8(499)938-49-78

Чем отличается зона от тюрьмы: в чем разница между ними и что лучше — тюрьма или зона?

Зона тюрьма — Чем отличаются зона, тюрьма, лагерь? — 2 ответа

Чем отличается зона от тюрьмы: в чем разница между ними и что лучше - тюрьма или зона?



В разделе Уголовное право на вопрос Чем отличаются зона, тюрьма, лагерь? заданный автором Mary-Ann лучший ответ это Тюрьма — это то, что еще называют СИЗО, в сущности крытый режим. Т. е.

люди находятся все время в камерах, прогулки час в день, вывод на прогулку под конвоем. Зона и лагерь — это синонимы, официально их названия»исправительное учреждение». Это некрытый режим. Т. е. люди находятся в общежитии, практически таком же, как и казарма в армии.

Бывают с общими спальнями на весь отряд, бывают с отдельными спальнями на несколько человек. Всегда можно выйти на улицу в дворик. Обычно дворик на ночь запирается на калитку, он обнесен решеткой и представляет из себя локальный участок.

А так эти понятия весьма широко между собой пересекаются. Так в лагерях есть ШИЗО (штрафные изоляторы) и строгий режим, представляющие из себя тюрьму в тюрьме.

В тюрьмах есть хозяйственные отряды из осужденных, там режим полегче, чем в остальной тюрьме, но передвижения только в сопровождении. Есть и лагеря крытые, т. е. по существу тюрьмы.

Конечно, такие лагеря только для особых категорий заключенных, например, для осужденных пожизненно или на длительные срока.Хотя тюрьма и зона является для человека по сути одним и тем же – и там и там нет свободы, но все-таки различия есть и довольно серьезные.

В этой статье попытаемся немного рассказать, в чем именно они заключаются. Прежде всего, это место, ограниченное для передвижения. Вернее будет сказать, что его практически нет. В тюрьме люди круглые сутки находятся в камере.

Исключение составляют ежедневные часовые прогулки во двориках, которые сами по себе являются такими же камерами, только под чистым небом, разумеется в клеточку.

Тюрьмы отличаются еще и тем, что там содержатся подследственные, которые выезжают в город для осуществления всяких мероприятий, типа допросов и следственных экспериментов. Разумеется в тюрьмах человек еще не чувствует себя заключенным, так как есть призрачная надежда на срыв.

Почему призрачная? Да потому, что, как правила, тем кому вынесли меру пресечения в виде заключения под стражу, уже вряд ли выберется на свободу. Судьи боятся отпускать на волю человека, который соприкоснулся с преступным миром, даже если он совершил не тяжкое преступление.

Может тут действуют определенные стереотипы общества. Если говорить о психологической составляющей вопроса различия тюрьмы и зоны, то в тюрьме, конечно, обстановка напряженнее.

Мало того, что люди переживают за свою судьбу – ведь решается вопрос свободы, так еще постоянное нахождение в четырех стенах давит на тебя. Представьте, что вокруг вас круглые сутки находятся люди, у которых разные характеры, разное воспитание, разные взгляды на жизнь.

Со всеми необходимо найти общий язык. К каждому нужен свой подход. Есть и такие, с которыми вообще не хочется иметь ничего общего. А ты вынужден видеть этого человека буквально постоянно. Есть люди, которые даже не знают, как пользоваться мылом. Это, конечно, образно говоря.

Прибавьте к этому, что каждый стирает и вывешивает в хате свои портки, каждый курит и варит чифир. До сих пор дрожь пробирает! Помимо всего перечисленного напряженка возникает из-за борьбы места под солнцем. Все люди разные. Но есть люди определенного склада. Например, лидеры.

Естественно, каждый пытается продавить свои интересы. У кого-то получается лучше, у кого-то хуже. Но напряжение можно пощупать руками. Бывают и впечатлительные люди, которые все воспринимают все слишком быстро к сердцу. Кто-то срывается и начинает чудить.

Все это неизменно отражается на состоянии человека.В лагере же существует относительная свобода. Если в жилой секции тебе кто-то не нравится, то просто можешь не поддерживать с ним отношений. Ты не сидишь на одном месте. Постоянно ходишь на проверки, в столовую, в баню, на свиданки. «Катаешься» в изолятор. Некоторые специально стремятся попасть туда, чтобы отдохнуть. Проблема стирки тоже стоит не так остро. Вещи можно сушить на улице в сушилке. Что касается общения, то ты можешь поддерживать отношения только с теми, кто тебе приятен. Можно даже годами жить и не знать, как зовут твоего соседа.А так не видно, что это копированный текст? Например с вот этого вот сайта

ссылка

Ответ от Алар Наэни[гуру]названиями
Ответ от Ирина Найда[новичек]в каких случаях можно перевестись из зоны строгого режима на облегчонку?
Ответ от Анжела[активный]в лагере бомжи и наркоманы в тюрьмах встречаются умные люди
Ответ от GFW[гуру]В лагере одни бомжи и наркота. В тюрьме и на «особом» (кроме пожизненных) есть с кем поговорить. Встречаются приличные и умные люди…
Ответ от La Tigra[эксперт]Тюрьма это сизо, зона это ИК
Ответ от NC[гуру]Практически ни чем везде скотские условия и такое же отношение к спецконтингенту со стороны персонала!!!
Ответ от Евгений Устинов[гуру]Зависит от режима исправительного учреждения. Где то свободы больше, где то меньше
Ответ от Николай Антипин[гуру]В лагере каждой утро устраивается пионерская линейка, зона — это плащадь, преднзначенная для каких-либо нужд. А тюрьма, она и есть тюрьма.

Вот тюремные режим отличается от режима содержания в исправительных колониях общего, строгого и особого режима. Женщинам последние два вида колоний не грозят

Ответ от Борис Брюханов[гуру]Ничем не отличаются, потому что это просто понятия которые подразумевают исправительное учреждение в котором осуждённый к лишению свободы человек отбывает наказание. А по видам исправительных учреждений Максим Ткаченко все правильно написал. Забыл только про ЛИУ (лечебно-исправительное учреждение) там их лечат и заодно они отбывают наказание.

В связи с новой концепцией развития УИС до 2020 года, у нас увеличится количество тюрем и колоний-поселений (по западному образцу).

Ответ от Просто Диана[гуру]Лагерь и зона одно и тоже.
Ответ от Альбина Пунток[гуру]Ничем. строй поменялся а система нет.
Ответ от Sebel[гуру]В лагере пионеры, на зоне ЗК, в тюрьме, сидельцы
Ответ от Максим Ткаченко[гуру]Зона и лагерь — это синонимы исправительной колонии. Хотя довольно длительное время вместо сочетания исправительно-трудовая колония официально имел хождение термин исправительно-трудовой лагерь, давно этого уже нет, но термин остался. Колонии разделяются по видам режима на ИК общего, строгого и особого режима; по половому признаку — мужские и женские (эти только общего режима) ; для несовершеннолетних существуют воспитательные колонии, а так же отдельным видом являются колонии-поселения. ИК предназначены для содержания лиц, осуждённых к лишению свободы и приговор в отношении которых вступил в законную силу. Осуждённые содержатся в отрядах (проще говоря — большое общежитие) , пользуются относительной свободой передвижения по территории локального сектора отряда и меньшей свободой передвижения по территории самой колонии. ИК предусматривают наличие вооружённой охраны, которая должна пресекать попытки побега, имеет право применять огнестрельное оружие на поражение (кроме ВК). В ИК-поселениях вооружённая охрана отсутствует (проще говоря в этих ИК нет караульных вышек). Содержащиеся в них осуждённые имеют куда больше свобод, в т. ч. и по передвижению. Тюрьмы же являются отдельным видом исправительных учреждений (но не исправительных колоний). В них отбывают наказание осуждённые, которым по приговору суда часть срока лишения свободы назначена к отбыванию на тюремном режиме. В них камерная система содержания и осуждённые выводятся из камер только на ограниченный период времени. Тюремный режим считается более строгим и жёстким видом наказания. Вместе с тем, слово тюрьма порой используется и для обозначения следственных изоляторов (СИЗО) — заведений для содержания лиц, находящихся под судом и следствием в отношении которых избрана мера пресечения в виде содержания под стражей. Но в этом смысле слово «тюрьма» используется чисто в разговорной речи и, строго говоря, его использование здесь является ошибочным.
Ответ от Марина Пышина[гуру]в лагере кормят лучше))
Ответ от 2 ответа[гуру]Привет! Вот еще темы с нужными ответами:

Источник: http://2oa.ru/zona-tyurma/

Если у вас остались вопросы позвоните нам или задайте их нашему юристу в поле ниже и получите бесплатную консультацию.

Красная тюрьма

Красная тюрьма

Красные и черные тюрьмы или зоны в чем отличия? Без излишней романтизации объективно и понятно (по-нашему) отвечу сначала на вопрос, что такое «красное» и «черное»:

  1. Красное — это то, что изначально идет от ментов (люди в погонах), за которыми стоит настоящая власть;
  2. Черное — так говорят на свободе, в лагерях — это людское и воровское, то есть то, что поставлено (чаще всего — противопоставлено красным) ворами в законе.

В преступном мире это называется «жара» — «повезли на жару» — это значит, зарядили на этап в красных лагерь или тюрьму.

Красными тюрьмами и зонами на территории СНГ принято называть учреждения, где соблюдаются все режимные «заморочки», придуманные оперативниками и режимниками ФСИН.

Но в идеале этого нет, менты отдают власть в руки большому количеству секций, которые придуманы ими же самими. В секции находятся такие же зэки, а называют их «козлы», которые почуяв власть, начинают издеваться над остальной массой.

Секций в режимных зонах огромное количество от секций чистоты и гигиены, спорта, правопорядка и прочих сборищ разнообразных козьих коллективов. Но начнем по порядку, а у каждого арестанта все начинается с ИВС.

Красный ИВС

Краснота в ИВС идет от следаков, которым нужно раскрывать дела. Что они делают? Они создают пресс-хаты, куда собирают разный сброд.

Сброд представляет собой подследственных, которым нечего терять, их ждет серьезный спрос по приезду в тюрьму или лагерь, поэтому они «мажутся» на предложение от мусоров, которые обещают что-то взамен, возможно, даже свободу.

В пресс-хату также вербуют наркоманов, которые за дозу могут торгануть чем угодно, даже своим очком. В эту хату попадают первоходы со стремными статьями или делами, их проще всего намазать ментам.

Пресс-хата оправдывает полностью свое название, так как бедолаг, попавших в руки ублюдкам раскручивают на всевозможные преступные эпизоды. Есть, конечно, много таких кто выдерживал и не грузился ни за какую статью, но, сколько это стоило им здоровья, одному богу известно.

Спрос с красных

До нулевых годов, когда еще не было воровского прогона х.ем не наказывать, таких опускали сразу, как только они прибывали по этапу.

В то время не нужно было отписываться ворам в законе, потому что на каждого, как правило, уже был воровской прогон с поставленной точкой, поэтому опускали в этот же день.

Но в наше время хуй с вооружения снят, чтобы не уподобляться красным, поэтому таких нелюдей просто забивают, потом дают в руки швабру и отправляют на весь срок мыть полы.

Красный следственный изолятор (СИЗО, тюрьма)

СИЗО или просто тюрьма бывает красной, там также могут быть пресс-хаты, как и в ИВС. Она может отличаться лишь тем, что тюрьмы зачастую используются для ломки уже состоявшихся, заявивших о себе в преступном мире авторитетов, так называемых, «блатных».

Для этих целей существует программа «ломки» «черных» у оперов ФСИН. Ломать пацанов в зонах и тюрьмах могут разными способами, один из которых —  отказника «заряжают» на этап, где по дороге он обязательно проедет через красную тюрьму. В тюрьме «встречают» каждый этап.

В каждом регионе, как правило, есть хотя бы одна такая беспредельная тюряга, где зэков забивают, как только они спрыгивают с автозака. Особенно не везет тем обычным арестантам, с которыми этапом едет какой-нибудь «отказник».

В тюрьму документы приходят вперед, поэтому контора знает кого ждет.

Со мной в бур-бараке сидел человек, которого отказалась принимать администрация СИЗО.

Но это исключительный случай, так как менты знают, кто действительно готов умереть за воровскую идею. Такие СИЗО очень известны в регионах в соответствующих кругах.

Периодически там кого-нибудь убивают  менты, про покалеченных никто не говорит – не принято.

Секции активистов в тюрьмах не бывает. Режим в таких учреждениях строго соблюдается во всем, даже положняк выдают полностью, в отличие от «черных» тюрем. Дело в том, что если мусора закрутили гайки в тюрьме, то они не дают повода ни в чем другом.

К примеру, какой-либо отказник или группа отрицал объявляют голодовки, режут себя вдоль и поперек, указывая письменно за наибур со стороны администрации.

Они пишут жалобы во все инстанции, где описаны все недочеты администрации, в том числе и в отношении питания, содержания, и, разумеется, издевательств.

Приезжает серьезная комиссия, тщательно разбирается в ситуации, если хоть что-то в этом будет обосновано и доказано, то этом случае начальство может не только лишиться своего места, а оказаться в соседней камере со своими бывшими подопечными.

Поэтому в красных зонах и тюрьмах положняк идет полностью, который предусмотрен законодательством.

В черных (воровских) тюрьмах на такие мелочи стараются не обращать внимания, мусора урезают положняк, зато не лезут со своими режимными заморочками.

Исключение составляет, когда совсем начинают урезать пайку, здесь должно быть обращение от мужиков к «блатным», тогда этот вопрос решается с администрацией.

А вообще, «барбосня» не приветствуется, даже пацанами на красных зонах.

Красная зона

«Красный — как пожарная машина» — это поговорка относится не только к козлам, но так говорят и о лагерях. В таких лагерях режим содержания строго соблюдается за счет таких же зэков. Попробую описать, что происходит в красных зонах. Допустим:

  • есть секция гигиены, а вы вдруг не побрились сегодня, вас вызовут на вахту, где козлы отобьют жопу «горячими». «Горячие» это удары ментовской дубинкой, количество ударов определяют главные козлы;
  • вы не желаете вступать в какую-то секцию, попадаете под жесткое преследование вязанных, то есть козлов;
  • вы получили передачу со свободы, если не отдадите, сколько вам скажет старшина отряда, это точно отразится на вашем здоровье;
  • задержка, опоздание, перекуры, включение телевизора и т. д. все это наказывается «горячими». Наказание может быть другим, зависит, в какой колонии происходит дело.

К режиму, какой бы он жесткий ни был можно привыкнуть, а вот к наибуру со стороны козлов с этим не каждый смирится.

Плюса козами зарабатываются, кто больше «настучит» и кто вперед прибежит кого-то сливать: «он покурил не там», «он матерился», «он не маршировал в строю», «в столовую не ходил» и прочая дешевая куйня, за которую теряют здоровье пацаны на красных зонах.

Сказать что-то или не дай бог поспорить, это значит обрести серьезные проблемы, где, если держать стояк, то раскрутка обеспечена.

Блочная система

Жизнь блоками, мягко сказать, не приветствуется в воровском мире. Как это блочная система? Бывают такие лагеря, где живут группировками, землячеством или другими объединенными какой-то идеей коллективами.

Это могут быть разные сектанты, христиане, мусульмане, но если в лагере не поддерживается воровское слово, то плохо дело. Такие зоны могут оказаться страшнее красных, так как здесь действительно каждый за себя.

А если ты один и не принадлежишь ни к какому движению, тогда еще хуже. За одинокого зэка никто не грузится никто не отвечает, его может прессовать кто угодно.

так как понятий в таких лагерях нет — идет постоянная вражда между группами заключенных.

Зачастую существуют отдельными  бараками (блоками) в каждом свой «устав», но в большинстве случаев такой лагерь забирает наиболее влиятельная группировка, как правило, поддерживаемая с воли. Например, бандиты, которые держали в страхе регион, где находится зона.

Блоки страшны тем, что там не поддерживается даже красного порядка, то есть правит только сила, а плохо это тем, что нет единства, есть только вражда между группами зэков, которая плохо заканчивается.

До поры до времени контора не обращает внимания на беспредел в лагере, пока не придет указание свыше, а с ним и войска, чтобы «забрать»зону.

У солдат развязаны руки, если они заходят, то обязательно будут трупы, но никто за это отвечать не будет.

Красный режим без участия заключенных, можно встретить только в тюрьмах пожизненного заключения.

Женские режимные зоны

В женских зонах и тюрьмах не бывает иначе, у них всегда режим. В женских зонах нет сплоченности, здесь каждая «зечка» за себя.

В лагерях у них в порядке вещей сдавать, докладывать, вступать в разные секции и прочее, что для мужчин не приемлемо.

К примеру, с утра активистка доложила обстановку, а потом может совместно пить чай с тем, на кого только что «настучала».

 Редкий случай, когда женщина отказывается от этого всего, зачастую это обычная «воровайка», тесно связанная с преступным миром.

Хотя со стороны администрации у них нет такого жесткого наибура, как в мужских зонах, зато с однополым сексом их не ограничивают, на что чаще всего закрывает глаза режимники и оперативники учреждения. Женщина в зоне вообще звучит даже дико. Наверное, они и сами это понимают, поэтому стараются быстрее выйти на колонное поселение или УДО, изображая из себя исправившихся арестанток.

: Охуевший бугор откровенничает о правилах на красной зоне — «малолетка»

Источник: http://urkagan.ru/2017/03/kracnaya-turma/

Если у вас остались вопросы позвоните нам или задайте их нашему юристу в поле ниже и получите бесплатную консультацию.

Тюрьма и Зона… Где хранить заточку и другие рецепты выживания / vlasti.net

Тюрьма и лагерь – очень разные вещи. Разные по всему: по образу жизни, по отношениям между людьми.

Когда попадаешь в зону, об этом говорят практически все. Реально понимаешь разницу только по прошествии времени.

Месяцев двух – трех вполне до

РАЗНИЦА МЕЖДУ ТЮРЬМОЙ И ЗОНОЙ

Тюрьма и лагерь – очень разные вещи. Разные по всему: по образу жизни, по отношениям между людьми.

Когда попадаешь в зону, об этом говорят практически все. Реально понимаешь разницу только по прошествии времени.

Месяцев двух – трех вполне достаточно для понимания различий и выстраивания отношений.

В тюрьме – камерная система, народ еще не осужден. Многие надеются на чудо. Отношения между арестантами очень прозрачные. Как правило, большая часть продуктов общая.

В общих камерах, конечно, всё несколько иначе, но все равно отношения между заключенными товарищеские. У нас у многих общий враг – люди в погонах – именно они нас посадили. Именно они всяческими ухищрениями лишают нас возможности себя защищать.

Это, например, выражается в том, что следователь, с разрешения которого могут происходить свидания с родственниками, в 90% случаев не дает встречи даже с самыми близкими, с людьми, которые могут помочь.

Престарелым родственникам – тем, которым за 70 – свидания дают охотнее, ведь чем они могут помочь?

Хотя в самом факте свидания нет ничего криминального. Более того: все разговоры записываются, и, стало быть, следователь при желании может обо всем знать.

Но если бы всё было так просто, какие бы у него, у следователя, были бы инструменты воздействия на обвиняемого? Принцип один: говоришь, что надо следствию, то есть оговариваешь себя и других, – и встречайся, с кем хочешь.

Мне следователь так ни разу и не дал разрешения встретиться с женой, пока дело не направили в суд.

Следствием же тормозится оформление любых доверенностей, а это уже напрямую нарушает право на защиту, потому что без доверенностей невозможно собрать документы в свою защиту. Да и многое другое, к чему следователи прибегают для ускорения вынесения обвинительного приговора, объединяет заключенных.

В зоне ситуация иная – все уже осуждены, имеют срок. Можно рассчитать, сколько времени до УДО или до звонка. Суды, как правило, истощают бюджеты у тех, у кого еще оставались какие-то деньги. Поэтому главная задача в зоне – выжить.

То есть прожить оставшийся до УДО или до звонка срок более или менее комфортно. Нормально питаться, поддерживать хорошую физическую форму. Для некоторых осужденных, в том числе и для меня, еще очень важно наличие теплого и светлого места, где можно было бы спокойно читать.

Поэтому в зоне каждый за себя – по сути.

Естественно, что по форме проще достигать каких-то приемлемых условий сообща. Для этого ребята объединяются внутри отряда в «семейки» по 4 – 5 человек. Все вопросы питания и другие бытовые темы решаются совместно.

В «семейки» объединяются по разным принципам. Наиболее распространенный – когда бывалые зеки без денег объединяются с более или менее обеспеченными первоходами.

Это позволяет первым нормально питаться, продавая свой опыт и авторитет, а вторым – иметь за определенную сумму денег лоцманов в абсолютно незнакомом окружении.

Обеспеченных первоходов стараются вовлечь в семейки на самом начальном этапе, пока человек не освоился.

Лично я отказался от идеи и предложений с кем-либо объединяться, хотя на первом этапе, когда поднимаешься в отряд после карантина, естественно, возникает желание и хорошо кушать, и иметь доступ к другим социальным привилегиям, которыми обладают более сильные «семьи» – они фактически управляют отрядом.

За 2 – 3 месяца и так все становится понятным: кто есть кто, кто чего стоит, с кем как разговаривать.

Я предпочел объединяться с людьми по конкретным интересам – ну, например, изучение иностранных языков, – а не по бытовым вопросам. Таким образом, сохраняется полная финансовая независимость.

Можно объединяться в одних ситуациях с одними людьми, в других – с другими, и при этом ни от кого не зависеть и не иметь каких-либо перманентных обязательств.

Надо сказать, что себя надо изначально ставить в меру жестко. Надо уметь отказывать, иначе сядут на шею. Многие живут за счет тех, у кого что-то можно взять, даже если вы не «семейник». Народ выживает, как может.

Я, конечно, помогаю нормальным ребятам в меру возможности, но даю понять, что эта «доброта» моя основана не на слабости, а на четком интересе. Кто-то помогает мне со стиркой, кто-то перешивает вещи и т.д.

Здесь несколько другие представления о добре и зле: если помогать, то есть давать что-то безвозмездно, то в 99% случаев это воспримут как слабость. И ты уже должен будешь по жизни помогать этому человеку.

Сент-Экзюпери, которого никто не читал, воспринимается здесь буквально.

Хотя есть исключения из правил. Был здесь зек, пожилой, за 60, неоднократно судимый, инвалид. У него не было никаких источников существования, к тому же в силу своего заболевания делать что-либо он тоже не мог.

Я подарил ему блок сигарет, а он, будучи носителем старых незыблемых понятий, всё равно нашел способ, чем мне быть полезным и отплатить.

Вначале он решил мыть мою посуду, а когда я отказался, он предложил мне сейф-услуги, от которых отказаться трудно: я держал у него заточку.

Сориентироваться в зоне мне помогли беседы в тюрьме с бывалыми зеками. В этом смысле тюрьма полезна: есть большой опыт, в отличие от первоходок, которых арестовывают и этапируют из зала суда.

ЖИТЬ, КАК ЖИЛ

Есть правило, которого обязательно нужно придерживаться, попадая в зону, а именно: жить, как жил до зоны и до тюрьмы.

Что это значит? Отношение к людям здесь складывается из их поступков и быта, заслуги на воле не в счет. Причем отношение по поступкам и по жизни здесь не только со стороны осужденных, но и со стороны тех, кто охраняет.

Поэтому не нужно стараться казаться тем, кем ты по жизни не был. Фальшь – она будет заметна, народ здесь опытный, тертый, жизнь знает хорошо.

Несколько раз сфальшивишь, и отношение к тебе будет в лучшем случае как к человеку несерьезному – со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Основная задача здесь в том, чтобы выйти как можно быстрее. Но при этом необходимо остаться человеком.

Нет смысла начинать играть в какие-то игры. Интриги на зоне почище, чем на воле. Лучше всего стоять в стороне от каких-либо «движений» и просто жить своей жизнью, наладив быт. Здесь могут легко подставить, использовать в своих интересах любые твои слова.

Поэтому к кругу общения – как и к словам – надо подходить очень аккуратно. Со временем понимаешь, что от кого ожидать. Варианты «разводок» становятся видны невооруженным глазом. Самому не надо опускаться до этого уровня, или пытаться выяснить отношения.

Здесь каждый сходит с ума по-своему.

Вообще, здесь все видны, как на ладони, всё становится известно довольно быстро. Вот только «крыс» найти не могут. …

Есть у нас один персонаж, который, поднявшись после карантина в отряд, произвел на всех впечатление воспитанного и интеллигентного человека.

Его приняли в одну очень сильную «семью» и доверили резать колбасу, делать всем бутерброды (то есть помимо колбасы, такому человеку доверяют еще и заточку – официально ножей ни у кого нет).

В один распрекрасный момент парня случайно застали на кухне за час до подъема – поедающим колбасу из общака. В итоге, он сейчас изгой.

Один человек здесь очень интересовался у меня английскими словами (здесь ими многие интересуются для тату, для наколок: другой персонаж спрашивал, как будет по-английски «Каждому – свое», я ему ответил, что это надо по-немецки писать, он пошел искать немецкоговорящего).

Любознательный персонаж горел желанием изучать язык чуть ли не круглосуточно. Остыл довольно быстро. Потом так же он загорелся желанием освоить настольный теннис, футбол, основы электротехники – и так же быстро остыл.

Теперь всерьез к его словам и интересу никто не относится – как только что спросит, посылают сразу.

Еще один эпизод. Парень попросил у меня Толстого, «Войну и мир», рассуждал о высоких материях. За неделю прочитал страниц 20, зато книжку «The Телки» проглотил за день.

Он же, паренек этот, все сильно прибеднялся, не сдавал на общие нужды, на ремонт. А потом – после свидания с женой – неожиданно вышел на проверку в рубашке Armani.

Здесь народ глазастый, и отношение теперь к пареньку соответствующее. Не любят его.

Источник:

Тэги: Происшествия, Россия, Бутырка

Источник: http://vlasti.net/news/83896

Если у вас остались вопросы позвоните нам или задайте их нашему юристу в поле ниже и получите бесплатную консультацию.

Лучше сидеть дома, чем в тюрьме

«Домашний арест» становится отныне уголовным наказанием в России. Уже 10 января этого года вступили в силу изменения в Уголовный кодекс РФ и Уголовно-исполнительный кодекс РФ, которые вводят наказание в виде домашнего ограничения свободы.

То есть такой осужденный не сможет уходить из дома (квартиры, дачи)  в определенное время суток без уведомления надзорного органа.

Он также не может  изменять место жительства или пребывания, место работы или учебы, выезжать за пределы своего населенного пункта, посещать места проведения массовых и иных мероприятий, а также  участвовать в них. При этом человек будет обязан от одного до четырех раз в месяц являться к инспектору на так называемую «отметку». Надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы возлагается на уголовно-исполнительные инспекции по месту жительства осужденных.

— Ограничение свободы назначается на срок от двух месяцев до четырех лет в качестве основного вида наказания за преступления небольшой тяжести и преступления средней тяжести, а также на срок от шести месяцев до двух лет в качестве дополнительного вида наказания к лишению свободы, — рассказывает старший помощник прокурора ЕАО Сергей  Болотов (на снимке).  —  Этот вид наказания не будет применяться к  военнослужащим, иностранным гражданам, лицам без гражданства, а также лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории России.

Нарушать установленный режим опасно.

За злостное нарушение осужденным своих обязанностей «домашний арест» может быть заменен на реальный срок  – из расчета один день лишения свободы за два дня ограничения. За хорошее же  поведение осужденный может получить благодарность и разрешение уезжать на выходные, праздники и в отпуск.

— Подобное наказание будет особенно эффективным для подростков, — говорит Сергей Иванович. – Ведь многие из них совершают преступления впервые.

И благодаря такому виду наказания осужденные смогут не вступать в контакт с теми, кто уже не в первый раз совершил преступления, будь они  тяжкие или средней тяжести.

Это, например, люди, которые совершили ДТП, мелкие виды краж и хулиганство. Найдутся в обществе и те, которые будут говорить о безнаказанности. А кто-то, наоборот, осознает, что ему дается шанс  исправиться, не будучи лишенным свободы.

Осталось узнать, что покажет практика  применения такого вида наказания. Только после этого мы сможем точно сказать, насколько «домашний арест» лучше реального срока.

В настоящее время в России проходит эксперимент по электронному контролю за осужденными, на которых наложен «домашний арест», а также за теми, кто находится в колониях-поселениях. В рамках этого эксперимента более двухсот осужденных в Воронежской области носят электронные браслеты, которые позволяют следить за их перемещениями.

Подобные устройства давно и широко используют в Европе и в Америке: больше двухсот тысяч электронных браслетов по всему миру надеты на нарушителей закона.

В Великобритании специальные GPS-устройства контролируют осужденных. Они должны не только носить на теле электронный датчик, но и звонить в компанию, установившую этот датчик, пять раз в день.

Также им запрещено пользоваться компьютером и мобильным телефоном.

Правоохранительные органы США также широко применяют электронное наблюдение за преступниками. Приговоренные к небольшим срокам имеют право попросить у судьи заменить им тюремное заключение на «домашний арест» с ношением специальных GPS-браслетов.

— У нас в ЕАО таких браслетов пока нет, — говорит Елена МЕЛЬНИК (на снимке), старший инспектор по особым поручениям группы по руководству УИН  УФСИН по ЕАО. —  Но есть другие формы слежки.

Например, контрольные проверки и звонки. К осужденному  ограничением свободы в любое время могут прийти люди в форме.

Также и он сам должен в определенные часы звонить диспетчеру службы надзора и докладывать, где находится.

В ближайшее время  правительство РФ утвердит список устройств, которые будут применяться при надзоре осужденных на ограничение свободы. На сегодняшний день осужденных на ограничение свободы у нас в области нет.

Итак, ограничение свободы, как наказание, на мой взгляд, очень схоже с условным сроком, когда человек также работает, учится и раз в месяц ходит отмечаться в органы милиции.

Людям, находящимся под «домашним арестом», дается шанс исправиться, хотя  есть и вероятность того, что  они оступятся и  вновь начнут совершать преступления. Но, как считают правозащитники, таких граждан будет немного.

Например, в 2009 году из осужденных условно 2997 человек всего 116 вновь преступили закон, и  условное наказание им заменили реальным лишением свободы.

Введение наказания в виде ограничения свободы позволит существенно разгрузить переполненные российские тюрьмы, а государство  сможет уменьшить свои расходы.

  Однако снижаться численность населения колоний будет постепенно — понадобится время, чтобы судьи стали в полной мере применять ограничение свободы в виде наказания.

А как вы относитесь к введению «домашнего ареста»? — этот вопрос мы задали  жителям области.

 Галина Д., индивидуальный предприниматель:

— Я считаю, что появилась ещё одна лазейка для преступников, чтобы оказаться на свободе и уйти безнаказанными.

 Виктор Щ., пенсионер:

— Возможно, с появлением этого наказания наши тюрьмы станут чуть-чуть свободнее. Свобода, пусть даже и ограниченная, всё же лучше тюрьмы.

 Мария К., пенсионерка:

— Тюрьмы всегда были переполнены мелкими нарушителями, из которых там делают настоящих уголовников. Даже год «домашнего ареста»  намного лучше, чем  пять суток, проведенных в «обезьяннике».

 Ольга Т., продавец:

— Понимаете, выбор стоит между лишением свободы и ограничением свободы. Это очень большая разница. У многих людей появляется возможность, хоть и небольшая, избежать тюрьмы.

Екатерина П., студентка:

—  С этим законом меньше будут сидеть в тюрьмах. Ведь в большинстве случаев тюрьма не исправляет, а наоборот, многие там становятся жестокими и набираются «опыта» друг от друга.

Источник: http://www.gazetaeao.ru/luchshe-sidet-doma-chem-v-tyurme/

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть