний, которые добавлены в перечень, — артериальная гипертония (то есть стойкое повышенное давление. — Прим. Лайфа). Человека должны освободить, если проводимое лечение неэффективно и если есть осложнения, “приводящие к значительному ограничению жизнедеятельности”.

К правозащитникам поступила жалоба от известного барда Юрия Устинова, которого обвиняют в педофилии. Ему 70 лет, и он находится в СИЗО Краснодара.

Чувствует он себя, как говорится в жалобе, очень плохо. В изоляторе он переболел пневмонией, затем ему сделали операцию по удалению желчного пузыря.

“08.06.2016 года состояние здоровья Устинова Ю.М.

резко ухудшилось, и так, что последний даже не смог самостоятельно позвать дежурного фельдшера и попросил это сделать сокамерников, – говорится в обращении, которое правозащитники направили руководству ФСИН.

— В настоящее время Устинов Ю.М содержится в общей камере СИЗО с артериальным давлением 200, постоянно лежит, передвигается только до туалета, и то с трудом”.

Изменить обвиняемому меру пресечения и отменить арест может суд по ходатайству адвоката. А если Устинова осудят, то по новым правилам его должны будут сразу же освободить.

Также в новом перечне оказались такие новые основания для освобождения, как туберкулёз мозговых оболочек и недавно проведённая трансплантация печени (если ещё не прошло двух лет после операции).

Освободить или нет по болезни заключенного — решает комиссия экспертов во время медицинского освидетельствования.

В нынешнем варианте правил говорится, что осуждённый направляется на освидетельствование “при наличии у него заболевания, включенного в перечень” (то есть заболевание — это уже факт).

В новом же сказано, что достаточно письменного заявления осуждённого о том, что у него есть такая болезнь.

Правила не действуют

И по старым, и по новым правилам должны освобождать людей со СПИДом, с хроническими психическими расстройствами, болезнями сердца (с недостаточностью кровообращения третьей степени) и другими заболеваниями. Но эти правила не работают уверяют эксперты

— Мы сейчас стараемся помочь девушке, которую с четвёртой стадией ВИЧ и гепатитом С осудили, — рассказал руководитель программ фонда борьбы со СПИДом “Шаги” Кирилл Барский. — Ей 35. Её признали виновной в том, что она хранила наркотики без цели сбыта. Мы стараемся ей помочь, поднимаем все медицинские заключения. Но пока безрезультатно.

При этом в тюрьмах люди даже с самыми тяжёлыми заболеваниями часто не получают медицинской помощи.

36-летний Константин Фаткулин находится в исправительной колонии в Новосибирской области. У него четвёртая стадия ВИЧ, гепатиты В и С.

Как сказано в его обращении к правозащитникам, его вообще не лечат.

После очередной жалобы его всё же положили в больницу, но лекарства так и не стали давать.

“В больнице осуждённый был помещён в ШИЗО за то, что позволил себе сидеть на койке в дневное время, — пишут правозащитники руководству ФСИН.

— По прошествии двух месяцев больной возвращён обратно в ИК-21 на обычные условия содержания, содержится в холодных помещениях со сквозняками, без отопления (с апреля), вдвое уменьшена норма питания, ранее полагающаяся ВИЧ-больным, лечение не получает”.

— Гуманизацию я приветствую двумя руками, — говорит председатель коллегии адвокатов “Вашъ юридический поверенный” Константин Трапаидзе.

— Понятно, что какие-то негодяи могут получить возможное ослабление наказания.

Но тут фундаментальный вопрос: является ли уголовное наказание методом перевоспитания или просто жестокого обращения с людьми?

По его словам, обычно получается второй вариант.

— Четыре месяца назад Хамовнический суд постановил арестовать женщину, у которой четвёртая степень онкологического заболевания, — рассказал он. — По закону её нельзя арестовывать. Но ретивый следователь и оперативники настояли, и судья пошёл у них на поводу.

— Не хотят суды больных людей отпускать, держат до последнего, — говорит координатор ГУЛАГу.нет Елена Абдуллаева. — У них всегда есть опасение, что человек вылечится на свободе и снова совершит преступление.

Как сказано на сайте Судебного департамента при Верховном суде России, в 2015 году было подано 6,8 тысячи ходатайств об освобождении заключённых в связи с болезнью. Из них только 1,5 тысячи было удовлетворено.

Источник: https://life.ru/881333

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.