8(800)350-83-64

борьба с бандитизмом в россии. что об этом говорится в ук рф?

Уголовно-правовые меры борьбы с бандитизмом как с российской, так и с зарубежной точек зрения

Борьба с бандитизмом в России. Что об этом говорится в УК РФ?

Введение 3

1 Понятие бандитизм 5

2 Отличие бандитизма от разбоя 15

Заключение 23

Глоссарий 25

Список использованных источников 27

Приложения 30

Введение

Выбранная тема «Бандитизм и его отличия от разбоя» весьма актуальна в наши дни, так как в настоящее время в мире происходят постоянные изменения стратегий и методов бандитизма, и изучение проблематики данного исследования по-прежнему несет актуальный характер.

Все­общая декларация прав человека провозглашает, что каждый человек имеет право на жизнь, свободу и личную неприкос­новенность. Эти положения воспроизводятся Конституцией Российской Федерации.

От­ветственность за преступления против жизни и здоровья предусматривается Уголовным Кодексом Российской Федерации. И, тем не менее, проблема создания бандитских формирований и бандитизма остается актуальной и требует дальнейшего изучения, объяснения и решения.

Отсюда вытекает констатация актуальности, практической значимости и злободневности темы данной курсовой работы.

Объект работы — система реализации Уголовного-правовые меры борьбы с бандитизмом.

Предмет исследования – частные вопросы деятельности системы Уголовно-правовые меры борьбы с бандитизмом.

Цель работы – изучение темы Уголовно-правовые меры борьбы с бандитизмом как с российской, так и с зарубежной точек зрения.

Поставленная цель определяет задачи исследования:

  • Определить понятия бандитизм и понятие уголовная политика;
  • Выявить основную проблему уголовно-правовых мер борьбы с бандитизмом в современных условиях;
  • Показать пути решения выявленных проблем и сделать расчет путей их решения уголовно-правовых мер борьбы с бандитизмом;
  • Провести и обозначить тенденции развития тематики уголовно-правовых мер борьбы с бандитизмом.

Бандитизм — одно из наиболее опасных преступлений, ответствен­ность за которое известна российскому уголовному законодательству с 1922 г.

УК РСФСР не раскрывал понятия банды, указывая только на признак вооруженности. Признаки бан­ды определялись наукой уголовного права. УК РФ 1996 г. указал следующие признаки банды: группа, т.

е. два или более лиц, устойчивость, вооруженность.

«Под бандой следует понимать организованную устойчивую вооружен­ную группу из двух или более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации.

Банда может быть создана и для совершения одного, но требующего тщательной подготовки нападения» (по­становление Пленума Верховного Суда РФ от 21 января 1997 г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм»).

«Банда признается вооруженной при наличии оружия хотя бы у одного из ее членов и осведомленности об этом других членов банды».

1 Понятие бандитизм

В последнее время в общей структуре преступности значительно возросла организованная преступность, одной из разновидностей которой является бандитизм. Он сопряжен с вооруженными нападениями на организации и граждан.

Последние особенно уязвимы, так как под угрозу ставится не только их собственность, но и жизнь.

Как показало выборочное изучение уголовных дел на лиц, осужденных за бандитизм, в 78% случаев бандитские нападения заканчивались убийством потерпевших, на счету отдельных банд их в среднем от пяти и более.

Активизация борьбы с бандитизмом началась после принятого 14 июня 1994г. Указа Президента Российской Федерации “О необходимых мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности”.

Как показало изучение практики применения Уголовного законодательства, не всегда правильно принимаются такие признаки состава бандитизма, как организация банды и руководство ею, участие в банде и участие в бандитских нападениях.

Недостаточно полно выясняется, какие именно действия совершил каждый участник банды, не устанавливаются лица, способствующие бандитской деятельности.

Допускаются ошибки в квалификации совершаемых бандой нападений по совокупности с иными деяниями, поскольку не все преступления, в которых приняла участие банда, охватываются понятием бандитизма.

Актуальность разработки данной проблемы объясняется также и тем, что за все время существования уголовной нормы о бандитизме не было принято ни одного специального постановления Верховного суда СССР или РСФСР, посвященного этому вопросу.

Только спустя 30 с лишним лет после принятия Уголовного кодекса РСФСР 1960г. было принято первое постановление Пленума Верховного суда РФ от 21 декабря 1993г.

, которое достаточно подробно проанализировало вопросы, связанные с квалификацией бандитизма и выработало обязательное для всех судов рекомендации.

С 1 января 1997г. в действие введен новый уголовный кодекс, в котором в ст.209 УК РФ более широко по сравнению с уголовным кодексом 1960г. установлены признаки бандитизма как общественно-опасного деяния.

Новая конструкция ответственности за бандитизм предусматривает в ч. 1 ст. 209 УК РФ ответственность за организацию и руководство бандой, в ч. 2 ст. 209 УК РФ – за участие в банде и в совершаемых ею нападениях.

Часть 3 ст. 209 УК РФ является квалификационным составом по отношению к двум первым и устанавливает ответственность за действия, перечисленные в частях 1 и 2 ст.

209 УК РФ, совершенные с использованием служебного положения.

С учетом положений Нового Уголовного законодательства Пленум верховного суда РФ принял постановление №1 от 17 января 1997г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм», которым следует руководствоваться в своей деятельности правоохранительным органам.

В истории Уголовного законодательства бандитизм рассматривался как преступление государственное, т.е. одно из особо опасных преступлений, посягающих на основы государственного управления в области охраны общественной безопасности и правопорядка.

Впервые о бандитизме говорилось как о преступлении в Декрете СНК РСФСР от 20 июля 1918г. «О суде». Декретом ВЦИК от 20 июня 1919г.

«Об изъятиях из общей подсудности в местностях, объявленных на военном положении» бандитизм определяется как «участие в шайке, составившейся для убийств, разбоя и грабежей, пособничество и укрывательство такой шайки».

Впоследствии уголовная ответственность за бандитизм была предусмотрена в ст.

76 УК РСФСР, в которой бандитизм определялся как «организация и участие в бандах и организуемых бандами разбойных нападениях и ограблениях, налетах на советские и частные учреждения и отдельных граждан, остановки поездов и разрушение железнодорожных путей, безразлично, сопровождались ли эти нападения убийствами и ограблениями или не сопровождались».

Наказание за перечисленные в ст. 76 УК РФ действия устанавливалось в виде расстрела с конфискацией всего имущества. Снижение наказания допускалось на срок не ниже 3 лет лишения свободы со строгой изоляцией и конфискацией имущества только при наличии смягчающих обстоятельств.

Пособничество банде и укрывательство ее членов и банды в целом, а также сокрытие добытого и следов преступной деятельности наказывалось наравне с бандитизмом. Снижение наказания допускалось на срок не ниже 2 лет лишения свободы со строгой изоляцией и конфискацией имущества.

Такая столь чрезмерная трактовка позволяла карающим органам применять максимальное наказание вплоть до расстрела за деяния, угрожающие существованию и нормальному функционированию нового общественного строя.

Уголовный кодекс 1926г. оставил норму о бандитизме без изменений (ст. 59-3 УК РФ). В 1927г. было принято положение, которое устанавливало уголовную ответственность за бандитизм в несколько измененном виде. Ст.

59-3 УК РФ приобрела следующий вид: «бандитизм, т.е.

организация вооруженных банд и участие в них и в организуемых ими нападениях на советские и частные учреждения или отдельных граждан, остановка поездов и разрушение железнодорожных путей и иных средств сообщений и связи». Эта норма просуществовала, без каких бы то ни было изменений, вплоть до принятия нового Закона об уголовной ответственности за государственные преступления.

Однако в военные и послевоенные годы широкая трактовка бандитизма вновь возобладала в правоприменительной практике.

Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что в системе НКВД и затем МГБ СССР было создано главное управление по борьбе с бандитизмом (ГУПБ).

Наиболее широкая практика применения этой статьи имела место в борьбе с вооруженными формированиями ОУН в Западной Украине и Прибалтике.

УК РФ в ст. 77 предусмотрел уголовную ответственность за бандитизм в редакции ст. 14 «Закона об уголовной ответственности за государственные преступления».

В этой норме бандитизм определялся как «организация вооруженных банд с целью нападения на государственные, общественные учреждения или предприятия либо на отдельных лиц, а равно участие в таких бандах и в совершаемых ими нападениях». Новая конструкция ст.

77 УК РФ стала более четкой в плане ограничения данного вида преступной деятельности от иных организованных форм. В ней четко оговаривалась цель, с которой создается вооруженная банда для совершения нападений, а не хулиганства или кражи.

Аналогия в новом уголовном законодательстве была отменена, и по ст.77 УК РФ квалифицировались только те деяния, которые обладали всеми признаками преступления, описанного в законе.

Как видно из характеристики исторического развития бандитизма, криминализация составляющих его деяний с самого начала образования советского государства и до наших дней объяснялось той высокой степенью общественной опасности, которая в нем заключалась.

Первоначально бандитские действия были опасны не столько тем, что реально они выливались в незаконное завладение имуществом, но прежде всего тем, что на фоне противостояния значительной части общества новому общественному и государственному строю и несогласия с проводимой социальной политикой, они являлись лишним доказательством неспособности нового государства построить справедливое общество и обезопасить его членов. Недаром в первые годы советской власти это преступление было объявлено государственным, хотя такая цель в диспозиции нормы не укладывалась, а сформулированные в ней действия по своему характеру выступали как относящиеся к числу корыстно-насильственных общеуголовных преступлений.

С затуханием классовой борьбы эти качества данного преступления вышли на первый план, однако, по традиции бандитизм оставался в главе о государственных преступлениях.

Глубокое изучение проблем организованности бандитизма позволили выявить и закрепить в науке Уголовного права такие существенные признаки бандитизма как устойчивость, законспирированный характер этого вида деятельности, вовлечение в нее значительного числа лиц, в том числе использующих свое служебное положение, облегчающее совершение преступлений, тщательное планирование, наличие круга лиц, укрывающих банду и похищенное. Бандитизм претерпел значительную эволюцию в своем развитии, постепенно переродившись из контрреволюционного преступления, посягающего на основы государственного устройства, советскую власть в тяжкое, корыстно-насильственное преступление.

Бандитизм не посягает на основы государственного и общественного устройства, его устои, поэтому его нельзя назвать государственным преступлением.

Как показывает изучении судебной практики последних лет, бандитизм всегда совершается с целью незаконного завладения имуществом, чем причиняет вред общественным отношениям, возникающим по поводу сохранности и нормального функционирования различных видов собственности, плюс общественным отношениям, направленным на охрану личной физической неприкосновенности личности, ее права на жизнь.

Видимо, правильнее было бы поместить бандитизм вследствие его корыстной направленности в главу о преступлениях против собственности.

Новый УК 1996г. в ст. 35 УК дословно повторил положения ст. 17-1 УК РФ относительно организованной группы, т.е.

она определяется как “устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений” (Ст. 17-1 была введена в УК РФ). Законом РФ от 1 июля 1994г.

о внесении изменений и дополнений в УК РФ.

Организованная группа как устойчивое образование, в качестве квалифицирующего признака была включена во многие составы преступлений, в том числе и в те из разряда насильственно-корыстных, которые составляли как бы основание той пирамиды, вершиной которой является бандитизм).

Одним из принципиальных положений Общей части УК РФ является требование обязательной индивидуализации Уголовного наказания лиц, совершивших преступление, особенно это касается преступлений, совершаемых в соучастии.

Поэтому судебные органы, выполняя данное положение закона, всегда были обязаны устанавливать степень участия лица в банде и в совершаемых ею нападениях, его значимость в данной преступной организации.

Чтобы придать указанному требованию еще более обязательный характер, законодатель в новом УК РФ предусмотрел дифференцированную уголовную ответственность за бандитизм в зависимости от характера и степени участия каждого конкретного субъекта в преступной деятельности банды.

Источник: http://works.doklad.ru/view/cho02pQD2go.html

Если у вас остались вопросы позвоните нам или задайте их нашему юристу в поле ниже и получите бесплатную консультацию.

Уголовная ответственность за бандитизм

Уголовная ответственность за бандитизмВведение Преступления против общественной безопасности образуют систему деяний, которые посягают на различные сферы общественной безопасности и нарушают различные общественные отношения, охраняемые уголовным правом.

Одним из видов преступлений против общественной безопасности, создающих угрозу безопасности неопределенному кругу лиц, нарушающих деятельность органов управления, обеспечивающих общественную безопасность, является бандитизм.

Бандитизм в его различных формах — это чрезвычайно опасное преступление, известное в России с древних времен. Состав данного преступления предусматривался и в ранее действовавших Уголовных кодексах: (ст. 59) УК РСФСР – 1926г, (ст. 77)- 1960 г. В УК РФ бандитизм предусмотрен ст.

209, которая состоит из трех частей: В ч. 1 предусматривается ответственность за создание устойчивой вооруженной группы (банды), целью которой является нападения на граждан или организации, а равно руководства такой группой (бандой). В ч.

2 предусматривается ответственность за участие в банде или в нападениях, совершаемых ею. Часть 3 раскрывает определение специального квалифицированного вида данного преступления.

Актуальность темы данной курсовой работы обусловлена тем, что за последние годы в связи с общим ростом преступности увеличилось и число банд, создаваемых с целью совершения различных преступлений. Цель курсовой работы — определить характеристику бандитизма.

Исходя из цели работы решим следующие задачи: — рассмотреть объект и объективную сторону бандитизма; — раскрыть субъект и субъективную сторону бандитизма; — дать понятие квалифицированному виду бандитизма; — рассмотреть сходства и отличия бандитизма от других преступлений.

Структура работы следующая – курсовая включает в себя: введение, четыре главы, заключение и список использованной литературы. Первая и вторая главы целиком посвящены составу преступления. Третья глава раскрывает квалифицированный вид преступления.

В главе  четвертой бандитизм сравнивается с иными составами преступлений, такими как разбой, организация незаконного вооруженного формирования и других.

При написании курсовой работы использовались различные источники: Учебники по Особенной части Уголовного права таких авторов, как Козаченко И.Я., Кудрявцев В.Н., Рарог А.И., Незнамов З.А., Уголовный кодекс РФ и комментарии к нему, Федеральные законы, Постановления Пленума Верховного Суда РФ и др.

Глава 1. Вопросы истории развития уголовной ответственности за бандитизм

В истории уголовного законодательства бандитизм рассматривался как преступление государственное, т.е. одно из особо опасных преступлений, посягающих на основы государственного управления в области охраны общественной безопасности и правопорядка.

Совершение преступления группой, а, тем более, вооруженной группой, всегда считалось тяжким преступлением. В самых первых законодательных актах Древней Руси уже были определены особенности ответственности за совершение такого рода преступлений. Так, в ст.ст.

41, 42, 43 » Русской Правды» (Пространная редакция -начало XI века) говорится о распределении материального взыскания с каждого из воров, «если же крало вместе несколько воров» («.-..ежели воров было много»). Титов Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России. — М.

: Инфра-М, 2005. С.14-15 В последней трети XV в. — начале XVI в. ко времени первоначального капиталистического накопления в России стали появляться первые воровские организации, ив» «Соборном Уложении » (1649 г.

) понятие соучастия было более конкретизировано, вводится понятие «скопа» (например, ст.198 Соборного Уложения). Там же. С.

58 Позднейшее дореволюционное законодательство России (Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года, Уголовное уложение 1903 года) не содержало понятий «банды», «группы».

Для обозначения групповых преступлений употреблялись такие понятия, как «шайка», «злонамеренная шайка», «сообщество» — ст.82 Уложения устанавливала ответственность за участие «в шайке, составившейся для учинения нескольких тяжких преступлений». Титов Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России. — М.: Инфра-М, 2005. С.89

Долгое время считалось, что в советском обществе нет и не может быть бандитизма, поэтому число лиц, привлекаемых за бандитизм, было крайне незначительным.

Этому способствовали в какой-то степени и недостаточная подготовленность работников правоохранительных органов к применению нормы о бандитизме в силу сложности данного преступления, неразработанности признаков состава бандитизма, в результате чего отдельная часть бандитских нападений квалифицировалась как разбойные нападения.

Впервые о бандитизме в советском государстве говорилось как о преступлении в Декрете СНК РСФСР от 20 июля 1918г. «О суде» Альтшуль Ю.В., Гусев Л.Н. Суд и правосудие в СССР. Комментированный нормативный материал: Учебное пособие. Вып. 1. — Казань, 2004. С .17..

Декретом ВЦИК от 20 июня 1919г. «Об изъятиях из общей подсудности в местностях, объявленных на военном положении» Там же. С. 35. бандитизм определяется как «участие в шайке, составившейся для убийств, разбоя и грабежей, пособничество и укрывательство такой шайки».

Уголовная ответственность за бандитизм впервые была предусмотрена в ст.

76 УК РСФСР (1922 года), в которой бандитизм определялся как «организация и участие в бандах и организуемых бандами разбойных нападениях и ограблениях, налетах на советские и частные учреждения и отдельных граждан, остановки поездов и разрушение железнодорожных путей, безразлично, сопровождались ли эти нападения убийствами и ограблениями или не сопровождались» Колотова Н. В. Российское государство и право на рубеже тысячелетий // Государство и право. 2000. №7. С.15.

Наказание за перечисленные в ст. 76 УК РСФСР действия устанавливалось в виде расстрела с конфискацией всего имущества.

Снижение наказания допускалось на срок не ниже 3 лет лишения свободы со строгой изоляцией и конфискацией имущества только при наличии смягчающих обстоятельств.

Пособничество банде и укрывательство ее членов и банды в целом, а также сокрытие добытого и следов преступной деятельности наказывалось наравне с бандитизмом. Снижение наказания допускалось на срок не ниже 2 лет лишения свободы со строгой изоляцией и конфискацией имущества.

Такая столь чрезмерная трактовка позволяла карающим органам применять максимальное наказание вплоть до расстрела за деяния, угрожающие существованию и нормальному функционированию нового общественного строя.

Источник: http://refleader.ru/rnapolqasqas.html

Если у вас остались вопросы позвоните нам или задайте их нашему юристу в поле ниже и получите бесплатную консультацию.

Предупреждение бандитизма в современных условиях

Предупреждение бандитизма в современных условиях

В условиях начала нового тысячелетия вопрос совершенствования практики борьбы с бандитизмом по-прежнему остается актуальным. В настоящее время посяга-тельства, ответственность за которые предусмотрена ст.

209 УК РФ, остаются одними из наиболее опасных преступлений против общественной безопасности. Повышенная общественная опасность нападений, совершаемых в составе банд, является очевидной. Равнозначно опасными являются нападения как на граждан, так и на организации.

Совершение подобных противоправных деяний не только причиняет вред безопасным условиям жизни общества в целом, но и создает угрозу причинения вреда жизни и здоровью граждан, наносит ущерб имуществу, препятствует нормальной деятельности организаций.

С этим соглашается ряд ученых, отмечая, что создание вооруженных банд и участие их членов в нападениях характеризуется одним серьезным признаком, который значительно усиливает степень общественной опасности данного преступления, – это готовность членов банды (осознание данного обстоятельства) совершить в ходе бандитских нападений любое преступление, их одержимость при выполнении поставленных задач, сплоченность. Все эти качества, вместе взятые и каждое в отдельности, не характеризуют ни одну из группировок, организовавшихся для совершения разбоя, корыстного убийства, вымогательства и других опасных преступлений[1]. Это подтверждается законодателем, отнесшим данное преступление к категории особо тяжких.

Особая опасность бандитизма заключается еще и в том, что он представляет собой проявление организованной преступности.

Ученые-криминологи особо выделяют его среди составов преступлений, наиболее характерных для организованной преступной деятельности, иными словами, таких преступлений, совершение которых практически всегда сопряжено со значительной организационной работой, предполагающей включение в процесс большого числа лиц[2]. Таким образом, бандитизм – это не преступление, которое совершается от случая к случаю, а служит элементом профессиональной преступной деятельности.

О тенденции развития бандитизма свидетельствуют его количественные показатели в Российской Федерации в период с 1997-2007 гг.

Следует отметить, что в практической деятельности правоохранительных органов рассматриваемое преступле-ние встречается крайне редко. В общей массе регистрируемых преступлений число фактов бандитизма составляет незначительный процент (менее одного).

По сведениям ГИАЦ МВД России в 1997 г. всего было зарегистрировано 374 преступления по ст. 209 УК РФ. Статистические данные свидетельствуют, что в 1998 г. начался интенсивный рост зарегистрированных фактов бандитизма и в сравнении с 1997 г.

составил +37,2% (зарегистрировано 513 фактов).

При этом следует отметить, что наибольшее количество этих преступлений было зарегистрировано в городах Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирской, Ростовской, Кемеровской областях и в некоторых других субъектах Российской Федерации. На Северном Кавказе в этот период был зарегистрирован 71 факт бандитизма (+4,4%), что составило 13,8% от всех преступлений этой категории.

В 1999 г. продолжилось нарастание криминальной активности участников банд. Число фактов бандитизма возросло еще на 1,9% (зарегистрировано 523 преступления).

Резко увеличилось число банд и совершенных ими преступлений в Республике Мордовия, Красноярском и Приморском краях, а также в Калининградской, Кировской, Пермской, Томской, Читинской областях.

Следует также отметить, что наибольшее количество фактов бандитизма в 1999 году зарегистрировано в г. Москве (36), Приморском крае (36), Московской области (22), Пермской области (22) и Алтайском крае (18).

В указанных пяти субъектах Российской Федерации выявлена почти треть всех фактов бандитизма в стране.

В следующий период, начиная с 2000 года, количество рассматриваемых преступлений снижалось. Так, их число в 2000 г. составило 513, темпы прироста к аналогичному периоду прошлого года (АППГ) -1,9%; в 2001 г. – 465 (-9,4% к АППГ); в 2002 г. – 404 (-13,1% к АППГ).

В 2003-2004 гг. отмечено увеличение показателей, отражающих состояние борьбы с бандитизмом. В 2003 г. общее количество данных преступлений несколько выросло и составило – 454 (+12,4 % к АППГ). В 2004 г. число зарегистрированных преступлений увеличилось на 15% и составило 522.

В 2005-2007 гг. вновь наблюдается незначительное снижение числа зарегистрированных фактов бандитизма. Так, в 2005 г. зарегистрировано 473 факта бандитизма (-9,4% к АППГ).

Однако в Республиках Калмыкия, Карелия, Коми, Тыва, Чувашия, Хакасия, Калининградской, Камчатской, Магаданской, Омской Пермской областях за 2005 год не было выявлено ни одного факта бандитизма.

При этом следует учитывать, что часть из вышеуказанных субъектов Российской Федерации в рассматриваемый период была отнесена к числу регионов с наибольшими темпами прироста количества зарегистрированных преступлений, совершенных с применением оружия, в частности, Республика Коми +39,5%; Магаданская область +240%; Омская область +39,4%. В 2006 г. количество зарегистрированных преступлений данной категории снизилось до 432 (-8,7% к АППГ), а в 2007 г. – до 348 (-19,4% к АППГ).

Таким образом, при низком удельном весе бандитизма в составе регистрируемой преступности является очевидным, что его латентность достаточно велика. И как нам думается, латентность данного преступления вызвана организованным его характером.

Рассматриваемое преступление составляет лишь часть преступности против общественной безопасности. В то же время оно весьма специфично по своему характеру, субъектам, целям, преступной мотивации и другим признакам.

Как нам представляется, что в борьбе с бандитизмом уголовное законодательство призвано сыграть наиважнейшую роль. Однако использование понятия банда на практике вызывает определенные трудности.

В российском уголовном законодательстве банда определяется как устойчивая вооруженная группа.

Применение данного определения связано с некоторыми проблемами нормативного, теоретического и практического характера.

Оно неразрывно связано с такими понятиями как «соучастие», «организованная группа», «устойчивость» и «вооруженность».

В статье 35 УК РФ указаны четыре формы соучастия, одна из которых представляет особую опасность – организованная группа. В соответствии с ч.3 ст.

35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. По мнению А.А.

Мухина, структурно оформленной является организованная группа – одна или несколько объединенных преступных групп, в которых четко распределены обязанности между её членами (например, бандитские).

Кроме того, такие группы служат средством реализации их членами своих понятий о «воровской чести» и уголовном профессионализме[3].

Одним из признаков банды законодатель выделил устойчивость.

В теории уголовного права такой оценочный признак как устойчивость характеризуется наличием организатора (который создает группу, подбирая соучастников, распределяя роли, устанавливая дисциплину и т.п.

) и руководителя группы (который обеспечивает целенаправленную и спланированную деятельность как группы в целом, так и каждого участника).

Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении № 1 от 17 января 1997 года «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» понимает под бандой «организованную устойчивую вооруженную группу из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации. От иных организованных групп банда отличается своей вооруженностью и своими преступными целями — совершение нападений на граждан и организации»[4]. Далее отмечается, что «об устойчивости банды могут свидетельствовать, в частности, такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений»[5]. К сожале-нию, Пленум Верховного Суда РФ не дал исчерпывающего перечня признаков, которые могли бы в полной мере охарактеризовать устойчивость организованной группы.

Конструктивным признаком объективной стороны бандитизма выступает нападение.

Учитывая отсутствие нормативного закрепления каких-либо конкретных целей планируемых и совершаемых членами банды нападений, следует отметить их корыстную направленность. Представляется правильным мнение П.В.

Агапова, считающего, что банды создаются для неоднократных нападений на граждан или организации с целью завладения имуществом[6]. С ним соглашается С. А. Солодовников, отмечая, что мотивы бандитизма почти во всех случаях корыстные[7].

Признавая, что целями бандитских нападений являются различные материальные интересы, Д.П. Сопов подразумевает под ними завладение имуществом, оружием, наркотиками; запугивание, рэкет и т.п.[8].

В юридической литературе отмечается, что рассматриваемое преступление всегда связывалось с групповым вооруженным нападением[9]. Основу вооружения банд, как правило, составляет огнестрельное оружие.

Банды с многоуровневой системой руководства обладают большим арсеналом оружия, патронов к нему, а также взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Например, банда Перфильева, действовавшая на территории Самары с января 2004 года по июль 2005 года, имела на вооружении автоматический пистолет-пулемет, автоматы АК, ружье ИЖ, три тротиловые шашки, три электродетонатора, несколько самодельных взрывных устройств, патроны различного калибра. Таким образом, готовность участников банды применить имеющееся оружие в нападениях на граждан или организации делает банду одной из опаснейших форм проявления организованной преступности.

В заключении хотелось бы отметить, что правильно применяемые на практике нормы ст. 209 УК РФ играют важную роль в организации борьбы с бандитизмом. Однако, по свидетельству практики, одной из основных остается проблема квалификации данных преступлений.

Так, по материалам судебной практики Верховного Суда РФ после задержания нескольких участников организованной преступной группы М., П., А. и Г. решили организовать свою устойчивую организованную группу в целях нападения на граждан.

Осужденный Г-кий был привлечен указанными лицами к участию в банде и хранил у себя в доме огнестрельное охотничье ружье, из которого изготовил обрез. Приговором суда Г-кий признан виновным и осужден по ч.ч.1 и 2 ст.

209 УК РФ как организатор и участник банды и другим составам преступлений. Надзорная инстанция исключила из приговора суда осуждение Г-кого за организацию банды, на том основании, что по смыслу ч. 1 ст.

209 УК РФ под организацией банды понимаются любые действия, результатом которых стало создание устойчивой вооруженной группы в целях совершения нападений на граждан.

Они могут выражаться в сговоре на организацию банды, подыскании соучастников, приобретении оружия, разработке планов и т.д. Между тем, от точной квалификации действий участников банды зависит возможность и эффективность доказывания бандитизма.

 Краснова К.А. 

Примечания:

[1] Мельникова Ю.Б., Устинова Т.Д. Некоторые вопросы уголовной ответственности за бандитизм // Насильственные преступления: природа, расследование, предупреждение: Сборник научных трудов. – М., 1994. – С. 68.

[2] Долгова А.И., Евланова О.А. Методика анализа организованной преступности. – М., 2005.  – С. 57 – 58.

[3] Мухин А.А. Российская организованная преступность и власть. История взаимоотношений. – М., 2003. – С.8.

[4] Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. – 1997. – № 3. – С.2.

[5] Там же. – С.2.

[6] Агапов П.В. Бандитизм: социально-политическое, криминологическое и уголовно-правовое исследование: Монография / Под ред. д.ю.н., проф. Н.А. Лопашенко. Саратов, 2002. – С. 27.

[7] Солодовников С.А. Разбойные нападения и сопряженные с ними преступления // Антитеррор. – 2003. – № 1. –  С.25.

[8] Сопов Д.В. Уголовная ответственность за терроризм: проблемы квалификации. Дис. … канд. юрид. наук. М., 2004.  –  С. 155.

[9] Нагаева Т.И. Уголовно-правовая оценка нападения: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2005. – С. 17.

Источник: http://vrnbiz.ru/preduprezhdenie-banditizma-v-sovremennyx-usloviyax

Если у вас остались вопросы позвоните нам или задайте их нашему юристу в поле ниже и получите бесплатную консультацию.

Партия власти предлагает законодательные меры для борьбы с АУЕ

https://www.znak.

com/2017-09-27/partiya_vlasti_predlagaet_zakonodatelnye_mery_dlya_borby_s_aueКадр

Патриотическая платформа «Единой России» под председательством депутата Госдумы Дмитрия Саблина проведет в четверг рабочую встречу на тему «Декриминализация подростковой среды». В распоряжении Znak.com оказался ряд материалов и предложений, которые должны быть озвучены на этой встрече. Среди них предложения по усилению антиэкстремистского законодательства. Однако есть и предложение смягчить ответственность для молодых людей в возрасте 14–30 лет, впервые задержанных с наркотиками. 

В том числе единороссы обсудят неформальное движение АУЕ («Арестантский уклад един» или «Арестантско-уркаганское единство»), получившее распространение в ряде регионов. Движение пропагандирует жизнь «по воровским понятиям», в соцсетях есть много популярных пабликов, посвященных этой теме.

Вместе с тем собеседник в нижней палате парламента отмечает, что «первым правилом борьбы с АУЕ» является «не говорить об АУЕ», потому что «чем больше рекламы мы даем, тем сложнее бороться с проявлениями криминализации в молодежной среде». «Упоминания в СМИ относительно движения АУЕ, даже в контексте декриминализации подростковой среды, являются негативным фоном для борьбы с этим», — считает он.

На заседании речь пойдет о возможных изменениях в законодательстве, рассказывает один из участников. Есть две группы предложений: ужесточающие и либерализующие.

Первые связаны с расширением антиэкстремистского законодательства.

«Необходимо расширить определение деятельности, относящейся к экстремистской, включив в Федеральный закон „О противодействии экстремистской деятельности“ идеологию АУЕ, пропаганду создания „воровской“ власти как антипода органам государственной власти, применение на территории РФ иных законов („понятий“), противоречащих законодательным актам РФ», — гласит одно из предложений.

Другое предложение — расширить применение статьи 239 УК РФ «Создание некоммерческой организации, посягающей на личность и права граждан».

Сейчас под эту статью подпадает создание религиозного или общественного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью, а равно руководство таким объединением.

Предлагается расширить сферу применения данной статьи, добавив к некоммерческой организации движение, посягающее на личность и права граждан.

«„Арестантско-уркаганское единство“ (АУЕ) по ряду признаков является именно движением с собственной идеологий, символикой, лозунгами и т. д., а также в рамках формирования фонда помощи заключенным (т.н. „общак“) используются средства принуждения, в т. ч. насилие над детьми», — говорится в документе.

Еще одно предложение ужесточительного характера — дополнить статью 10 федерального закона от «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», запретив, кроме распространения информации, направленной на пропаганду войны, разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти и вражды, также распространение информации, пропагандирующей совершение противоправных действий среди детей и подростков.

Предложения либерализующего характера относятся, как ни удивительно, к антинаркотическому законодательству.

Они касаются статей УК 228 «Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических веществ или их аналогов» и 228.

1 «Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные сбыт или пересылка растений, содержащих наркотические вещества».

В записке, сопровождающей предложение по изменению законодательства, указано, что нередко уголовные дела против молодых людей, у которых нашли наркотики, заводят по статье 228.1, хотя сбыт или продажа не доказаны.

Предлагается предусмотреть вариант однократного освобождения от уголовной ответственности молодых людей в возрасте от 14 до 30 лет, впервые совершивших преступление по статье 228.

Вместо этого для молодых людей на первый раз предлагается органичиться штрафами, обязательными работами, «воспитательными мерами принудительного воздействия».

В случае наличия у совершившего преступления диагноза наркомании рекомендуется предусмотреть обязательное прохождение лечения от наркомании и медицинскую и (или) социальную реабилитацию.

«Цель — профилактика преступлений и сохранение каждого молодого человека для общества.

Запись о судимости может повлечь за собой множество негативных побочных последствий, оказывая негативное влияние на возможности получить работу, образование, дом и завести семью.

Принятие рассматриваемого законопроекта повлечет соблюдение конституционных принципов уважения достоинства личности, гуманизма, справедливости, законности», — говорится в предложении, поступившем в рабочую группу.

Эксперты отмечают, что, хотя проблему криминализации молодежи, особенно в удаленных от столицы регионах, решать надо, важнее всего бороться с ее первопричиной — бедностью населения.

Член Совета директоров Экспертного института социальных исследований Глеб Кузнецов отмечает, что криминальные молодежные субкультуры распространяются в определенных средах. «Питательный субстрат таких субкультур — бедность.

Борьба с бедностью — это лучший способ борьбы с молодежными криминальными группировками. У нас обычно, как только что-то в стране происходит, сразу ужесточают антиэкстремистское законодательство. Но мне кажется важным, чтобы возникло понимание недопустимости пропаганды таких идей.

Например, если боксер выходит на ринг и кричит подобные вещи, он не должен никогда больше выйти на ринг в профессиональном боксе. Также мне кажется, что борьба с криминализацией молодежной среды относится к сфере ведения правоохранительных органов.

Субкультура „Арестантский уклад един“ — это субкультура подчинения не законам Российской Федерации, а „воровскому уставу“, а значит, правоохранительные органы должны навести в этой сфере порядок, понять, почему идет расширение этой среды, ее информационная экспансия.

Для пресечения распространения этой субкультуры вполне достаточно действующего законодательства», — считает Кузнецов.

Озабоченность единороссов проблемой криминализации молодежной среды понятна.

Молодежь может снова сделать модной криминальную романтику, тем более что массовая культура этому способствует, считает глава Политической экспертной группы Константин Калачев. «Криминалитет видит в молодежи дешевый ресурс.

Профилактика криминализации молодежи необходима. Хотя, когда печень отвалилась, уже не до „Боржоми“. Федеральные телеканалы своими бандитскими сериалами тоже немало поспособствовали. Законодательные меры нужны.

Вопрос только — какие?  — рассуждает Калачев.

— Что касается культурной политики, то, чтобы криминальная романтика не захватила молодежь, должна быть соответствующая культурная и общественная среда, возможность реализовать себя в общественно полезных или просто интересных делах. Я уж не говорю про социально-экономические условия: бедность — друг преступности. Так что проблему надо решать комплексно. Просто запретить АУЕ недостаточно. Тем более что запретный плод сладок», — считает Калачев.

Политолог Аббас Галлямов говорит, что не уверен в массовом характере проблемы, однако считает, что ее постановка в повестку точно сработает на власть.

«Боязнь очередной „волны криминального беспредела“ гарантированно приведет к росту спроса на „сильную руку“ и консолидацию вокруг государства. Самой актуальной вновь окажется потребность в безопасности, а не развитии, росте уровня жизни, обновлении, самореализации и т.д», — отмечает Галлямов.

Глава Центра политической экспертизы Павел Данилин считает, что проблема криминализации молодежной среды в провинции стоит острее, чем в крупных городах, так как там она усугубляется из-за низких доходов населения.

«Мне кажется, первопричиной этой проблемы являются факторы социально-экономического характера.

При этом внимание к росту молодежного криминала должно быть повышенным, хотя большинство экспертов, живущих в Москве, с этим явлением не сталкивались и, возможно, мы преувеличиваем или преуменьшаем объем проблемы. Но проблемой надо заниматься последовательно, как и молодежью в целом», — считает Данилин. 

Он полагает, что статья 282 УК РФ в нынешнем виде является вредной, так как часто используется избирательно и несправедливо. «Мне кажется, есть статьи Уголовного кодекса, которые относятся к борьбе с преступностью в целом.

Группировка, занимающаяся грабежами с идеологическими целями, ничем не лучше и не хуже группировки, которая грабит с целью обогащения.

Мне кажется выделение экстремизма в отдельное преступление спорной идеей, в которой есть много подводных камней, а для борьбы с молодежной преступностью можно действовать в рамках других статей УК РФ», — считает эксперт.

К участию в рабочей встрече приглашена специальный корреспондент издания «Комсомольская правда» Ульяна Скойбеда.

«Проблему я считаю существовавшей всегда, всегда воры подбирали себе смену, и из кого — из тех же неблагополучных, детей пьяниц, хулиганов: рассказывали им о мужском воровском братстве, а потом вели грабить ларек.

Сейчас эта проблема обострилась, потому что ухудшилась социальная ситуация. Вернулись реалии 90-х. Это не самая болезненная проблема, врать не буду, но она важна тоже, а в некоторых регионах, таких как Чита, она стоит на первом месте.

Решать ее можно только социальными методами: повышать пособия, потому что дети малообеспеченных автоматически попадают в группу риска, налаживать социальные лифты.

В поселках, в которых я побывала, нет ни работы, ни клубов, и даже школы в аварийном состоянии. АУЕ в данном случае — форма протеста. Нужен механизм перераспределения благ от богатых к бедным. Богатым неплохо бы поделиться с народом», — считает Скойбеда.

Источник: https://www.znak.com/2017-09-27/partiya_vlasti_predlagaet_zakonodatelnye_mery_dlya_borby_s_aue

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть