8(800)350-83-64

Гауптвахта в армии: фото, расшифровка что это такое по простому, чем отличается от дисбата и как выглядит камера?

Гауптвахта в армии, для кого предназначена губа

Гауптвахта в армии: фото, расшифровка что это такое по простому, чем отличается от дисбата и как выглядит камера?

Гауптвахта в переводе на русский язык означает главный караул. В армии это изолятор, предназначенный для задержания нарушителей армейской дисциплины или совершивших преступление.

С 1 января 2007 года был принят закон о возвращении «губы» в армию России. Ранее такие изоляторы решено было отменить.

Для любого солдата, проходившего службу в рядах российской и советской армии, это слово не вызывает положительных ассоциаций.

Согласно армейскому уставу имеется две разновидности гауптвахты: гарнизонная и войсковая.

Требования к содержанию нарушителей

На гарнизонной гауптвахте могут находиться следующие военнослужащие:

  • отбывающие наказание за нарушение армейской дисциплины по решению суда, на срок согласно принятому постановлению;
  • подозреваемые в преступлениях, находящиеся под охраной до окончания расследования и вынесения приговора;
  • задержанные по разным обстоятельствам военнослужащие.

Войсковая гауптвахта организовывается в тех гарнизонах, в которых нет места для размещения нарушителей на основной гарнизонной гауптвахте.

В войсковых частях отдаленных от гарнизонной гауптвахты, могут быть сооружены изолированные помещения для задержания дисциплинарных нарушителей.

Согласно принятым нормам такие комнаты должны быть оборудованы с соблюдением всех требований по защите охраны здоровья и прав гражданина Российского государства.

В таких помещениях соблюдаются следующие правила:

  • нарушители находятся в помещении, снабженным замком, под постоянной охраной и наблюдением;
  • нарушители дисциплины содержатся в отдельных помещениях от военнослужащих, задержанных за совершенное преступление или находящихся под следствием;
  • сержанты и старшины находятся отдельно от рядовых;
  • контрактники находятся в отдельных помещениях от тех, кто служит по призыву;
  • офицеры помещены отдельно от всех остальных военнослужащих.

Кроме этого для обеспечения удовлетворительных условий содержания арестантов действуют санитарно-гигиенические нормы. Согласно им такие комнаты нельзя оборудовать в подвалах, подземельях, где не обеспечен достаточный приток воздуха и отсутствуют оконные проемы.

«Губа» в армии должна иметь спальное место с постельными принадлежностями, необходимыми столовыми приборами для приема пищи, стульям, согласно количеству арестантов прибывающих в помещении.

Кроме этого размер камеры должен соответствовать 4 квадратным метрам на одного арестанта, это соответствует 12 кубическим метрам воздуха на 1 лицо. Каждая комната должна быть оснащена осветительными приборами и проточной водой.

При гауптвахте должен находится двор для прогулок задержанных.

Гауптвахта советского образца

Условия содержания на «губе» в советской армии отличались жесткостью. Перечень причин, за которые можно было оказаться в этом место, весьма широк.

Главные нарушители, которые чаще всего находились там, это те, кто ходил в самоволку, употребляли спиртные напитки или были задержаны в состоянии алкогольного опьянения, наказанные за ненадлежащий внешний вид и другие дисциплинарные нарушения.

Для более тяжких нарушений существовали, и есть до сих пор, дисциплинарные батальоны. На гауптвахту можно было отправиться жить от 3 до 15 суток. Время, проведенное в этом месте, не засчитывалось в срок службы.

Прибывшим на место не разрешено было брать следующие предметы:

  1. Значки с кокарды и формы. Все металлические предметы, которыми можно вскрыть вены или поранить кого-то.
  2. Ремни и портянки следовало сдавать, чтобы избежать возможности суицида.
  3. Личные вещи изымались, в том числе и табачные изделия.

Пребывание в этом месте становилось настоящим испытанием для тех, кто туда попал. Степень издевательств зависела от фантазии охраны, а камера была похожа на обычную тюрьму с бетонными стенами, политыми водой. Зимой в камерах не было отопления, поэтому стены были просто ледяными.

По поручению командира комендантского взвода, по периметру камеры могли раскидывать влажную хлорку, от которой просто невозможно было дышать.

В туалет разрешали ходить два раза в день и только бегом и на несколько минут. Военнослужащих с комендантского взвода люто ненавидели.

Вот почему возвращаясь, домой на дембель, они предпочитали надевать гражданскую одежду, чтобы не быть сброшенными с поезда.

В современной армии

Сейчас условия содержания в такой «гостинице» уже не настолько бесчеловечные. Одиночные камеры хоть и не похожи на номера в отеле, но это уже и не ледяной карцер. Голодом, холодом и битьем уже нарушителей не воспитывают.

Основная задача современных мест для нарушителей, обеспечить занятием, чтобы у них возникло желание сделать все возможное, чтобы больше не попадать туда.

Средства для этого применяются разные, может быть однотипная никому не нужная работа, хождение по плацу или заучивание устава.

Кормят сейчас арестантов ни хуже, чем обычных солдат.

В наши дни решение о помещении военнослужащего на «губу» принимается не командирами части, а судом. Как правило, выносить мелкие провинности на общий суд не хотят, поэтому «залет» для отправки на гауптвахту должна быть существенным.

Кроме этого для того, чтобы отправить нарушителя на нары, командиру части нужно представить веские доказательства того, что он достоин такой участи. Дело рассматривается в течение 10 дней.

Суд к тому же может отказать, что конечно ляжет пятном на репутацию части. Так, что если военнослужащий оказался на гауптвахте, значит действительно, на это были причины.

За обычное пререкание с командиром вряд ли будут доводить дело до суда, такие провинности наказываются на месте.

Гауптвахта не то место, где заряжаются хорошим настроением и позитивом, оно служит для дисциплинарных мер, поэтому единственное, что можно пожелать военнослужащим, не попадать туда.

Источник: https://prizivaut.ru/sluzhba/guba.html

Если у вас остались вопросы позвоните нам или задайте их нашему юристу в поле ниже и получите бесплатную консультацию.

Чем страшен «дизель». Как устроен дисбат в российской армии

Дисциплинарный батальон — дисбат или, на жаргоне, “дизель” — место, куда боятся попасть все военнослужащие без исключения. Чем же он так страшен и что происходит за закрытыми воротами и зарешёченными окнами?

“Умный журнал” заглянул внутрь и попытался ответить на этот вопрос.

Что такое дисбат

Дисциплинарный батальон — это специальная воинская часть, куда отправляют отбывать наказание осуждённых за совершение преступлений солдат и сержантов срочной службы, а также курсантов военных вузов. Срок пребывания в нём не может превышать двух лет и назначается за незначительные преступления (как правило, неуставные отношения и самовольное оставление части).

После отбывания наказания в дисбате военнослужащий продолжает проходить службу с того момента, на котором “остановился”, то есть срок пребывания в этом учреждении не засчитывается в срок службы.

Важный момент: после дисбата, в отличие от “гражданской” тюрьмы, в документах не остаётся отметки о судимости.

Все осуждённые в дисбате носят погоны рядовых (или, в случае флота, матросов). Если до этого они имели какое-то воинское звание, на время отбывания наказания их его лишают.

Режим дисбата

Осуждённые в дисбате находятся под стражей и живут в помещениях с решётками на окнах, но в целом находятся в более благоприятных условиях, чем большинство “обычных” заключённых.

Например, помимо двух краткосрочных свиданий (по четыре часа) каждый месяц, в год им полагается четыре длительных.

Каждое из них длится до трёх суток с правом совместного проживания — либо в специально оборудованном помещении на территории части, либо за её пределами.

Кроме того, в исключительных обстоятельствах (вроде смерти или болезни родственника) осуждённых отпускают домой на срок до семи суток, не считая времени на проезд.

Правда, личные деньги узникам дисбатов иметь запрещается.

Все денежные поступления извне заносятся на их лицевой счёт, с которого они могут тратить по три тысячи рублей в месяц на еду и товары первой необходимости.

На эти же цели им разрешается тратить ежемесячное довольствие в размере двух тысяч рублей. Конечно, имеются в виду дополнительные траты — кормит и одевает осуждённых государство.

Находясь в дисбате, осуждённые военнослужащие обязаны работать. Однако за это им даже положена зарплата, определяемая по расценкам организации, на которую они работают (а организации могут быть разные). 50% зарплаты поступает на счёт воинской части, 50% — на всё тот же личный счёт работников.

Всё остальное время занимают бесконечные мероприятия по разучиванию и применению на практике воинского устава (в основном, строевая и физическая подготовка).

За нарушения дисциплины осуждённого могут арестовать и поместить в одиночную камеру сроком до 30 суток. Выглядит она жутковато, и большую часть времени в ней приходится стоять (присесть разрешается лишь изредка и на несколько минут).

По отбытии трети срока осуждённого могут перевести в разряд “исправляющихся” с некоторым послаблением режима. Оно заключается в снятии ограничений на пользование деньгами с лицевого счёта, двух дополнительных длительных свиданиях в год и праве перемещаться за пределами части без конвоя.

Кроме того, члены этого “разряда” по отбытии половины срока имеют право претендовать на УДО (условно-досрочное освобождение).

Почему все боятся дисбата

Гражданскому человеку иногда сложно это понять, но для военнослужащего нет ничего страшнее, чем жить по уставу. А в дисбате всё происходит именно по уставу, что и заставляет провинившихся солдат на суде умолять, чтобы им назначили какое-то другое наказание.

Чтение устава в одиночной камереНапример, передвигаются осуждённые в дисбате исключительно бегом или строевым шагом.

Практически постоянно они подвержены изматывающим физическим нагрузкам — за исключением разве что сна и приёма пищи.

Бывают, правда, и теоретические занятия, заключающиеся в том, что группа солдат повторяет за начальником строчки из устава — по два слова, хором, в течение двух часов. Зрелище не для слабонервных.

В общем, за этими вроде бы невинными мероприятиями (физкультура на свежем воздухе, несложные уроки в классе) скрывается тяжелейшая нагрузка на психику, которую не выдерживают самые крутые и “отмороженные” деды, попавшие сюда за избиения сослуживцев, вымогательство и прочие прелести. Именно поэтому в дисбате так востребована работа местного психолога.

Закат эпохи дисбатов

По всему бывшему СССР, от которого они и достались современным странам в наследие, дисбаты постепенно отживают свой век.

Осуждённых военнослужащих всё чаще отправляют отбывать наказание в обычные тюрьмы, а сами дисбаты за ненадобностью упраздняют.

В Казахстане это сделали в 2008 году, в Белоруссии — в 2014-м.

В постсоветской России дисбатов было пять, но в 2011 году три из них расформировали. На сегодняшний день функционируют два: в нижегородском посёлке Мулино и забайкальском посёлке Каштак.

Со временем этих динозавров тоже ждёт вымирание, и страшное место скоро превратится в одну из многочисленных армейских легенд. По крайней мере, военнослужащие на это очень надеются…

Источник: https://www.anews.com/p/69553133-chem-strashen-dizel-kak-ustroen-disbat-v-rossijskoj-armii/

Если у вас остались вопросы позвоните нам или задайте их нашему юристу в поле ниже и получите бесплатную консультацию.

Что такое дисбат в армии

Что такое дисбат в армии

Дисбат – это батальон дисциплинарного типа, то есть воинская часть специального назначения, куда попадают военнослужащие, осуществившие дисциплинарные нарушения тяжкой степени касательно воинской службы.

Отдельный дисциплинарные батальон представляет собой формирование специального назначения в вооруженных силах РФ.

Это отдельная воинская часть, где отбывают присужденную меру наказания военнослужащие, которые были приговорены за осуществление уголовных преступлений во время несения воинской службы.

Также в дисбаты попадают курсанты военных училищ и высших учебных учреждений до момента присвоения им первого офицерского звания.

За какие деяния направляют в дисбат

Дисбаты формируются с целью отбывания наказания военнослужащими в соответствии с Уголовным кодексом РФ.

Период несения службы виновным в дисциплинарном подразделении не входит в совокупный период несения военной службы, исключением выступают лишь отдельные случаи (по распоряжению командующего военными силами округа или региона).

То есть виновный военнослужащий, который отбыл весь период наказания за совершенное деяние в дисциплинарном батальоне, далее направляется для окончания срока службы на период, который оставался до момента вынесения ему приговора.

В отдельные дисбаты сегодня отправляются с целью отбывания уголовной меры наказания солдаты и сержанты:

  • совершившие уголовно наказуемые деяния во время несения военной службы;
  • приговоренные военным судом к такому наказанию.

Отметим, что после полного отбывания срока в дисбате военнослужащие, которые полностью отслужили полагающийся срок службы по закону, документально не имеют судимости.

Виновные направляются в такой батальон исключительно по решению военного суда.

В данные учреждения исправительного характера направляются военнообязанные, которые выполнили преступные деяния, не причисляемые к тяжкой степени, однако которые в соответствии с нормами УК РФ караются тюремным заключением сроком до 2 лет. В большинстве случаев военные попадают в дисбат за такие проступки, как уход в самоволку и применение дедовщины в отношении новоприбывших сослуживцев.

В дисциплинарных батальонах применяются нормы общевоинского устава, а не УПК.

Помимо отбывания наказания в дисбате, освободившийся военнослужащий имеет обязанность дослужить положенный срок в обычном подразделении армии.

Только после этого он получает на руки свои документы без отметки о наличии судимости. Ключевыми отличиями подразделения исправительного типа от стандартной воинской части выступают:

  • неоспоримое следование нормам устава;
  • жесткий и четко установленный режим дня;
  • полное отсутствие увольнительных.

Присужденные обязательные отработки в дисбате, как правило, представляют собой хозяйственную деятельность.

Особенности организации

В большинстве случаев совокупная численность дисбата составляет примерно 300 осужденных.

Процедура и условия пребывания осужденных военнослужащих в специальном батальоне регламентируются Постановлением Правительства РФ от 4 июня 1997 года № 669 и Приказом Минобороны РФ № 302 от 29 июля 1997 года.

В соответствии с данным нормативными актами, время отбывания наказания в дисбате не включается в общий срок военной службы.

Однако для того, чтобы добиться его включения, необходимо направить ходатайство командованию воинской части на имя главнокомандующего военными силами определенного региона или округа, в сфере контроля которого пребывает дисциплинарный батальон.

В данном документе необходимо указать причину и прошение о включении срока пребывания в дисбате в общий период службы.

При этом во время отбывания наказания в спецбатальоне, осужденные оставляют за собой статус военнослужащих и носят погоны рядовых.

После того, как осужденный отбывает 1/3 срока наказания, в случае его отличного поведения, он может быть переведен в отряд исправляющихся, также его могут допустить к несению службы в наряде или к выполнению работ за рамками воинской части (под надзором конвоя или без такового).

В дисбаты направляются за различные преступные деяния против службы: за кражи, неуставные отношения и прочее.

В соответствии с нормами действующего законодательства максимальный срок отбывания наказания в дисбате составляет 2 года.

В большинстве случаев в зависимости от тяжести преступления военный суд присуждает срок от 6 до 18 месяцев.

Новые прибывшие в дисбат осужденные в обязательном порядке по прибытию проходят через карантин. Затем они проходят месяц усиленной строевой подготовки, и только после прохождения данных этапов осужденных распределяют по ротам.

Режим отбывания наказания в дисбате

Кроме ежедневной жесткой строевой подготовки, четкого следования уставу, также в спецбатальонах действует множество ограничений и запретов.

К примеру, свидания с родственниками и близкими проводятся по установленному графику, при этом такие свидания рассчитаны всего на несколько часов.

Все встречи с родными проходят под надзором конвоя или контролеров.

Передачи от родных, как правило, не допускаются. В зону категорически запрещено приносить чай или кофе, а также алкогольные напитки.

Запреты действуют также касательно канцелярских принадлежностей.

Так, в большинстве дисбатов осужденным допускается иметь одну шариковую ручку и два стержня, две тетради и не больше десяти конвертов.

Из отряда исправляющихся осужденных, которые отличаются хорошим поведением, они могут быть направлены на условно-досрочное освобождение.

Дисциплинарный батальон не является зоной или тюрьмой в непосредственном понимании, однако он характеризуется наличием большинства атрибутов неволи и заключения.

Некоторые осужденные предпринимают попытки бегства, однако такие попытки в большинстве случаев завершаются неудачей.

В случае пересечения границы зоны или запретной полосы, таких беглецов ловят, после чего за такие проступки прибавляется срок отбывания наказания.

Отбывание срока в дисбате не записывается в личное дело как судимость, поэтому не учитывается в период армейской службы. Поэтому большинство осужденных возвращаются в свои части для окончания периода службы в армии.

В отдельных случаях за отличное поведение период отсидки в дисбате засчитывается в срок службы. Рядовые осужденные из переменного состава переходят в увольнение в запас из дисбата, они получают клички «звонарей».

Окончание срока наказания в дисбате

Ранее после окончания срока отбывания наказания солдаты получали денежные средства и своим ходом добирались в свои части для окончания армейской службы.

Однако часто во время переезда они осуществляли новые преступные деяния в силу различных обстоятельств.

Поэтому в последние годы освободившихся осужденных из спецбатальона в часть отправляют исключительно под надзором контролирующего офицера или прапорщика.

Часто такое ожидание затягивается по причине отсутствия ответственных сотрудников для надзора или денежных средств на командировки. Также военные части могут располагаться на Крайнем Севере, откуда слишком долго добираться, вследствие чего осужденные часто пересиживают срок осуждения.

В спецбатальоне ограничивается передвижение осужденных и общение между ними. К примеру, категорически не разрешается общаться с осужденными из других подразделений.

На основании данного принципа, осужденные, которые получили наказание за совершение одного преступления и подельничество, распределяются в разные подразделения. За весь период отбывания наказания они не имеют права даже несколькими словами перекинуться.

За нарушение данного правила им грозит дисциплинарное взыскание, также часто применяется наказание в виде гауптвахты, пребывающей на территории спецбатальона.

На видео о дисциплинарном батальоне

В большинстве случаев прежде чем попасть в дисбат, осужденные определенное время отбывают в следственном изоляторе.

Поэтому часто они перенимают не только манеру разговаривать, но и уголовный опыт от сидельцев в изоляторе.

После отбывания наказания в дисбате осужденные отправляются дослуживать свой срок в армии.

Источник: http://ru-act.com/ugolovnyj-kodeks/chto-takoe-disbat-v-armii.html

Если у вас остались вопросы позвоните нам или задайте их нашему юристу в поле ниже и получите бесплатную консультацию.

Про дисбат

Про дисбат

28 отдельный дисциплинарный батальон в Мулино — один из двух оставшихся в России дисбатов. Второй — близ Читы.

Но и в те времена, когда дисбатов по стране было больше, мулинский считался одним из самых благополучных, если вообще слова «благополучие» и «дисбат» можно поставить рядом.

Несколько часов, проведённых внутри этого внушающего уважение заведения, считаю, оказались, чрезвычайно полезными. Редкой силы источник познания жизни.

Дисциплинарный батальон — не тюрьма, а воинская часть. Служат в вч 12801 два типа личного состава — постоянный и переменный. Военнослужащие переменного состава — это те, что находятся внутри охраняемого периметра.

Попадают внутрь на разное время, от трёх месяцев до двух лет. В данный момент в части 170 «постояльцев» из 800 возможных.Сведущие люди разъяснили: заехать в дисциплинарный батальон — задача не такая уж и простая.

В смысле, там немного «случайно оступившихся», больше тех, кто сумел своими трудами стяжать довольно весомую личную «славу».

Армия — не палата мер и весов и не правофланговый отряд скаутов, это огромная организация, внутри которой постоянно случается масса самых странных нарушений и девиаций. И придётся несколько напрячься, чтобы быть персонально замеченным на общем фоне.

Некоторые не пожалели на это сил.

В дисбате немало тех, кто позволял себе т.н. неуставные отношения. Иначе такого рода отношения именуются «дедовщиной» или «годковщиной». Один из наиболее распространённых видов дедовщины — избиение сослуживцев.

Помимо «экзекуторов», велик и процент «сочинцев» (СОЧ — самовольное оставление части) или, как их ещё называют — «лыжников». Вообще говоря, статей, по которым осуждены воины переменного состава, не так уж и много.

Например, статья 335 УК РФ. Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности.

Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, связанное с унижением чести и достоинства или издевательством над потерпевшим либо сопряженное с насилием, наказывается содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет или лишением свободы на срок до трех лет. И подпункты к статье.

Или статья 337. Самовольное оставление части или места службы.

Самовольное оставление части или места службы, а равно неявка в срок без уважительных причин на службу при увольнении из части, при назначении, переводе, из командировки, отпуска или лечебного учреждения продолжительностью свыше двух суток, но не более десяти суток, совершенные военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, — наказываются арестом на срок до шести месяцев или содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до одного года. И опять куча подпунктов.

Есть в дисбате бывшие воришки, буяны, грабители, безыдейные хулиганы и просто удивительного калибра дураки (для интересующихся — почти часовой фильм с реальными историями). А вот насильников, убийц и прочих уголовников нет. Для них предназначены заведения иного толка.

Тут, кстати, очень большой вопрос возникает — где, собственно, лучше: в дисбате или в тюрьме? Лично я правильного ответа не знаю, но подозреваю, что дисбат для большинства заехавших полезнее тюрьмы.

Но это мои фантазии конечно, как оно там на самом деле — не знаю. Зато знаю, что никаких отметок о судимости в паспорте военнослужащего, проводившего время в дисбате — нет.

Военному комиссару, конечно, не составит труда понять что кроется за строками про пребывание в вч 12801, но для остальных, для непричастных — репутация человека незапятнана.

Такое, есть мнение, в ряде обстоятельств может для молодого мужчины дорогого стоить.

«Ничто так не облегчает жизнь воина, как дисциплина…»

В ротах — только рядовые. Прошлые заслуги, звания и отличия в зачёт не идут. Род войск и специализация тоже не играют роли. Матрос, мотострелок, пограничник или «вован» — всех одинаково приветливо принимают в лоно дисциплинарного батальона.

Стригут наголо и переодевают в новую форменную одежду. Времена, когда в дисбате носили красноармейскую форму образца 1943 года — прошли. Пилоток со звёздочками, шаровар и гимнастёрок с воротником-стойкой на складах больше нет.
Военнослужащие одеты в обычный «камуфляж».

Поверх формы белой краской через трафарет нанесены номера рот и надпись КОНВОЙ во всю спину. Это чтобы не перепутать между собой постоянный и переменный составы. Ещё одно видимое отличие между составами — шинели вместо бушлатов. Хотя, как видно на картинках, и бушлаты тоже есть.

Обувь довольно единообразна — сапоги. В морозы — валенки. Сапоги, кстати говоря, у встреченных в части осуждённых солдат прямо-таки блистали. Пряжки у бойцов, напротив, блёклые, полевые. Некоторые почему-то покрашены зелёной краской.

Внутри охраняемого периметра решётки на окнах, буферные ворота из металлической сетки и прочие ограничения. Спальное помещение в казарме отделено запирающейся решётчатой металлической дверью.

Если ночью бойцу приспичит в сортир — надо отметиться в специальном списке и проследовать к месту отправления естественных надобностей строго в гордом одиночестве. Уже вдвоём, например, в ночное время мчать в туалет нельзя.

Пока мы фотографировали дневального, спавший в казарме наряд получил команду «Подъём!» Отдыхавшие мигом взлетели над койками и чётким коротким строем прошагали в комнату для умывания.

Национальный вопрос в части отсутствует, разного рода «землячества» и прочие кучкования не поощряются. А вот т.н. «кавказцы» — присутствуют. Примерно каждый четвёртый из 170 нынешних «осУжденных» — с Кавказа.

Среди них попадаются ошибочно считающие себя упорными и несгибаемыми граждане. Если заехавшему в дисбат пламенному борцу за свои мужские права список предлагаемых удовольствий видится недостаточно полным — имеется целительная гауптвахта. Срок пребывания там — до 30 суток.

Решения суда не потребуется, достаточно воли командира. Если и тридцать суток на «губе» показались шуткой — процедуру можно повторить. До сих пор, говорят, помогало всем.

На выходе тяга к работе над собой и созидательному физическому труду во имя общества у осуждённого и проштрафившегося воина резко усиливается. А вот «диетическое питание» в виде хлеба с водой на гауптвахте было отменено. Кормят тамошних сидельцев и просто бойцов дисбата одинаково.

Снаружи «переменных» воинов охраняют другие воины — из постоянного состава. Помимо стрелков, на страже стоят свирепые служебные собаки и специальные средства. Объект режимный, караульные передвигаются в «броне», касках и с примкнутыми штыками и, в случае чего, имет право открывать огонь на поражение. Стрелять умеют, боевые стрельбы командование части проводит чуть ли не ежепятнично, благо полигон в Мулино гигантский, хватит места и для стрелка охраны и для САУ.

«Мы с приятелем вдвоём работаем на дизеле…»

Трудовой фронт для военнослужащих переменного состава — кругом. Начиная от казармы, сияющей почти стерильной чистотой, абсолютно квадратных сугробов вокруг плаца и заканчивая кропотливым изготовлением масштабных макетов части для местного музея.

Кто не умеет делать макеты частей, кораблей и самолётов — делает бетонные блоки и прочие железобетонные конструкции, грузит, копает, носит, шьёт — да мало ли чего может делать солдат, если ему умело приказать! Работы хватает на всех, но не всем доверяют ответственные участки производства.

Сначала придётся проявить себя. Говорят, это выгодно проштрафившемуся военнослужащему.В отдельных случаях осуждённые солдаты могут подпасть под УДО (условно-досрочное освобождение). Такое счастье надо заслужить.

В зачёт идут знание воинских уставов, отличия в строевой подготовке, безукоризненная дисциплина и успехи на трудовом фронте.

Обычно пребывание в дисбате в срок службы не засчитывается и военнослужащий возвращается в свою часть (или в ту, куда его после освобождения направляют) дослуживать положенное. Но не редки и ситуации, когда боец из дисбата отправляется прямиком домой.

Ну а пока речи про дом нет, в гости к осуждённым солдатам могут приехать ближайшие родственники. Разрешены краткосрочные несколькочасовые свидания (при невозможности — телефонные переговоры) и четыре свидания длительностью в трое суток ежегодно.

Для таких случаев имеется специальная гостиница. На время пребывания с родителями, понятно, солдат освобождается от работ и занятий.
В дисбат можно прислать посылку. Список запрещённых предметов доводится до сведения каждого бойца, всё остальное — можно.

Посылку доставляет в часть почтальон, по описи посылка загружается в каптёрку, после чего хозяин волен распорядиться полученными благами по своему усмотрению. Стандартный путь — получить часть посылки перед очередным приёмом пищи и поделиться в столовой с товарищами.

Отдельно прояснил вопрос с сигаретами: если в дисбат сигареты не засылают — боец не курит. Потому что купить не на что, денег и мобильного телефона у него нет. Не положено.Кормят и постоянный и переменный составы одним и тем же.

Солдатская столовая встретила нашу группу обычным для таких учреждений запахом и рядами столов со скамейками. Посуда, конечно, не из богемского стекла, но чистая и аккуратно разложенная. Кухня с котлами из нержавейки, умывальник с полотенцами и мылом, ежедневно обновляемое меню на стенде при входе — всё как в других воинских частях, где мне приходилось бывать.

Гражданин на снимке, обладающий признаками человека высокой культуры — сам twower

После «экскурсии» по части собравшимся дали возможность послушать краткие истории четверых бойцов дисбата. Самый безобидный из них «самоходчик». Убежал из части домой, бегал три дня, теперь девять месяцев проведёт за забором в Мулино.

Рядом с ним парень с грузинской фамилией и беспокойными глазами. Избил офицера, снимавшего его на видеокамеру, а видимокамеру эту разбил. Почему? Зачем? Непонятно. 10 месяцев на обдумывание.

Лучше всех держался бывший сержант, отслуживший уже 11 месяцев, задембелевавший и на этой почве самовыразившийся в тяжких телесных повреждениях. В Мулино прибыл на 2 года. Смотрел на всех орлом, видимо, орешек крепкий. В глазах у остальных было темно и страшно.

Молодые пацаны вызывали сочувствие, чего уж там. Были среди них и удивительные персонажи. Теперь всех вместе ждут увлекательнейшие мероприятия по исправлению себя же.

Сопровождавшие нас офицеры доступно пояснили: подравнивание и неустанное оквадрачивание сугробов, постоянная ходьба строем, непростая отливка бетонных блоков в промзоне и многомесячный зубрёж одних и тех же, сто раз уже надоевших уставов — занятия, конечно, бестолковые.

Это каждому понятно, особенно гражданским. Толковые занятия — это вымогательства, кражи, побеги, побои, угоны автотранспортных средств, самовольные отлучки к маме и заезды в очередные отпуска с изнурением себя многодневной пьянкой пополам с неразборчивым грабежом бестолковых граждан.

Другое ж совсем дело!От тяги к подобным увлечениям в дисбате избавляют при помощи трудотерапии. Пока мы стояли на плацу, несколько групп бойцов с ломами, лопатами и мётлами продефилировали в разных направлениях, бойко чеканя шаг по мёрзлому асфальту.

По плацу бойцы дисбата или маршируют (чаще всего — в строю, но бывает и индивидуально) или бегают бегом. Строевая подготовка и физкультура тесно переплетены и заполняют собой практически весь досуг военнослужащего.

И вообще сложилось впечатление, что солдат переменного состава в дисбате стремится или постоять смирно или немедленно побежать бегом.В т.н. «свободное время» военнослужащие дисциплинарного батальона могут обратиться к вере.

На территории дисбата руками осуждённых возведён небольшой, очень аккуратный православный храм. Для мусульман имеется молельная комната. В редкие минуты досуга верующие солдаты имеют возможность поразмыслить о своих бессмертных душах.

Места отправления религиозных культов в военной части не пустуют.Бегут ли из дисбата? Бегут. Но редко и неудачно. Один из случаев побега зафиксирован в 2008 году.

Закончился побег печально: после предупредительных выстрелов в воздух караульные открыли прицельный огонь по беглецу, прострелили ему обе ноги, а сторожевые собаки ещё и искусали раненого.

Но тут виноватых искать не стоит, все участники событий доподлинно знали на что идут и чего надлежит ожидать. В Мулино совсем не Голливуд, многокилометровых отапливаемых вентилиционных лазов и корзин с бельём для обеспечения комфортного побега не найти.

Были в истории дисбата и особо находчивые бойцы: один решил убежать по простыням в окошко прямо из гостиницы, где находился с приехавшими родителями, а другой отважно наелся гвоздей и прочих металлических предметов. Очень хотел в больнице отдохнуть.

Гвозди из затейника извлекли и передали в музей части. Там же хранятся и прочие предметы, изъятые у (из) осуждённых — шприцы, самодельные игральные карты, примитивные заточки, ножи и прочие полезные мелочи.

Никаких, подчеркну ещё разок красненьким, НИКАКИХ ужасов в расположении части усмотреть не удалось за исключением тех, что демонстрировались на каждом шагу: чистота, монотонность, полная занятость.

Без всяких шуток — 8 часов строевой и физической подготовки, 8 часов изучения уставов, 8 часов сна, передвижение строго в рамках периметра бегом или строевым шагом, проверки, построения, неукоснительное выполнение распорядка дня, ежедневную муштру выдержит не каждый. Уставы, например, изучают до полного изумления и впадения в воинский транс, только на этой почве можно умом тронуться! Нет никаких сомнений — тяжкое место. По лицам военнослужащих переменного состава сразу всё видно. Не стоит, говорят они, сюда попадать, да только поздновато озаряет.

Не знаю, пригодятся ли в последующей жизни воинам полученные в дисбате навыки и умения, но из разговора с солдатом постоянного состава выяснилось: знание уставов таки облегчает жизнь по любую сторону колючей проволоки. Похоже, солдат знает, об чём говорит.

Источник: http://super-orujie.ru/blog/43081851727

Если у вас остались вопросы позвоните нам или задайте их нашему юристу в поле ниже и получите бесплатную консультацию.

Страшное место «дизель»

Страшное место «дизель»

Здравствуйте, дорогие читатели.

Хотелось бы поговорить о страшном месте для солдат, куда, к счастью, сейчас попадают немногие, — о дисбате.

Сам я там не был. О дисбате мне рассказывали сослуживцы и парнишка в госпитале, который отбыл там по полной.

Дисбат — дисциплинарный батальон, он же «дизель». Это специальная войсковая часть, в которую отправляют военнослужащих, совершивших тяжкие дисциплинарные проступки в отношении службы.

Эта часть окружена высокими заборами с колючей проволокой. По периметру стоят стрелковые вышки. Там  есть  вооруженный караул,  кинологическое и конное отделение на случай побега. Но, по сути, сбежать из дисбата невозможно.

Почему попадают в дисбат.

Основные причины залёта в дисбат — это избиение с нанесением тяжких телесных повреждений, грубое нарушение устава (например, стоя дневальным,  игрался со штык ножом, а тут вдруг заходит командир роты и штык нож, как назло, выскакивает из рук и втыкается ему в ногу), СОЧ — самовольное оставление части (дать СОЧа — армейское выражение, означающее побег из части), разглашение военной тайны (был у нас один кадр — позвонил своей девушке и сказал:»я тут на складе сижу, да тут патронов и тротила хватит город разнести!»… в итоге приехали дяди из ФСБ и парень ушёл на дембель на год позже). Таким образом, в дизель можно попасть, как за то, что с автоматом побежал птиц пугать, так и за невыполнение приказа. Тут описано про питание детей грудного возраста.

Как отправляют в дисбат.

На провинившегося солдата составляется акт, командиры заполняют на него кучу бумажек.

В назначенный день приезжает машина и увозит солдата в далёкую глушь, то есть очень далеко от населенных пунктов.  Попав в дисбат, солдат сдаёт свои вещи.

Ему выдают специальную  форму. Мобильные телефоны в дисбате запрещены.

Служба в дисбате.

Вообще, если говорить серьёзно, то это не служба, а просто ад. Крутые дембэл-перцы ломаются за неделю, а то и раньше.

Солдат  обязан знать дату начала службы, дату зачисления в дисбат и дату окончания службы в дисбате, так же заучивается номер статьи, по которой его определили в дисбат и расшифровка статьи. В дисбате делается  всё по уставу, все передвижения только бегом и только строем.

Единственное место, где можно расслабиться — это столовая. В дисбате есть исправительно-принудительные работы. Например, вручную делать бетоноблоки или работать на пилораме.

Каждый день полное задротство строевой, физическими упражнениями, и нереальное дрочилово в повторении устава хором. Зимой, конечно же, задротство заключается в том, что солдат заставляют делать нереально ровные кантики из снега (кантик — это квадрат из снега).

Если где-то накосячили или отказались подчиняться, то попадаете на гауптвахту. Гауптвахта (она же «губа» или «кича») — это помещение закрытого типа, где жесть как холодно и седеть нужно на железном стуле, за железным столом.

При открытии двери, необходимо строевым шагом подойти к открывшему дверь и назвать всё, что описал выше, касательно статьи и даты, а так же звание и фамилию. Звание в дисбате у осужденных только одно — рядовой. Хоть ты офицер, хоть сержант — в дизеле ты рядовой.

Звания в части имеют только, так называемые,  вольные  срочники, которые проходят здесь службу  по призыву, а также офицеры данной части. Ни с теми, ни с другими договориться невозможно – так как это прямая дорога для них в дизель в виде осужденных.

По этой причине служащие там срочники неразговорчивы, ведь первая статья устава говорит: «Караульному запрещается: Вступать в какой-либо контакт с осужденным…».

Знаю случай, когда осужденный  попросил у конвоира  сигарету и тот ему ее  дал, а это дело увидел начальник караула. Итог плачевный: конвоир получил срок  даже больший, чем тот   осуждённый, которому он дал сигарету. Известны случаи, когда парней запихивали в дисбат по совсем уже полной фигне. Большинство таких случаев, конечно,  была связана с личной неприязнью офицера к солдату. В редких случаях таким варварским способом демонстрировали, что в части есть дисциплина.

Особенно легко попасть в дисбат, если часть уставная.

    В интернете я читал переписку между  дагестанцами об  одной такой уставной  части, так в ней даже самые вредные дагестанцы стоят на тумбочке, поскольку боятся попасть в дисбат. Один  другому говорил, что там  за любую фигню в дизель сажают.

Но тяжелее всего, несомненно, приходится тем солдатам-срочникам, которые проходят в дисбате службу по призыву:  любой косяк им явно не в пользу.

Конечно, сейчас в дисбат сажают реже, так как офицерам неохота заниматься беготней с  бумажками, да их еще и  премии лишают за выявленные в части нарушения и т.п. Кроме того, дисбатов сейчас осталось только два. Однако  если офицеры  захотят, то в дисбат посадят.

Так что не стоит расслабляться или, тем более, идти на серьезные нарушения, чтобы служба не оказалась длиннее года, и не проходила большей частью в кромешном аду.

Статью писал Терентьев Александр, удачной службы тем, кто служит и идёт служить, и здоровья родителям.

Источник: https://realarmy.org/strashnoe-mesto-dizel/

Гауптвахта : как наказывали солдат в СССР (1 фото)

У каждого советского солдата или сержанта , хотя бы раз за всю службу попавшего на “губу”(“кичу”) , остались после полученного опыта неизгладимые впечатления – условия содержания на советской гауптвахте были нередко весьма жесткими.

За что туда можно было попасть.

Перечень солдатских “залетов”(неблаговидных поступков , за которые надо отвечать), за которые можно было угодить на гауптвахту , весьма широк.

На гарнизонных и войсковых “кичах” сидели главным образом “дисциплинарщики”(“самоходы”, ушедшие без дозволения за пределы части , пойманные за распитием спиртного или в состоянии алкогольного опьянения , наказанные за “дедовщину”, неопрятный либо неуставной внешний вид и т.п.). Для более серьезных проступков существовали “дисбаты” – дисциплинарные батальоны.

Сажали на “губу” на срок от трех до пятнадцати суток. Если наказанный совершал что-либо недозволенное во время отбывания наказания , срок могли продлить. В срок службы время отсидки не включалось.

Уходя , оставляли лучшее.

Для начала приводили в “соответствие” форму прибывших на гауптвахту. Кокарды , значки и вообще все металлическое , чем можно вскрыть себе вены или поранить другого , изымалось.

На “киче” не полагалось также иметь ремни и портянки , чтобы , не дай Бог , сиделец на них не повесился. Все личные вещи – от зубной щетки до часов – изымались , курево – тоже.

Если наказанный успевал и имел такую возможность , то он заранее переодевался в застиранное старье (но обязательно уставное , иначе за расхлябанность могли и пару-тройку суток накинуть к объявленному сроку “губы”) , оставлял ротному каптеру (или же на хранение товарищам) все мало-мальски ценное. Это мог быть кожаный ремень с бляхой , ушитые “дембельски” сапоги или новенькая форма , шапка “ведром” со вставкой. На “киче” все это отбиралось безвозвратно , не говоря уже о “вшивниках” – неуставных шерстяных носках , свитерах , теплых майках и трико , которые советские воины поддевали под форму зимой. Это добро “краснопогонники”(комендантское подразделение при гауптвахте) либо рвали сразу , либо забирали себе.

Условия содержания и меры “воспитания”.

Пребывание на гауптвахте для солдат и сержантов зачастую превращалось в настоящий ад – все зависело от того , насколько изощренными на той или иной “губе” были издевательства.

Камеры были практически идентичны тюремным карцерам. Лежать на нарах дозволялось только после отбоя.

В туалет выводили 1-2 раза в день , и время на оправку давалось минимальное – чаще не больше минуты , как и на еду. В советской армии подъем по распорядку был в 6 утра. На “киче” будили на час раньше.

Все приказы “краснопогонников” нужно было выполнять беспрекословно и бегом , иначе из-за одного потом страдала вся камера.

“Воспитательные” меры на гауптвахте применялись порой самые изуверские. Большинство отслуживших и испытавших на себе суровые условия “кичи” вспоминают смоченную водой хлорку – ее могли разбросать по полу камеры или просто поставить в помещение таз с химикатом.

Через несколько минут “залетчики” уже начинали задыхаться. Многие помнят , что камеры “губы” зимой вообще не отапливались и “постояльцы” гауптвахты были вынуждены все бессонные ночи согреваться , не прекращая двигаться.

Стены камеры поливались водой , чтобы к ним не прислонялись.

Охрана из комендантского подразделения “кичи” “потешалась” над сидельцами как умела , фактически нормой были постоянные избиения и иные издевательства.

“Залетчики” ежедневно отправлялись на какую-либо работу , часто совершенно бесполезную.

Они могли дробить ломами камни на мелкие куски , переносить с места на место грузы.

Отдельными обязательными пунктами “воспитательной” работы на “киче” были многочасовая строевая муштра и изучение устава Вооруженных сил СССР.

Население камеры заставляли не менее двух раз в день убирать помещение.

Для мытья полов использовались уставные “подшивы” – стандартные солдатские подворотнички , представлявшие собой тряпочку размером с книжную закладку.

По большому счету , мыть полы должны были все , но на деле убирались лишь “духи” и слабохарактерные сидельцы , старослужащие только старательно делали вид , что участвуют в процессе.

Прапорщики и офицеры , разумеется , отбывали сроки на “губе” в несравнимо более щадящих условиях , их не гоняли и не мучили , как солдат.

“Краснопогонников”, охранявших гауптвахты , в советской армии люто ненавидели. Служить в комвзводе (туда зачастую набирали прямо в начале службы из “учебки”) среди солдат и сержантов считалось западло.

От призыва к призыву передавались предания , что армейских “ментов”, едущих на “дембель”, случалось , выбрасывали с поездов на ходу.

Многие охранники , отслужив срочную , на самом деле предпочитали возвращаться домой в “гражданке”, чтобы не искушать судьбу.

Источник: http://chert-poberi.ru/interestnoe/gauptvahta-kak-nakazyivali-soldat-v-sssr-1-foto.html

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть